В условиях новых информационных вызовов, стоящих перед нашей профессией сегодня, вопросы развития медийного образования, формирования соответствующих времени компетенций обучающихся являются важной государственной задачей, в том числе и с учетом настоящей информационной войны, которая объявлена в отношении нашей страны.

Однако многие вузы, сохраняя традиции советских времен, пичкают своих студентов теорией, а большинство преподавательского состава - люди, которые в профессии никогда не были, но при этом пытаются воспитывать будущих журналистов и специалистов в области связей с общественностью.

Понимая вместе с тем интерес студентов к практикам, некоторые вузы стараются привлекать на работу людей, состоявшихся в профессии.

И вот здесь в очередной раз на наших глазах «пробивается дно»: законодательство в сфере образования у нас теперь «закручено» так, что практикам преподавать… стало невыгодно.

Да, одна из основных проблем - низкая зарплата, в то время как человек тратит силы на подготовку к парам, отвлекается от основной работы. Впрочем, деньги за преподавание для работающего профессионала не главное. Были и другие стимулирующие моменты. И тут оказывается, что и последние оставшиеся - так называемый статус - уничтожили. Раньше практикам давали на кафедрах достойные их ученые звания, однако наше государство ужесточило требования, и теперь это стало невозможным.

Например, главный редактор федерального СМИ числился доцентом на кафедре, иногда даже профессором, а сейчас его переводят в… старшие преподаватели. «Не можем!» - разводят руками работники вузов. Мол, без соответствующей степени нельзя. То есть человека, создавшего и руководящего большим медиахолдингом, на кафедре приравняли теперь к девочке, которая в прошлом году окончила вуз, коллеги по работе в вузе станут одинаковыми старшими преподавателями. Это ли не издевка?..

Кстати, оговорюсь сразу, чтобы никто не понял меня неправильно: я и кандидат наук, и ваковский доцент, речь не обо мне, в целом о новом витке кризиса в медиа­образовании.

Хотя на себе я тоже эти новшества испытал: когда-то был профессором на ряде кафедр, теперь понизили до доцента. Ректор вуза был «за», но не смог сломить сопротивление своей кадровой службы. Сказали, нельзя. Документ, правда, не показали, так я и не понял, кто автор этой новой запретительной инициативы…

Подведем итоги: труд оплачивается слабо, статус снижается, стимула нет. В голове сразу всплывает фраза Павла Николаевича Милюкова: «Что это - глупость или измена?»

Таким образом, власть как бы дает понять, что она не заинтересована в людях, которые занимались бы, как бы это громко ни прозвучало, формированием идеологии. И отдает это на откуп рынку, который якобы сам все отрегулирует, как нам известно из перестроечных штампов 1990‑х годов.

Он и регулирует, да так, что потом зачастую приходится в ручном режиме отруливать пиар-ляпы ряда органов исполнительной власти, которые из благих побуждений пытаются принимать те или иные решения, но не утруждают себя попытками ни подготовить общественное мнение, ни грамотно разъяснить, что они хотят сказать или сделать. И в таком случае остается лишь бить по хвостам.

Кто будет готовить журналистов нового времени? Кто (и, главное, зачем и для чего) будет тратить время и силы на системную работу по обучению медиапрофессионалов?

Фокусирование исключительно на теории приводит к тому, что недостаточной порой оказывается квалификация пиар-специалистов в органах власти, нет людей, которые знают, как выстраивать отношения с новыми медиа, как работать на этой площадке с теми, кто уже даже и не представляет себе, что существуют иные каналы коммуникации.


Об авторе:

Александр Малькевич - председатель Комиссии по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Общественной палаты Российской Федерации