- Сергей Михайлович, можно ли говорить, что проект «Всероссийская школьная летопись» прижился в российском школьном пространстве?
- Думаю, что да. Создание книги класса или книги любого другого детского сообщества вызывает большой интерес. Сейчас много проектной деятельности, но в ней, как правило, участвуют ученик и учитель, и ее результаты обычно больше никто не видит. Сделал, «галочку» себе поставил и двинулся дальше. Коллективных продуктов очень мало. Вообще один из самых главных навыков ХХI века - коллективное взаимодействие.
- Как вы формулировали для себя задачу проекта год назад и что показал этот год?
- Мы большое издательство, работающее с профессиональными текстами, со школами мы практически не работали. И вот пришла мысль: а что остается после школы? Классы, участвовавшие в эксперименте, были подобраны по активности в конкурсе чтецов «Живая классика». Изначально было приглашено 12 классов, но два сразу отказались, мол, это сложно, что нам за это будет? А 10 классов сделали свои книги. Мы посмотрели их и поняли, что это уникальный инструмент, с помощью которого может решаться целый ряд педагогических, образовательных, социальных задач.
На основе авторской методики «Катализатор образовательных технологий» Александра Лямина и Андрея Треногова, построенной на развитии разных форматов мышления, мы сейчас разрабатываем новую методику ВШЛ, общаемся с преподавателями, хотим понять, как с помощью этого проекта создавать интеллектуальные продукты школьников разного уровня. Есть несколько форматов, в которых могут работать школьники. Формат «Я» - самопрезентация, в нем учащиеся создают книгу о себе, отвечают на вопросы: какой я, кто мои друзья? Следующий формат - «Мы». Здесь книга выступает инструментом рефлексии для идентификации себя в пространстве школы и города, для осмысления и ответа на главный вопрос: зачем я живу, зачем я учусь? И следующий формат - это формат «Мир». Это уже проекция в сторону мира, мироощущения и социализации.
- «Живая классика» использовала опыт Германии, внеся свою стилистику в проведение конкурса чтецов. «Всероссийская школьная летопись» - уникальный продукт?
- Книга класса, на мой взгляд, уникальный проект. Потому что массовый. Есть книги школ, которые уже давно делают выпускники и в Англии, и в Америке, и в России. Они разные, но, как правило, их создают небольшие коллективы, которые нацелены в будущем на работу в медиапространстве. Наш проект сформирован с других позиций. Класс - это та ячейка, в которой ребенок проводит огромное количество времени. И в данной ситуации каждый имеет право и возможность принять участие в создании книги своего класса.
- Что для вас самое ценное в этом проекте как для издателя?
- Для меня очень важно, чтобы каждый класс осознавал свой рост, а преподаватели и наставники с каждой книгой понимали, что же произошло за это время. Книга позволяет наставникам диагностировать, кто их дети. Потому что не все могут быть писателями, дизайнерами, корректорами, это целый набор профессиональных навыков, потому что класс работает как издательство. Если подытожить отзывы учителей, классы которых участвовали в этом проекте, то одним предложением это можно выразить так: класс до книги и класс после книги - это два разных класса. Многие учителя говорят, что книга стала удивительным инструментом формирования класса. Некоторые дети, которые были незаметны в классе, в процессе создания книги вышли на первые роли. Для самих детей это вызов, это игра в профессии, в писателя, журналиста, дизайнера, фотографа, генератора идей, организатора, аналитика, исследователя...
- В проекте задействованы массовые школы?
- Мы приглашаем любые школы. Большое количество участников из очень маленьких городков, например, из Саратовской, Пензенской областей, из Ханты-Мансийского автономного округа. Удивительна активность этих детей! Больше всего участников из Воронежской области. Для нас важно, чтобы даже в маленькой сельской школе была возможность создать свои книги класса.
- В общем, это не только столичный проект?
- Это оказался региональный проект - проекты средних, малых городов и поселков. В Москве всего 14 классов участвуют с учетом тех, кто уже выпустил свои книжки или еще работает над ними.
- Я вижу, что в авторских коллективах и родители указаны.
- С родителями вообще удивительная история вышла. Потому что родители оказались очень активными, в некоторых школах ребята реагировали вяло, мол, у нас нет времени, а когда узнавали об этом родители, то они воодушевляли своих детей на то, чтобы сделать такую книгу.
- Можно ли по этим книгам класса нарисовать портрет современного школьника?
- Они достаточно непосредственны, на мой взгляд. Когда мы читаем эти книги, понимаем, что дети мало изменились в эмоциональном плане, в плане межличностных отношений. Например, на вопрос «Кем ты хочешь быть?» 30 процентов мальчиков одного класса написали, что хотят быть баскетболистами, у них там сильная баскетбольная команда в городе. В другой книге мальчик написал, что хотел бы быть продавцом цветов, потому что цветы приносят людям радость. А мы говорим, что все хотят быть программистами, бизнесменами! Очень разнообразная палитра. Наверное, если психологи и социологи будут это все читать, можно будет создать социальные портреты разных возрастов целого поколения.
Когда я вижу, как дети, которые поучаствовали в этом проекте, относятся к книге, я понимаю, что для них это ценно. Это раскрывает интересную особенность - книга остается ценностью для современных детей.
- Когда речь идет о конкурсах или общенациональных проектах, учителям или администрациям школ свойственно «причесывать» ученическое творчество. Что делается, чтобы этого избежать?
- Вы знаете, это самая большая проблема в первую очередь для самих учителей. Современный учитель должен быть предельно внутренне свободным. Был случай, когда дети-выпускники написали книгу и не хотели, чтобы директор написал предисловие к ней. Не знаю, по каким причинам. Случился такой конфликт: с одной стороны, дети, которые очень активно работали над книгой, а с другой - администрация с вопросом: «Это книга школы или книга детей?» Мы приняли компромиссное решение, выпустили два варианта книги: для детей без директора, а для школьной библиотеки с директором. Здесь мы ничего не можем сделать. Учителя, директора школ должны понимать, какие они создают продукты. Вы можете оставаться жить, как вы живете, причесывать, приглаживать, ставить «галочки». И если книжка пишется для «галочки», мы никак повлиять не можем.
- А какова роль учителя в создании такой классной книги?
- Наставники, как правило, - классные руководители. Но мы предлагаем создание попечительских советов, в которые могут войти родители, классные руководители, учителя литературы, все, кто может помочь в создании книги. Но мы не можем сказать учителю: «Выключите себя, отдайте все на откуп детям». Это, конечно, был бы идеальный вариант. Потому что тогда бы мы увидели настоящую картину, изнутри.
- Такое понятие, как цензура, в этом проекте существует и в чем она выражается?
- Мы с каждым классом заключаем лицензионные договоры, договор авторского права. Мы, конечно, не будем печатать книгу, если в ней будут признаки каких-то незаконных проявлений. Но таких пока не было.
- О чем чаще всего пишут в книге класса и в каком жанре?
- Художественных произведений мало, есть отдельные сборники, в которые собраны творческие работы, стихи, маленькие рассказы, рисунки и т. д. Как ни странно, первоклашки идут в творчество. Также идут в творчество группы ребят, которые не являются классом, а являются другим сообществом, например литературным кружком. Такие книги мы называем книгами друзей. Они совершенно разные, есть тексты блестящие. Книги «Артека», например, очень свободные и интересные, потому что там дети с разных концов страны, и они не зажаты в формализованные рамки школы или класса.
По жанру книги класса в основном описательного характера: что мы сделали за этот год, кто я, кто мои друзья, кем бы я хотел быть через десять лет. Есть книги о малой родине, о родителях. Мне хотелось бы, чтобы каждый ученик по окончании школы имел три книги - написанную в начальной школе, в средней и старшей.
- Сергей Михайлович, одним словом, перспектива у проекта есть?
- Несомненно. Мы поставили перед собой задачу создать итоговую книгу года, например «Пятиклассник-2019», «Семиклассник-2019». Кроме того, помимо бумажной версии мы еще будем выкладывать все эти книги в электронном виде на нашем сайте. На сегодняшний день один экземпляр книги поступает в Центральную детскую библиотеку, один - в Книжную палату, а один остается в школьной библиотеке. Мне бы хотелось, чтобы через много лет людей в России объединяла история создания такой книги класса.