Только разжег его, развесил для просушки одежку и уже собрался примостить котелок, как услышал неподалеку в овражке какое-то бормотание. Я замер, прислушался: раздался протяжный вздох. Раздался громко и отчетливо, так могло проявлять себя только живое существо. Я прихватил нож и, попетляв между деревьями, спустился вниз. Раздвинув кусты, увидел на полянке заполненную водой идеально круглую ямку в обрамлении сочной зеленой травки и ярких цветочков. Вокруг нее резвились малые птахи, что-то склевывая. Почти рядом находилась такая же ямка. Над обеими вился парок. И тут раздался вздох (или выдох?). Что-то булькнуло в прозрачной синевато-зеленой глубине ближнего отверстия, на поверхности заплясали пузыри, и вздох превратился в бурчание. Будто кто-то там внизу был очень и очень недоволен моим появлением. Я понял, что передо мной геотермальный источник, миниатюрный гейзер. Именно он время от времени подавал голос. Воспользовавшись этим, в общем-то, приятным соседством с природной кухней, я набрал из булькающего «казанка» кипятка (он хоть и попахивал сероводородом, но вполне годился для приготовления кулешика и даже для заварки чая) и ополоснулся в теплом ручейке, который вытекал из источника. Чем дальше от него, тем вода в русле становилась прохладнее. Приятным во всех отношениях расслаблением и обновлениями - телес­ым после омовения и душевным после сытного ужина - завершился этот день. Что-то пытался мне сказать во сне мой сосед-ворчун, но я ничего не помню.
А на следующий день произошла новая встреча, новое знакомство с настоящим большим гейзером. Дело в том, что мы находились в знаменитой Долине гейзеров (по-исландски Хейкадалюр). Она расположена в юго-западной части Исландии, в 120 километрах от столицы, является, пожалуй, главной достопримечательностью туристического «золотого кольца». Гейзеры - это спящие в недрах земли вулканы. Сны их отрывочны и беспокойны. И это их беспокойство проявляется в виде геотермальных источников, многие из которых сопровождаются выбросами водяных паров. Гейзеры настолько уникальное явление на Земле, что их можно пересчитать по пальцам. Они встречаются лишь в нескольких странах: в России (на Камчатке), в США (в национальном парке Йеллоустон), в Чили и Новой Зеландии. Исландия - единственная страна Европы, в которой есть гейзеры. Страна буквально напичкана термальными территориями, где на поверхность из глубин земли выходят природный кипяток, горячая грязь и раскаленный пар. Тут в прямом смысле горит земля под ногами. Пламенный привет, который туристы передают родным и друзьям, имеет вполне реальную огненную земную (точнее, подземную) основу. Первая наша ночевка в Исландии случилась на оконечности полуострова Рейкьянес. Название переводится как «мыс дымов». Дымы - это и есть местные гейзеры. Утром, когда мы проснулись, увидели эпическую картину. До самого горизонта отовсюду вырывались клубы белесого густого дыма, над которыми с пронзительными криками метались чайки. В зависимости от направления ветра паровые столбы наклонялись то в одну, то в другую сторону. Кое-где виднелись трубы, металлические конструкции, заводские строения. Дело в том, что эта природная кочегарка исправно и безостановочно поставляет людям бесплатные источники геотермальной энергии. Чем благодарные исландцы с успехом и пользуются.
Почти то же самое в долине Хейкадалюр. Теплый прием тут обеспечен почти круглый год - с утра до вечера зимой и летом над котловиной стелется горячий пар. Большие и маленькие природные котлы наполнены булькающей кипящей водой. Между прочим, в разных источниках разного цвета. Соответственная окраска и у земли. Кипяток переливается через края кратеров, образуя горячие ручьи. В некоторых из них можно даже варить яйца. Именно здесь, в долине Хейкадалюр, в конце ХIII века начал регулярно фонтанировать горячий источник. Исландцы назвали это явление geysir («гейсир»), что значит «бьющий струей». В дальнейшем этим исландским словом стали называть все фонтанирующие горячие источники на планете. Сам гейзер (или Большой гейзер) активно фонтанировал несколько столетий вплоть до начала ХХ века. Он регулярно выбрасывал фонтан кипящей воды и раскаленного пара на высоту 40‑60 метров. Затем, после очередного землетрясения, стал менее активным и постепенно успокоился. Зато продолжает активно работать другой гейзер, который называется Строккюр. «Выстрелы» (почти до высоты 30 метров) происходят регулярно, но периодичность их бывает трудно предугадать. Гейзер ведет себя, как живое существо со своим природным характером и настроением, которое может меняться от поведения зрителей. А их здесь хватает в любое время года. В их числе оказались и мы. Гейзер похож на спортсмена перед прыжком. Он сосредоточен, нервно дышит, «прокачивая» легкие, разминает мышцы. И вот происходит выброс энергии. Водяные пары с каким-то залихватским гиканьем вырываются наружу, взметаются над землей и тут же обрушиваются вниз горячим дождем. Зрелище довольно впечатляющее и даже забавное. На расстоянии, конечно. Наверное, как и многие события в жизни, когда оцениваешь в пространственном или временном удалении. Автобусы подвозят все новые и новые партии туристов. Природа демонстрирует чудесную силу. Совершенно бесплатно. Всем и каждому независимо от толщины кошелька. Весьма символично (и назидательно!) для нашего меркантильного, денежными устремлениями пропитанного мира звучат надписи на табличках возле гейзеров: «Не бросайте монеты в источники. Природа не нуждается в ваших деньгах. Попадая в кипящую воду, они загрязняют окружающее пространство».
Очередной выброс воды и пара сопровождается аплодисментами и разноязыкими возгласами. Все торопятся запечатлеть этот природный паровой фонтан на фото. Понятно, что и я, оказавшись рядом со знаменитым гейзером, не избежал этой «фотографической» ритуальной участи. Все очень знакомо и привычно - все, как всегда, все, как у всех. А хотелось новизны, чего-то необычного, хоть маленького, но своего открытия. И оно случилось. В двадцати метрах от гейзера во мху я обнаружил маленький грибочек. Тонкая ножка, коническая кулечком шляпка, вроде ничего особенного, грибок как грибок, наш луговой опенок в исландском исполнении. Поражал лишь цвет. Как будто желтый, даже, пожалуй, оранжевый, но и красноватых оттенков хватало. Потом вдруг мокрая (водяные пары доставали и сюда) шляпка заалела. Я сорвал грибок и показал его гиду, сопровождавшему очередную группу туристов. Тот, не задумываясь (профессиональная привычка), затараторил, тыча пальцем в землю: «Это огонь… там внутри все горит, камень плавится, вода кипит… Поэтому такой цвет… Красиво, правда?» Мне ничего не оставалось, как поверить гиду-всезнайке. Гейзер и все, что вокруг него, - это настоящее, вполне достоверное чудо, которое каждый может живописать по-своему. На то оно и чудо. Главное - действительно красиво. Так в памяти и осталось: столб горячей воды, взметнувшийся к небу, дымный шлейф и маленький аленький грибочек…