Выплаты компенсаций родителям, чьи дети находятся на семейном образовании, введены в Омской области в 2013 году: от 7,8 до 11,7 тысячи рублей в зависимости от возраста ребенка. Число детей, выбирающих эту форму обучения, сразу стало расти. По словам пресс-секретаря Министерства образования Омской области Ильи Крылича, который считает детей почему-то по количеству средств на выплаты, «начинали с 2,8 миллиона в год, через пять лет дошли до 140 миллионов рублей».
Как объяснила министр образования Омской области Татьяна Дернова, выдвинувшая законопроект об отмене выплат в Законодательное собрание области, семейным образованием недовольна Контрольно-счетная палата: законом не предусмотрен механизм контроля за получением образования в семье, поэтому невозможно обеспечить защиту интересов ребенка, а также исключить возможность злоупотреблений родителями этим правом. В этом году, к примеру, выявлены 5 детей, числящихся на семейном образовании, но вместо этого получающих знания в частных школах. «11 детей вернулись на обучение в школы. Распространены случаи, когда дети проходят промежуточную аттестацию в образовательных организациях, расположенных на территории других регионов», - указывает Министерство образования в официальном заявлении.
Правда, все это не объясняет причин отказа от выплат «семейникам». Скорее уж указывает на недобросовестное отношение образовательных учреждений к этой форме обучения. Ведь она предусматривает получение компенсации только после прохождения аттестации в государственной школе: ученик должен сдать в течение года промежуточные и раз в год - итоговую аттестацию по всем предметам, курсам, дисциплинам. Если уровень знаний не соответствует требованиям, его просто возвращают в общеобразовательную школу. Разве это недостаточный механизм контроля? Почему же из-за 11 детей, вернувшихся в школы, нужно лишать права на выбор всех 1200?
Объяснениям министра и иже с ним еще можно было бы поверить, если бы не массированная атака провластных СМИ на семейное обучение. Так, 12‑й канал, финансируемый из областного бюджета, уверяет, что в Муромцевском районе родители, выбравшие семейное образование, просто запрещают троим детям ходить в школу. «Поговаривают, они состоят в секте, поклоняются языческим богам», - угрожающе передает сплетни журналист.
О плюсах семейного образования в официальной прессе не говорят. А между тем тысяча омских родителей выбрала его совсем не случайно.
- Мы перешли на семейное образование не сразу, - говорит Оксана Чеснокова из Исилькуля, районного города. - В первый класс пошли в школу, которая ближе к дому. У сына родовая травма руки, ампутировано предплечье. Он очень активный, не стеснительный, любит общаться. Как оказалось, социализация - очень жестокая штука. И дело не в детях, а скорее во взрослых. С учителем, к которому мы пришли, я говорила до первого сентября: просила провести классный час, где можно было бы рассказать детям о инвалидности, поговорить с родителями, подготовить почву… Учитель ответила, что зря я волнуюсь: ребенок большой, сам справится. Ну, естественно, начали сверстники обзывать. Реакции от учителя не было. Я подошла к директору школы узнать насчет психолога и социального педагога. Через день на родительском собрании учитель сделала мне выговор: «Прежде чем обращаться к директору, подумайте, что вашему ребенку придется учиться в моем классе…» Обратилась к школьному психологу - тоже безрезультатно. Моего сына в классе называли заразным, учителя орали, дети сторонились. Для нас это был ад, который длился почти три месяца.
Из этой школы Оксана перевела сына в лицей уже с достаточно расшатанными нервами. Попали к хорошему педагогу - дети знали про инвалидов. Но спустя пару недель у мальчика начались проблемы со здоровьем: он не выдерживал школьной нагрузки.
- Прочитала все, что можно, посоветовалась с учителем, помогли мамы, которые уже обучали деток по форме семейного образования, - рассказывает Оксана. - А вот с гороно сложности возникли - запугивали ювенальной юстицией, давили психологически. Но здоровье сына в течение полугода поправилось. Появилось время на музыкальную школу без ущерба для образовательного процесса. Предыдущий учитель успел за 2,5 месяца привить ненависть к математике. Теперь этот предмет сын очень любит. Читает больше 110 слов в минуту. Учиться ему нравится, продолжает заниматься декламацией, планируем добавить театральный кружок. Общения хватает, и оно только положительное. Боюсь представить, что бы было с моим солнышком, если бы я его оставила в том концлагере…
Причины перехода на семейное обучение у всех разные, но все похожи: в школе учат не тому, не так и не те. Зульфия Владимирова вышла к правительству Омской области с одиночным пикетом, чтобы выразить протест против отмены компенсаций. У ее ребенка аутизм, но в общеобразовательной школе нет возможности учить таких детей: омская «инклюзия» - это, к сожалению, на 90 процентов домашнее обучение. А в коррекционной школе, по мнению Зульфии, уровень обучения низкий. То, что ребенка она готовит основательно, ей приходится регулярно подтверждать не только его аттестацией, но и видеозаписями занятий, учебными материалами.
- Выбрали семейную форму образования из-за программы: мы учимся по программе русской классической школы, а также потому что есть возможность изучать каллиграфию, - объяснила другая мама, Лидия Петрошенко.
«Бестолковый перегруз» - так назвала систему школьного образования Надежда Селезнева. Ее дочь, успешная гимнастка, пятикратная победительница Всероссийских соревнований по спортивной гимнастике, ныне отличница, опережающая бывших одноклассников на год, была «лишней» в школе - за каждые сборы, тренировки, соревнования приходилось оправдываться так, будто своим отсутствием она оскорбляет каждого учителя… Когда дочь Натальи Александровой переходила в другую школу, учитель отговаривала: «Здесь ее прощают за то, что часто болеет, а там будут?» Там тоже не «прощали», несмотря на то что всю программу девочка проходила от и до - практически каждый педагог считал нужным отвесить шутку насчет частого отсутствия.
- После перехода из начальной школы обстановка в классе стала ужасающей, - рассказала Светлана Ухова. - Дети разные, педагогов их поведение не интересовало, и мой ребенок попал в число жертв.
Все эти дети теперь успешны, у них хватает времени на учебу и любимые занятия: спорт, музыку, рисование…
- По нашим данным, нет детей, находящихся на семейном обучении, которые бы не сдали ЕГЭ или ГИА, - говорит «семейная» Ирина Коротичева. - Единицы не сдают промежуточную аттестацию, это буквально 3‑5 случаев на 10000 аттестаций по отдельным предметам. Если сравнить с открытыми данными по ГИА и ЕГЭ Омской области, то увидим, что растет количество не получивших аттестаты за 9‑й класс, снижаются средние баллы, угрожающее количество неудовлетворительных оценок по предметам по выбору в ЕГЭ, более 20 процентов не сдали химию, биологию и даже обществознание. Данные взяты с сайта регионального информационно-аналитического центра и находятся в открытом доступе; самое интересное, что за это никто не ответил. Родители же, выбравшие семейное обучение, отвечают за каждую двойку рублем, так как им не выплачивается компенсация не за один не сданный ребенком предмет, а за все предметы.
Несмотря на то что практически все родители «семейников» - люди с высшим образованием, обучить всему самостоятельно они, конечно, не могут. На компенсацию покупают учебники, книги, нанимают репетиторов, платят консультантам в образовательных центрах. Впрочем, хорошее образование стоит дороже - к деньгам, выделяемым государством, добавляются немалые свои. Зато дети и родители имеют возможность выбирать педагогов, которые будут их учить учиться, а не ненавидеть знания.
- Благодаря такой форме мы имеем возможность получать знания у хороших специалистов, - считает Лидия Петрошенко. - Немаловажным аспектом стала возможность посещать множество кружков. Наш ребенок занимается хоккеем, дзюдо, плаванием, шахматами, рисованием, у него много друзей.
Между тем старые школы в области рушатся, новых со времен перестройки появилось меньше, чем пальцев на руках. Более 20 процентов школьников учатся во вторую смену, и ситуация не собирается улучшаться. Попасть в класс, где 25 человек, как требуется по норме, для ребенка большая удача. Но и там индивидуальная образовательная траектория, про которую твердят чиновники, всего лишь фантастика.
- Куда пойдут наши дети после фактического запрета на семейное образование? В переполненные школы? - спрашивает в письме губернатору Александру Буркову один из родителей, Александр Анохин.
Чего хотят добиться чиновники, заставляя «семейников» вернуться в школы? Экономии? Но на подушевое финансирование детей в образовательном учреждении государство платит те же средства. Скорее просто надеются остановить поток «беженцев» из школ, который растет год от года в геометрической прогрессии. Это сейчас их 1200, а в 2013‑м было в 20 раз меньше. За это время родители и сами прошли хорошую школу по организации обучения - они объединяются по нескольку человек, помогают друг другу учить детей без школьных учителей. Это сейчас их 1200, а еще через пять лет будет в 20 раз больше. И тогда чиновникам от образования придется признать, что прогнило что-то в школьном королевстве…
Впрочем, в школу вкусившие дух свободы вернутся вряд ли. Как говорят в голос «семейники», просто будут меньше есть…

Омск