Анатолий Хижняк - современный Миклухо-Маклай, «человек тысячи дорог». Он мог бы стать блестящим учителем географии. За последние лет 30 выпускник географического факультета Московского государственного педагогического университета совершил пешие переходы через болота Кольского полуострова, пески пустыни Каракумы, горные отроги Кавказа, Алтая, Урала и Памира, пересек пешком Западную Европу. В общем, обошел полсвета - от Индостана до Латинской Америки и от Карелии до Центральной Африки.
Он мыл золото, подстерегал снежного человека, искал таинственную Шамбалу. Но главная страсть путешественника - Амазония. Поэтому одним из важнейших своих достижений он считает предпринятый еще в 1992‑м в одиночку переход на тысячу километров через джунгли Боливии в Южной Америке. В общей сложности тогда он провел в странствиях по континенту целый год. С тех пор неутомимый россиянин уже во главе небольшой группы единомышленников возвращается в Амазонию снова и снова как представитель Русского географического общества. Большую часть времени проводит в отдаленных районах Бразилии, Перу, Колумбии, Эквадора.
Анатолий всякий раз отправляется в сельву, чтобы постичь исчезающий мир индейцев. Вступать с ними в контакт весьма сложно и опасно. Те не ведают разницы между золотоискателями и лесорубами, которые притесняют и истребляют аборигенов, и просто путешественниками.
С Хижняком мы познакомились еще в начале 1990‑х. Возвратившись из очередного многомесячного погружения в дикую природу, он регулярно выступал с удивительными рассказами в эфире радио «Маяк». Передачи слушали и преподаватели столичного пединститута, занятия в котором Анатолий нещадно пропускал. В общем, конфликт студента и вуза быстро улаживался. И путешественник снова паковал рюкзак.
И сегодня для него единственной серьезной географической преградой остается только море-океан. Потому что реку он может переплыть, гору - преодолеть или обойти, пустыню - пересечь, сквозь джунгли - продраться. И лишь море-океан он перелетает на самолете.
- Анатолий, так что вы делали в джунглях Амазонки последний год-два у племен-отшельников? Чем еще они интересны, кроме своей первобытности?
- Они прекрасные лекари. Не все поголовно, конечно, а только шаманы. Но и рядовые члены племен знают, какую травку пожевать, какой корешок употребить, чтобы пользовать себя на бытовом уровне - остановить кровь, предотвратить зачатие, нейтрализовать ядовитый укус. Это складывалось веками, тысячелетиями. Знания шаманов вообще уникальны! Их настои, порошки, снадобья, гипноз, трансовые состояния… Конечно, они бессильны перед болезнями, принесенными извне «цивилизованным человеком», но в своем мирке они удачно лечат диабет, опухоли, другие недуги, используя то, что дает природа. Только в Амазонии около 5-6 тысяч видов деревьев. А трав, корешков еще больше! Через несколько лет алчные золотодобытчики и лесозаготовители погубят большинство этих племен. И с ними безвозвратно утратятся уникальные фармацевтические знания. А это катастрофа для цивилизации. Так что я собираю эти знания, систематизирую при поддержке наших научных кругов.
- У вас на запястье амулет. Зачем вам мистический атрибут?
- Аборигены разных уголков планеты носят амулеты не просто так. Это реально работает. Проверено на себе. Однажды на Алтае мы впятером взбирались на священную гору. И, видимо, потревожили духов тех мест. Один из нас сорвался в пропасть и получил переломы. Другой стер ноги до мяса и тоже не смог идти дальше. Третий упал на камни и опасно порезал руку. Что-то неприятное произошло и с четвертым членом нашей команды. А у меня было с собой несколько каменных амулетов. Время от времени они трескались и крошились и к концу пути почти превратились в пыль, но благодаря им я дошел до конца невредимым. Мои товарищи перед восхождением смеялись над моим суеверием. Вообще «рабочие» амулеты живут недолго. Они ведь принимают на себя негативную энергию, направленную на хозяина. Так что шутки в сторону! В мире есть довольно зловещие места, милые на первый взгляд. Например, аномальные зоны в Перу. Там у человека безо всяких галлюциногенов начинает меняться сознание. Как в фильме «Солярис» Тарковского по роману Станислава Лема. Не всякий сумеет выйти оттуда. Я выходил.
- Как правильно одаривать аборигенов? Это ведь тоже элемент науки выживания.
- Будьте готовы, что подарков может на всех не хватить. И тогда какой-нибудь обойденный вниманием индеец запросто способен опустить дубину вам на голову. Поэтому важно все дары сразу передать вождю. Пусть он сам одаривает и берет радости-обиды на себя. Очень ценятся веревки, леска, рыболовные крючки, зажигалки, ножи и даже миниатюрные флакончики с парфюмом. Да и не всякое племя позволяет себя фотографировать. Многие думают, что так вы отбираете у них жизненную силу. И могут попробовать ее вернуть. С помощью дубины.
- Скажите, а как вести себя в племени? В любом, независимо от континента?
- Только уверенно. Дети природы очень тонко чувствуют эмоциональное состояние и чужаков, и сородичей. На севере Кении, в Африке, есть племя эль моло. Места довольно дикие. Мы как-то жили там около месяца с разрешения старейшин. И вот стал я собирать словарь. Мужчины заняты. По деревне бродят только женщины и дети. Я с ними сидел, разговаривал. Прошло несколько дней. Женщины приободрились, сами начали подходить, рассказывать. Через неделю являются мужчины вместе с вождем. Очень злые: «Почему ты общаешься с женщинами, а нас, мужчин, презираешь? Роняешь наш авторитет! Женщины берут власть в свои руки!» Оказалось, что племя еще только переходит от матриархата к патриархату. В принципе вождь - мужчина. Но «исполнительная» власть у женщин, они все решают. А мужчины больше как законодатели - принимают законы. Но их не особенно-то слушаются. И когда мы еще добавили масла в огонь и стали общаться с женщинами, мужчины очень оскорбились:«Ну вы что, мужики! Давайте, поддержите нас!» Со следующего дня я стал ходить на аудиенции к вождю. И авторитет мужчин в племени восстановился.
- А где авторитет мужчин непререкаем?
- Да много где. У русских староверов в Боливии, например. Суровый и крепкий народ. К ним в села даже местные власти стараются без необходимости не показываться. Для одного из поселений им выделили место у водоема, кишащего анакондами и кайманами, так они быстро навели порядок. 400‑килограммовых анаконд выловили сетями и порубили на куски. А кайманов извели старым индейским способом. Место обитания огородили частоколом с узким проходом, а в воду насыпали порошок из толченой лианы, которая крайне неприятна земноводным. Когда они, натыкаясь на частокол, полезли в единственный проход к чистой воде, их всех перебили дубинами. И съели. Мне тоже приходилось пробовать печеный на углях хвост каймана. По вкусу как наша белорыбица.
- Анатолий, что вы пожелаете читателям «Учительской газеты»?
- Подарю им слова Андре Моруа: «В мире всегда будут приключения для молодежи, которая их достойна. Многое уже открыто? Да, но еще больше остается открыть». И: «Обучите своих сыновей, по крайней мере, английскому и испанскому, эти языки откроют им доступ к половине мира…» В общем, учите языки, и мир станет более доступным и многомерным. С английским все понятно. Что касается испанского, то даже в США на нем говорит сейчас почти треть населения, а лет через 10 будет вовсе половина. Масса испаноговорящих сегодня и в Европе.
Своими «трофеями путешественника» со всего света Анатолий делится с музеями - в квартире они уже не помещаются. В его родном Димитровграде Ульяновской области подаренные им диковины занимают целый зал городской экзотической экспозиции. Кое-что отдает в московский Музей этнографии. Но уверяет, что самые главные находки впереди. Ведь его девиз: «Продолжим дело Миклухо-Маклая!»