Алексей БУТУСОВ, участник Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2016, учитель русского языка и литературы Красноткацкой средней школы, Ярославская область:
- Если бы я был педагогом, не имеющим представления о ЕФОМ, то удивился бы. Но в 2017 году мне довелось принять участие в проверке компетенций учителей русского языка и литературы, поэтому мне точно было не до смеха. Первой частью была одна из восьми профессиональных задач, решение которой нужно было расписать на стольких-то листах и по конкретным шагам. Смутили уже сами наименования этих шагов, достаточно казенные, далекие от реальной педагогической жизни. Помню, в некоторых случаях мы с коллегами высшей категории долго пытались понять, а что вообще от нас требуется. Вторая часть - собственно тестирование - заслуживает отдельного описания. Нас ожидали не «школьные задачи», а достаточно неоднозначные задания на знание законодательной базы, психологии, педагогики, методики, СанПиНов и т. д. Самое главное - зачастую задания были некорректно сформулированы, а порой и вовсе с опечатками и орфографическими ошибками. Значит, не учителя, а составители заданий двоечники?
Наверное, ЕФОМ, как и любая форма аттестации, может иметь место. Но подходить к ее разработке нужно очень серьезно и ответственно, тщательно продумывая каждое задание. Пока этого нет. И обязательно нужно помнить, что учитель - профессия творческая. Задания, в которых педагог демонстрирует не просто знание-незнание чего-либо, а свое нестандартное мышление, творческий подход и оригинальность, должны быть непременно.

Евгений БАГЛИКОВ, учитель истории и обществознания Державинского лицея, Петрозаводск:
- С одной стороны, каждый учитель обязан прекрасно знать свой предмет, и это вполне справедливое требование. С другой - согласитесь, что разные знания, полученные нами в разные периоды времени, при неиспользовании постепенно забываются. К примеру, если обратиться к взрослым людям на улице и задать несколько вопросов из школьной/университетской программы, вряд ли большинство ответят верно. Учителя тоже люди, и мозг их работает аналогично. Экзамен требует достаточно глубоких знаний по своему предмету, и не важно, работает учитель с этими знаниями или нет. Ряд вопросов по истории чрезвычайно сложен. Я, например, уже пару лет не работаю с 5‑7‑ми классами, и то, что они изучают, помню лишь в общем виде. Невозможно помнить все. Что-то надо периодически освежать в памяти. Поэтому для успешной сдачи экзамена нужно на недельку взять отпуск на работе и плотно готовиться, что, конечно же, нереально в условиях непрерывного учебного процесса. Отсюда вывод: не стоит судить по этим данным о некомпетентности каких-либо педагогов. Да, быть может, они все не вспомнили, быть может, сказался стресс, но, уверен, каждый из них профессионал своего дела.
Евгений ДРЕВАЛЬ, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2012, член жюри регионального этапа Всероссийского конкурса «Учитель года» с 2013 года, преподает немецкий язык, русский язык и литературу, мировую художественную культуру
в школе №75 Воронежа:
- Нет, я себя не считаю неучем, хотя работу по ЕФОМ не писал и не знаю, какие бы результаты были у меня. Самому стало интересно, наверное, поищу эти оценочные материалы. Есть ведь вопрос по качеству этих материалов. Кто их составлял, насколько они корректны и чего хотят составители от школьных учителей? Надо помнить, что мы не научные работники. Задача учителя не в том, чтобы знать свой предмет на самом глубоком уровне, а в том, чтобы уметь научить этому предмету ребенка в рамках школьной программы. Я знаю учителя немецкого языка одной из сельских школ, которая всю жизнь прожила в своем селе, ни разу не была в Германии, немецкий освоила сама по тем же учебникам, по которым сегодня учит ребят. По диплому она учитель начальных классов, в ее школе не было иностранного, и она решила выучить, чтобы преподавать. Теперь она отлично учит ребят, у нее даже есть призеры олимпиад по немецкому! Еще неизвестно, кто оказывается более полезен в школе: учитель с очень глубокими знаниями, но посредственным методическим инвентарем или учитель, который к каждому уроку будет просто хорошо готовиться, сможет преподнести его детям и увлечь их.

Николай ПОЛОВИНКИН, учитель истории и обществознания темниковской средней школы №1, Мордовия:
- Не считаю себя неучем, когда речь идет о том, как преподавать предмет, чтобы ученики получали знания и успешно сдавали экзамены. Многие приемы и способы организации занятий, которые актуальны и востребованы педагогической общественностью сегодня, применялись и раньше. Только они не имели точных современных формулировок в рамках ФГОС. Главные цели в деятельности педагога - научить, объяснить и воспитать, чтобы ребенок был успешен и уверен в своих знаниях. А если каждый урок подводить под требования современного ФГОС с составлением технологических карт, то при нагрузке 24‑28 уроков в неделю в разных классах не останется времени на жизнь, отдых и сон. И тут я неуч. Я не могу (и не хочу) сидеть над бесконечными формулировками целей и задач по каждой теме ежедневно и ежечасно, поскольку в каждом классе по 20 разных по уровню развития мальчишек и девчонок, а классов каждый день у меня 5‑6!
А еще сверху идут бесконечные требования участия детей во всевозможных мероприятиях, конкурсах, олимпиадах. Не участвуют дети - ты плохой учитель!
А еще хлынувший в обычные школы поток «коррекционщиков», в котором порой растворяются подающие надежды ребята. И тут я неуч… Меня не учили работать с детьми, для которых девиантное поведение - норма. И мне очень жалко тех, кто хочет учиться и получать знания. Но помощников нет. От школы ждут статистику! Нет неуспевающих - молодцы! Не допустили до экзамена - плохо работаете! В этом я неуч… Качество образования должно соответствовать способностям и возможностям учеников и учителей. Считаю, что современная система требований к учителю должна быть пересмотрена. Образование в школе надо давать детям, которые могут и хотят учиться. Им же документ об образовании, зеленый свет в вузы и карьера. Тем, кто не может (не хочет, «забивает») учиться, - справка о том, что проучился 9 лет в школе.

Татьяна БЕРДНИК, учитель русского языка и литературы, Амурская область:
- Общественность шокирована: как такое оказалось возможно, кто учит наших детей, почему результаты такие низкие?! Действительно, почему?.. Уже много сказано о провале педагогических вузов, которые готовят слабые кадры, о случайных людях, которые все чаще идут работать в школу. Я же хочу рассказать об этой проверке от лица человека, который принимал в ней участие.
Нам были даны следующие указания: тестирование анонимное и добровольное, но всем будет лучше, если мы его все-таки пройдем. Проходить испытание предстояло самостоятельно, просто войдя по ссылке на сайт, зарегистрировавшись и ответив на определенное количество вопросов в ограниченный промежуток времени. Лично у меня проблемы возникли уже на первой стадии - войти на сайт я смогла лишь с пятой попытки, первые четыре заканчивались на фразе «Извините, в данный момент ресурс перегружен, попробуйте позднее», которая стабильно возникала на мониторе компьютера. Во-вторых, сайт работал очень медленно (возможно, дело в скорости Интернета в нашей местности, но это реалии, от которых пока не уйти). Я знаю педагогов, которые просто уставали ждать, пока очередной их ответ будет сохранен, и прекращали тест на середине (в конце концов нужно же еще успеть проверить тетради, подготовиться к урокам). В-третьих, по своему предмету я, учитель русского языка и литературы, нашла в предложенной работе лишь два вопроса. На них мог бы ответить и шестиклассник. А остальные 18 отсылали меня перечитывать собственные рабочие программы в поисках забытых терминов и формулировок типа «когнитивно-коммуникативное обучение русскому языку». Поверьте, компетентный педагог осуществляет именно такое обучение, при этом вряд ли используя в своей повсе­дневной деятельности упомянутую выше формулировку. А некомпетентный может сколько угодно щеголять красивыми научными словами, слабо понимая их смысл.
У меня (как и у большинства моих коллег) данное исследование вызвало только недоумение и раздражение. А то, что раздражает и удивляет, по определению не может быть выполнено хорошо.

Светлана Н., учитель обществознания, Нижний Новгород:
- Я участвовала в этом исследовании. Не по желанию, а по приказу начальства. Дали расписаться в приказе накануне, и никакого пути назад у меня не было. Я возмущалась: почему не предупредили заранее, не дали времени на подготовку. Нас не считают за людей, ставят под ружье, не спрашивая нашего мнения. Они посчитали, что у меня самый высокий уровень по предмету в школе. Ну пусть. Я согласна. Много лет работаю, много выпусков и хорошие баллы по ЕГЭ. Но ведь это только по предмету. На вопросы из другой серии я не только не знала ответов, я даже неправильно их поняла, как выяснилось потом. Мне обещали, что никаких оргвыводов не будет. Но для меня это все равно было большим стрессом, как и для всех моих коллег.