Бриллиант нуждается не только в огранке, но и в бережном обращении. Так и с начинающим артистом. Творческую душу легко как вдохновить и уверить в своих силах и возможностях, так и зародить в ней множество сомнений и неуверенностей в себе.
Моя музыкальная история началась очень рано. Мне и 5 лет еще не было, когда папа отвел меня на прослушивание к известному преподавателю фортепиано Ирине Сергеевне Радзевич. Среди ее воспитанников - такие всемирно известные российские пианисты, как Борис Березовский, Эмиль Гилельс.
Ирина Сергеевна сразу определила, что природа дала мне абсолютный музыкальный слух и голос. И предложила моим родителям заниматься со мной на безвозмездной основе, потому как посчитала, что из меня может получиться пианистка с большим будущим. Но в те годы моим родителям было трудно организовать процесс обучения у Ирины Сергеевны. До 7 лет я жила у бабушки с дедушкой в Сергиевом Посаде. Ездить в Москву на уроки фортепиано несколько раз в неделю было невозможно физически. Меня отдали в музыкальную школу, которая находилась в доме, где мы жили. Там я проучилась 2 года и после переехала к родителям, обратно в Москву.
С переезда началась новая страница жизни. Во-первых, это Романовская школа №1240. Помимо прекрасного образования, дружеского преподавательского отношения школа давала самое главное: возможность творческого развития. Я принимала активное участие в общественной жизни школы. Это благотворительные поездки в госпитали, детские дома и хосписы, различные городские фестивали и конкурсы, школьные праздники, линейки.
Для всех этих мероприятий мы с моими дорогими школьными педагогами придумывали музыкальные и литературные номера, готовили интересные выступления. Была возможность выходить на сцену, пробовать свои силы, творчески мыслить.
А параллельно с насыщенной внеклассной жизнью я получала фундаментальное музыкальное образование в ДМШ имени Ф.Шопена по классу фортепиано.
В музыкалке у меня были гениальные учителя - профессора консерватории - по теории музыки, сольфеджио, музлитературе, хору, ансамблю.
Учиться было непросто, потому что почти всех учеников школы готовили к профессиональному музыкальному пути с первых дней. А с моим бойким темпераментом и нелюбовью часами сидеть за инструментом вовсе приходилось тяжко.
Мне нравилась сцена, вокал, постановочный процесс и подготовка к концертам. Но совершенно невыносимо было заниматься фортепиано по 2-3 часа в день, вырабатывая беглость пальцев.
К 14 годам я окончила ДМШ имени Шопена, страшно расстроив своего педагога по фортепиано тем, что «ухожу из музыки».
Но стоило мне только сделать это официальное заявление, как пришло осознание того, что именно музыка является неотъемлемой моей частью. И стало страшно от неизвестности: как быть дальше?
В подростковом возрасте (13-17 лет) мы принимаем важные решения - выбираем вуз, будущую профессию, направление. И именно в этот момент моя родная школа и подсказала, какой путь - мой.
В 2004 году у нас в школе впервые проводился городской вокальный конкурс «Московский соловей». Мой педагог по музыке Рузанна Вазгеновна Сукиасян готовила несколько учеников разных возрастов с вокальными номерами, и я была одной из ее воспитанниц. Помню, что мы вместе долго и тщательно выбирали песни для конкурса, чтобы показать сильные стороны голоса и донести до слушателя образ и характер произведений.
Могу сказать, что нам это удалось, и в подтверждение этого - первая премия на конкурсе, а через год - Гран-при «Надежда России»! Это незабываемые чувства!
И именно эти события вдохнули в меня желание и веру в то, что музыке в моей жизни быть, и быть всегда. Все преподаватели и наш директор Татьяна Юрьевна Щипкова относились к моим музыкальным достижениям с уважением, пониманием и участием! Благодаря моей школе мне удалось сориентироваться профессионально достаточно рано: к 10‑му классу я уже твердо и окончательно видела себя в певческой профессии, хотя всегда считала и по-прежнему считаю, что певец, артист - это намного больше, чем профессия. Это призвание, это образ жизни и мысли.
Я была полностью поглощена музыкой, предвкушая встречу со сценой. Надо сказать, что это не мешало успевать учиться. По натуре я и сама перфекционист, и родители - золотые медалисты. Учителя всегда задавали высокие требования. Школу я также окончила с медалью, с высокими баллами по ЕГЭ и кроме этого - с напутствием моего педагога по английскому языку Жанны Аркадьевны Суворовой поступать в иняз им. Мориса Тореза и получать лингвистическое образование. Именно так я и сделала. Параллельно подала документы на дневное отделение Московской консерватории и на вечернее - в Московский государственный лингвистический университет. Поступила в оба вуза и оба с отличием окончила.
С детства мне говорили и родители, и педагоги, что нужно ставить перед собой большие и, как часто нам кажется, непосильные задачи, брать высокие «ноты».
Я, конечно, немного сопротивлялась, но в глубине души всегда знала, что нужно превозмогать свою лень и неуверенность, много трудиться, и результаты не заставят себя ждать.
Мой оперный путь со студенческой скамьи развивался очень естественно. Не раз мне задавали вопрос: «Почему именно опера? Почему не эстрада?»
Ответ прост: я всегда следовала своей природе, природе голоса. Объем, краски, полетность звука - те качества оперного голоса, которые, конечно, развиваются, но в основном с ними рождаются. Мой голос вел меня сам. Под чутким руководством моих вокальных педагогов консерватории В.М.Щербининой, П.И.Скусниченко и Маквалы Касрашвили я овладела тонкостями звукоизвлечения и освоила огромный репертуар.
Училась я всегда с жадностью и рвением, с желанием научиться и уметь! Педагоги это видели и помогали мне. На 5‑м курсе консерватории мне позвонили из Большого театра с предложением пройти прослушивание на партию в спектакле «Риголетто» в постановке звездного оперного режиссера Роберта Карсена. Так, пройдя кастинг, я оказалась в Большом театре России. Дебютировать в самом главном театре страны, будучи еще студенткой, - это действительно событие. И конечно, это укрепило мою веру в свой голос и силы.
Дальше - театр Станиславского и Немировича-Данченко, дебюты в нескольких оперных партиях в Италии, гастроли в Японии, Австрии, Франции и многих других странах и городах. Знакомства с потрясающими людьми. Это коллеги, состоявшиеся музыканты и певцы, у которых хочется учиться; известные бизнесмены, политики, спортсмены. Даже члены королевских семей! Успехи, статус, энергетика таких людей меня бесконечно наполняют и мотивируют.
Во время учебы (да и на протяжении всей творческой карьеры) мы постоянно сталкиваемся с множеством сомнений в себе, с критикой «коллег по цеху». Артисты, как правило, придают много значения мнению окружающих, болезненно воспринимают все сказанное в их адрес. Одно неосторожное слово может сильно ранить. Нужно иметь достаточно твердый характер, чтобы относиться к себе объективно, продолжать развиваться.
Поддержка близких, родных, педагогов очень питает и дает огромную энергию для профессионального и личностного роста. Очень важно быть в окружении тех, кто в тебя верит. Могу сказать, что мне очень повезло: меня с детства окружают именно такие люди. К каждому, кто проявил ко мне доброту и искренность, я отношусь с большой благодарностью. И именно благодаря этому ощущению своей «нужности» мне хочется вновь и вновь выходить на сцену, отдавая в зрительный зал частичку своего сердца. И хочется пожелать моим зрителям и слушателям, чтобы каждый день начинался с уверенности в своих силах, с легкости и радости на душе! Дорогу осилит идущий. А идти вместе с единомышленниками и соратниками всегда приятнее.
В 2018 году я вернулась на конкурс «Московский соловей» в качестве члена жюри.
Сколько же у нас талантливых детей! Я под большим впечатлением. Хотелось дать приз абсолютно всем участникам! Желаю, чтобы каждый из тех, кто выходил на сцену, помнил, что самое главное - это процесс, а не результат. Что количество призов, к сожалению, ограничено. А вот возможности творить и созидать - безграничны!

Дарья ДАВЫДОВА,
артистка Мариинского театра, выпускница Романовской школы