На конференцию, прошедшую в Колтушской школе имени И.П.Павлова, приехали порядка 300 представителей из 25 регионов России. Как заметила руководитель программы «Семья и дети» БФ имени Елены и Геннадия Тимченко Эльвира Гарифулина, в рамках форума не случайно была затронута тема взаимоотношений кровных и приемных родителей. В последнее время приемных и опекунских семей становится больше. Наряду с вопросами содержания, ухода и воспитания детей, а также защиты имущественных и иных прав, этим семьям необходима поддержка в выстраивании линии поведения с кровными родственниками. По словам Эльвиры Гарифулиной, кровная семья так или иначе присутствует в жизни приемного и усыновленного ребенка. Поэтому в отношениях с кровной семьей нужно искать ресурс, а не классифицировать их как абсолютное зло.
Перед началом панельной дискуссии, тема которой так и звучала - «Место кровной семьи в жизни приемного ребенка», - был продемонстрирован документальный фильм «Дитя двух семей», где на живом примере можно было проследить трудный и долгий путь выстраивания отношений приемной и кровной мамы мальчика. Но по ребенку, не произнесшему в объектив камеры ни одного слова, было видно, как важны и нужны ему встречи с биологической мамой и как хорошо и тепло он относится к приемной маме.
История, рассказанная в фильме, тронула сердца всех участников конференции, и многие согласились с тем, что если есть возможность рассказать о том, где ребенок жил раньше, кем были его родители, то это нужно делать. Даже законодательные нормы допускают доступность информации для приемного ребенка о биологической семье, классифицируя это как действия в интересах ребенка. Однако те, кто имеет опыт воспитания приемных детей, сразу же подняли вопрос о том, что формулировка «интересы ребенка» довольно расплывчата. На какой территории должны встречаться родственники, сколько раз в месяц, в год? Законом это не регламентировано, но, может, это не так уж и плохо. Как заметила консультант Института развития семейного устройства (Москва) Дина Магнат, жесткая регламентация - это довольно опасный момент. В человеческих отношениях невозможно все предусмотреть и все прописать.
В то же время, по рассказам приемных родителей, формулировка «интересы ребенка» часто ставит приемных и кровных родителей на линию огня, поскольку первые должны выступать инициаторами лишения родительских прав и последующей выплаты алиментов биологическими родителями. Защитить в этой ситуации приемных родителей практически невозможно. После судебных процедур они получают в свой адрес угрозы как от кровных родителей, так и от их сожителей, родственников и т. д. Бывают даже случаи, когда кровные родители, лишенные родительских прав, клянутся убить ребенка, чтобы не платить ему алименты!
Также явное противоречие наблюдается в том случае, если приемным родителям рекомендуют восстанавливать связи с кровными родителями. Как они будут это делать, если являлись инициаторами лишения родительских прав?
Отдельного разговора, по мнению многих приемных родителей, заслуживают вопросы доверия к органам сопровождения приемных семей и вопросы безопасности среды приемного ребенка. Увы, немало приемных родителей сталкивались с ситуацией, когда рассказывали о своих проблемах специалистам органов опеки и попечительства, а затем эти проблемы обсуждались всем микрорайоном. Кроме того, были вопиющие случаи, когда приемным родителям говорили прямым текстом: «Вы знали, на что шли, поэтому не жалуйтесь».
Зачастую то, что приемная семья и приемный ребенок имеют свои специ­фические особенности, не понимают в медицинских и образовательных организациях. Как пояснила доцент кафедры социологии политических и социальных процессов Санкт-Петербургского государственного университета Ольга Безрукова, фиксируются случаи жестокого обращения учителей с такими детьми. Многие приемные дети не справляются с программой, поскольку имеют различные нарушения в развитии. Приемные родители, как правило, не раскрывают тайну приема ребенка в семью, хотя есть прецеденты, когда педагоги, даже зная, что ребенок неродной, все равно относились к нему далеко не педагогически. Радует, что все-таки такие случаи немассовые и большинство приемных родителей стараются водить ребенка к репетиторам или занимаются с ним сами, чтобы нагнать программу.
Хотя многое в вопросах создания для приемного ребенка безопасных условий опять же зависит от типа приемных родителей. Как показало исследование «Потенциал успешного родительства в приемных семьях», проведенное Ольгой Безруковой и ее коллегой доцентом кафедры теории и практики социальной работы СПбГУ Валентиной Самойловой, есть несколько типов приемных родителей: компетентные, пластичные, жесткие и уставшие. Понятно, что наибольшие трудности возникают в семьях, где есть представители последних двух типов. Например, особенностью жестких родителей является нечувствительность к потребностям других людей из-за преувеличенной убежденности в своей правоте. Уставшие родители отличаются выраженными признаками синдрома эмоционального выгорания - состоянием эмоционального опустошения, усталости, нервного напряжения, постоянного преодоления себя. Эти родители часто испытывают сожаление о «спокойной жизни» до принятия ребенка в семью. Жесткие и уставшие родители в модели взаимодействия с детьми скорее реализуют свои потребности и ожидания об «удобном» ребенке. У них складывается образ успешного ребенка, им хочется, чтобы он учился хорошо, как они в свое время. А ребенок не может этого, у него проблемы со здоровьем, он прошел через определенные трудности, он явно не будет учиться больше чем на тройку, и нежелание принимать такого ребенка, ожидание отличных оценок, давление на ребенка и неприятие требований учителя - все это часто порождает клубок противоречивых проблем.
Что касается школы, то, на взгляд психологов и самих приемных родителей, главная трудность заключается в том, что учителя часто не готовы к пониманию того, что такое приемный ребенок и через что он прошел. Этот ребенок мог родиться в семье, где было насилие, он мог голодать, пережить психическую травму и т. д. Такого ребенка нельзя душить двойками, нельзя сравнивать с отличниками, нужно исходить из его возможностей. Знаниям в этой области необходимо обучать студентов педагогических колледжей и вузов, также для уже работающих педагогов должна быть служба сопровождения, которая помогала бы понять особенности взаимодействия с приемными детьми и родителями.
Справедливости ради нужно отметить, что, принимая участие в панельной дискуссии, председатель Комитета общего и профессионального образования Ленинградской области Сергей Тарасов подчеркнул, что в образовательной организации отношение к любому ребенку, независимо от его социального статуса, должно быть позитивным. По сути, каждый педагог должен быть психологом. Но, конечно, служба сопровождения, какая, к примеру, создана в Ленинградской области, - это непременная часть образовательного процесса. Психологи, социальные педагоги, руководители методических служб, руководители образовательных организаций должны чутко реагировать на возникающие проблемы и оперативно и конструктивно их решать.
Также на конференции прозвучало предложение о создании в Ленинградской области общественного совета по делам приемных детей. Работа такой общественной организации может способствовать гармонизации взаимоотношений внутри уже сложившихся семей, а также популяризовать институт опекунства.

Статфакт
    В Ленинградской области в 807 приемных семьях воспитываются 1218 приемных детей. Большинство детей в приемных семьях - это дети школьного возраста, причем учащиеся старших классов, к которым нужен особый подход в связи с их возрастными особенностями.
    Постоянно сокращается число детей, передаваемых на воспитание в учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Всего на учете состоят 670 детей, которые нуждаются в устройстве в семью. Эта цифра с начала текущего года снизилась на 7,5%.
    В региональном банке данных Ленинградской области состоит 320 граждан, желающих принять детей на воспитание в семью. Специальное обучение с начала 2018 года прошли 492 человека.

Ленинградская область