«Звериный доктор»
Владимир Викторович Клетченко родом из Оренбуржья, где родился и вырос, жизнь завела их с супругой в Сибирь. Попали по распределению после окончания сельхозинститута. Оба ветеринары. Дипломы без единой четверки. В поселке Пушном остановились. Здесь как-то побывал по служебной надобности молодой «звериный доктор». Понравилось, применение себе увидел. Не ошибся. Живут по сей день. Три с лишним десятилетия.
Все это время превратившийся в веселого, прямолинейного, харизматичного мужчину мальчик Вова идет путем семейных тайн и открытий. В этом сильно помогает феноменальная память. Наверное, нет в истории даты, события, личности, которых не помнит энциклопедически мыслящий Клетченко. Стоит ли говорить о родных по крови! Каждая из судеб в подробностях прямо в сердце.
Понемногу, исподволь принялся собирать собственную родословную. Пока живы были старшие представители поколений - много беседовал. Сопоставлял, анализировал. Записывать не требовалось: такая голова лучше компьютера. А стал доступен «электронный разум», раскинулись по миру социальные сети - Владимир Викторович погрузился сюда с головой. «Открытий чудных», документального подтверждения семейных легенд, сумел обнаружить великое множество. Сам теперь удивляется:
- Стал восстанавливать историю рода и - чудо! - книги, фотографии, документы являлись словно по волшебству! Даже такие редкие, о которых мечтать не смел…
Архив семьи, как сокровищница, полон старинных редкостей. Тут и церковные книги, вынесенные с полей сражения Гражданской войны. Монета царской чеканки с изображением последнего русского императора, однажды спасшая жизнь бабушке и ставшая талисманом. Не счесть раритетных фотографий, где сплошь высокие казачьи чины.
Своих богатств потомок славного рода не скрывает. Документы - свидетели эпох выставлены на его странице в одной из социальных сетей. Снабжены комментариями.
Так Владимир Викторович хочет донести до каждого: свою родословную надо знать! Еще и потому что…
- В моей жизни были обстоятельства, когда четко понимал: там (указывает пальцем вверх) есть те, кто оберегает. И я обязан сберечь память об их судьбах.

Богарнэ, император, ледовый поход…
Предки родов Половниковых-Потаповых, конечно, с Дона (казачья классика!). Участвовали еще в войне с Наполеоном. В результате чего один из представителей семьи, по имени Парамон, пленил самого Богарнэ, сына Жозефины, пасынка французского императора.
Потом, при Екатерине Второй, семьи перебрались в Оренбург, охранять российские рубежи там. Делали это так толково, что прадед Владимира Викторовича Клетчанко стал военным комендантом этого города. В знак уважения народа похоронен здесь на центральной площади.
Не менее памятная страница истории связана со станицей Ключевской Троицкого района. В 1891 году станицу посетил Николай II. Внимание: он останавливался в доме казака Потапова! До сих пор жива легенда о том, что до 70‑х годов прошлого века старожилы села хранили стул, на котором сидел последний российский император, чье имя теперь причислено к лику святых.
Свидетельства той эпохи - станичные, казачьи строения - до сих пор можно увидеть в нынешней муниципальной Ключевке. Казаки станицы Ключевская воевали на фронтах Русско-японской и Первой мировой войн. 249 представителей имеют награды за отвагу и мужество. Но принимать у себя царя удостоился именно Потапов…
Жили служивые небедно. Владели большими земельными наделами, добротными домами, скотиной, ценными бумагами золотых приисков. Имели работников. Только и сами трудились исправно. Службу несли достойно. Так что в народе пользовались огромным уважением. А когда грянула революция, стали первой мишенью новой власти. Истребление казаков как класса было официально заявлено на самом высоком уровне. Притом страшный термин «расказачивание» включал в себя не только стандартную на тот момент задачу - все отобрать. Стоял вопрос именно о физическом истреблении казаков. Как класса, способного в результате своего исторического уклада жизни к регенерации. Восстановлению почти из пепла.
В это адское время каждый принимал свое решение, на чью сторону встать. Большая часть представителей Половниковых-Потаповых воевала на стороне «белых». Они стали участниками ледового похода. Повторить подобное не доводилось больше никому. Отступление армии одного из руководителей белого движения на Востоке России генерала Каппеля в 1920 году в сорокаградусный мороз по льду Байкала вошло в военные хрестоматии как одно из величайших испытаний человеческого духа.
Так предки Клетченко попали в Харбин. Потом - в Австралию. И даже на Филиппины. В Австралию, атаману местного казачества, Владимир Викторович звонил. Телефонный номер дал знакомый историк. На той стороне земли, рассказывает ветеринар из Сибири, заплакал глубокий старик. И сказал потомку древнего казачьего рода:
- Неужели там нас еще кто-то помнит…

Делай что должен
Когда мозаика разных судеб сложилась в единую картину семейного мира, Владимиру Викторовичу, наверное, неизбежно оставалось задуматься: появится ли в роду тот, кому предстоит примирить поссорившихся, утешить страдавших, искупить грехи палачей и вымолить у Всевышнего прощение? Такой человек нашелся. Моисей Уфимский, в миру Николай Чигвинцев, тоже представитель их рода. Прославился смирением, кротостью, добротой. За что получил возможность творить чудеса еще при жизни. И в 2001 году причислен к лику святых.
Трепетный собиратель родословной выводит свое резюме:
- Я понял, что спустя поколения палачей и жертв сводит судьба…
Зачем? Чтобы наконец исправить ошибки прошлого? Чтобы понять, осознать, не повторять… Только мы, часто не знающие глубокого родства, о том не ведаем. И живем так, будто с нас все только началось.
Глава семьи Клетченко тем временем делает то, что должен. Вокруг него сплошь служивые люди. Родной брат - офицер. Дочь Настя окончила военный университет. Служит в системе федеральной службы исполнения наказания. Недавно родила сына. Вылитый казачонок. В породу.