С начала года в России произошло уже несколько вооруженных нападений в стенах образовательных учреждений. 15 января 2018 года в школе №127 Мотовилихинского района Перми двое подростков нанесли ножевые ранения девяти ученикам начальных классов и учительнице. Нападавшие также ранили друг друга и были госпитализированы.
17 января в школе деревни Смольное Челябинской области произошла драка на ножах между одноклассниками. Один из них был госпитализирован.
19 января в школе №5 в поселке Сосновый Бор близ Улан-Удэ (Республика Бурятия) подросток напал с топором на учеников и учительницу, а также попытался поджечь здание. В результате инцидента педагог и шестеро детей получили ранения. Нападавший предпринял попытку самоубийства.
18 апреля в школе №1 города Стерлитамака (Башкирия) 17-летний ученик коррекционного класса ранил канцелярским ножом одноклассницу и учительницу информатики, после чего попытался устроить поджог. В больницы были отправлены трое пострадавших, а также сам нападавший.
Почему происходят подобные трагедии? В этом пытаются разобраться наши эксперты и читатели.

Александр АСМОЛОВ, академик Российской академии образования, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова:
- Когда я думаю о трагедии, произошедшей в Керчи, чувствую боль. Потому что ключевой синдром нашего времени - отсутствие стыда за происходящие события. И тут и там воцаряются культурные практики обезличивания, погашения разно­образия. Мы на самой страшной из граней, которая может быть, - это грань утраты человечности.
Сколько сегодня в нашей стране неуслышанных людей? Сколько в нашей стране неуслышанных детей? Сколько неуслышанных учителей?
Мы все время ищем банальные экономические, социологические, психологические объяснения происходящей трагедии и в упор не видим, что наступает эпоха полной деперсонализации. Мы живем в атмосфере общественного и человеческого равнодушия.
Кто мог бы поставить диагноз в этой ситуации? Психологи? Социологи? Политики? Сомневаюсь. Лучшими мастерами диагностики этой ситуации были бы те, кто всегда учит нас урокам совести и понимания человека: Лев Николаевич Толстой, Федор Михайлович Достоевский... Антон Чехов когда-то сказал, что самое главное - суметь вытравливать в себе по капле раба. У нас другая ситуация. В нас вытравливается не раб. В нас день за днем, час за часом вытравливается человек. Через эту ситуацию личностной драмы каждого в этой стране я и воспринимаю трагедию, которая произошла в Керчи. И в заключение информация к размышлению для всех. По данным социологических опросов, в 2017 году страх бессмысленности жизни опередил в развитых странах даже страх смерти!

Светлана ВАСИЛЬЕВА, семейный психолог:
- Вполне обычный человек берет оружие и идет убивать других, таких же, как он. Причин можно назвать сколько угодно, однако в любом случае красной нитью будет проходить проблема утраты смысла. В самом деле, когда у человека в жизни есть смысл, никаких мыслей об убийстве и самоубийстве у него не может возникнуть по определению. К сожалению, стремление уйти, «громко хлопнув дверью», порой превращается в единственный по-настоящему важный смысл, пусть и последний. Оттого свой уход такие люди могут обставлять довольно тщательно, задолго готовиться к нему, продумывать, каким образом можно убить как можно больше других граждан. Это не внезапный психоз, не действие в состоянии аффекта, это именно хорошо продуманная акция.
Беда в том, что насильно «начинить» человека смыслами невозможно, каждый должен вырастить в себе собственные смыслы. Единственное, что мы, взрослые, в состоянии сделать, - это создать условия, чтобы они смогли появиться у ребенка, чтобы он смог их вырастить и укрепить.

Александр ВИКУЛОВ, детский и семейный консультант-психолог, Череповец:
- В деле «керченского стрелка» необходим системный анализ, чтобы выявить комплекс причин, приведших к страшной трагедии. На данный момент мы можем сделать лишь некоторые важные предположения, чтобы построить работу по предотвращению подобных событий в будущем.
Серьезные изменения в эмоциональном состоянии подростка - это как изменение температуры тела. Это всегда сигнал опасности для родителей, психологов и специалистов образовательных учреждений, сигнал о том, что закончились компенсаторные возможности справиться с эмоциональным подавлением, сигнал о внутренних деструктивных процессах, до содержания которых необходимо добраться. Именно на этом этапе возможны профилактические продуктивные действия: понимание причин состояния подростка, создание условий для безопасной разрядки чувств. Ответственность в этом случае лежит на значимых взрослых, которые рядом, - родителях, педагогах, психологах, других специалистах.

Таисия ЛЮБИМОВА, мама четвероклассницы, Санкт-Петербург:
- Почему вырастают убийцы в наших семьях, я не знаю. Как-то же менялся человек со временем, были же какие-то намеки, штрихи в поведении, которые могли бы подсказать материнскому сердцу, что с парнем что-то не так. Разве никто из преподавателей, однокурсников не замечал, что у него есть какие-то странности? Если причиной расправы является отношение к нему в колледже, то невозможно представить, что же там за атмосфера была. Или, может, причина в том, что мы настолько равнодушны друг к другу, что предпочитаем не видеть, не погружаться в чужие проблемы?

Анна МАЛЬЦЕВА, мама старшеклассницы, Нижегородская область:
- Все мы, родители, конечно, близко к сердцу восприняли трагедию в Керчи. Все мои знакомые переживают, как и я, пытаются переосмыслить случившееся, извлечь уроки, чтобы подобное не повторилось больше ни с кем и никогда. Конечно, первое, о чем все говорят, - молодым людям в таком возрасте нельзя позволять иметь оружие! Психика неустойчивая, инфантильность зашкаливает. Зачем оружие? Что уж за надобность такая? В армии под надзором начальников - вот единственное место, где юноша может держать его в руках. Второй вывод, который должны извлечь учителя и родители школьников: ребенок не должен быть одиноким ни в школе, ни в семье. Если у ребенка нет друзей и контакта с родителями - это настоящая беда, причем она грозит опасностью не только ему, но и окружающим. У нас, кстати, пару лет назад в соседнем районе был случай, тоже трагический: мальчик ощущал себя никому не нужным, никого не любил и, желая всем отомстить, повесился в школьном дворе. У всех был шок. Страшно подумать о том, что было бы, если бы он имел доступ к оружию.

Марина ИГНАТОВА, сотрудник юридической фирмы, Воронеж:
- Видимо, что-то меняется в сознании людей по всему миру, раз такие ужасные вещи происходят все чаще в разных странах и среди разных народов. Не хочется говорить, что мир сходит с ума, но невольно думаешь именно об этом. Наверное, виновата пропаганда насилия, которой сегодня очень много и в СМИ, и в фильмах, и в компьютерных играх. Мир стал более жестоким, а может, это мы его таким сделали и продолжаем делать. И первыми под удар попадают наши дети. Мой сын тоже учится в колледже в Воронеже, и я с ужасом думаю, что он и его сокурсники от подобного не застрахованы, каждому ведь в голову не влезешь. Как защитить и уберечь? Не знаю, наверное, надо воспитывать любовью, надо разговаривать со своими детьми, убеждать, что насилие неприемлемо, а чужая жизнь неприкосновенна. Возможно, в школе нужно давать элементы юридического образования, связанные с охраной жизни и здоровья. Хотя мне кажется, что это не слишком поможет. В обществе, где идеалом стала успешность и ее везде выдвигают на первое место, на последних местах остаются добро, сострадание и другие ценности, например ценность жизни.

Елена КОМАРОВА, мама восьмиклассника, бухгалтер, Великий Новгород:
- Я думаю, сейчас накопилось уже такое количество случаев нападений в школах России, массово освещаемых СМИ, что некоторые дети начинают просто бездумно подражать «героям» этих преступлений. Необходимо сформировать в сознании подростков представление, что всякий, кто совершил подобное, чудовище в глазах окружающих, а не суперчеловек. Нам, взрослым, может показаться это нереальным, но незрелое сознание подростка может искажать реальные ценности. И учителя, особенно классные руководители, должны влиять на формирование у детей правильных жизненных установок. Хотя главная роль здесь все же принадлежит родителям. А еще побольше нужно создавать фильмов, где герой не тот, кто совершает убийство, а тот, кто защищает жизнь.