Маршрут от метро до пригорка занимает чуть более пяти минут, но сам по себе может стать загадочным приключением. Даже самый начинающий зритель, проделав этот короткий путь, испытывает предощущение важных открытий.
В особнячке Московского областного ТЮЗа, в отличие от многих своих собратьев никогда не стремившегося обрести солидность и повзрослеть окончательно, Винни Пух, Мэри Поппинс и лев Бонифаций дружно сосуществуют с персонажами Гоголя и Кальдерона, а также с героями современной подростковой пьесы. Это соседство свойственно юности. А для самых любопытных зрителей всех возрастов и размеров имеется еще и Зрительский клуб, где происходит много чего любопытного вне основного репертуара.
К открытию нового сезона Зрительский клуб приготовил замечательный подарок - «Творческий полдник» с артистом Сережей, обладателем говорящей фамилии - Друзьяк. Ну и, конечно же, с его друзьями. Театральный зритель узнает Сергея как музыкального Пятачка и циркового льва Бонифация. А большинство детей - поклонников телеканала «Карусель» восторженно кричат: «Мама, смотри, это Каляка-Маляка!» Подростки могут погуглить, в каких сериалах видели этого артиста, и вспомнить немало интересных кадров, но все-таки Сергей и его друзья прежде всего артисты театральные.
Про друзей - отдельная, удивительная история. Как-то восемь выпускников театрального класса одной из школ города Калининграда, обожающих петь, фехтовать и, конечно же, море и кино про гардемаринов, вместе отправились поступать в Москву в театральный институт. Все они чего-то для этого поступления недобрали, некоторые - сантиметров. Больше всего сантиметров, целых двенадцать, недобрал Сережа Друзьяк и, как ни старался, не смог увеличить свой рост ни на один за всю последующую творческую жизнь. Поэтому вместе с тремя отважными из этой восьмерки он оказался в Ярославском театральном институте. А потом и в труппу ­МОГТЮЗа попал не один, а вместе с однокурсниками.
Долгая истинная дружба, совместные испытания, неиссякаемый азарт и романтическое отношение к действительности, дополненные театральным образованием и удачным стечением обстоятельств, само по себе чудо. А если прибавить к этому радость узнавания и воспоминания, встречи с новым и давно знакомым, только и остается, что скомандовать себе «Вперед!» и твердить при встрече с неожиданными преградами: «Не вешать нос, гардемарины!» Сергей и его друзья так и поступали, не отчаивались, когда вместо актерской профессии приходилось заниматься аниматорством, когда не замечали режиссеры или продюсеры запрещали проявлять излишнюю, с их точки зрения, творческую фантазию на съемочной площадке.
Зрители относительно небольшого роста сразу чувствуют расположение к человеку, которому одновременно очень хочется и очень не хочется взрослеть, как Питеру Пэну из знаменитой английской сказки, вообще не хочется, чтобы что-то происходило по заведенному порядку раз и навсегда, но зато искренне хочется поделиться своим опытом театральных приключений. Детям хорошо с человеком, которому всегда хочется поиграть в свое полное удовольствие и втянуть других в театральные игры.
Несколько рецептов приготовления «Творческого полдника» от Сергея Друзьяка и друзей таковы: повседневный телевизор следует заменить на древний холодильник «Минск» из далекого детства, в котором хранится множество интересных вещей: замороженные сценарии, «суп» из музыкальных инструментов, первый снег и разные тайны. Именно холодильник, а не телевизор станет порталом, через который можно путешествовать в разные фан­та­зий­ные миры.
Если в театре артисту выпала роль знаменитого льва Бонифация, он просто обязан виртуозно жонглировать и без устали оттачивать свое цирковое мастерство на радость детям. Например, можно жонглировать спрятанными до поры в холодильнике яйца­ми, сырыми или вареными, до тех пор, пока… из них не вылупятся соловьи-свистульки. Можно даже ненадолго доверить драгоценных соловьев самым отважным родителям и учителям из зрительного зала, чтобы они самолично испытали большую детскую радость заливаться булькающими трелями и огромное детское огорчение, приключающееся, когда свистеть нельзя. А что же дети? Их можно превратить в подсолнухи, которые не могут, разумеется, сходить с места, но могут поворачивать головки навстречу соловьиным трелям и солнечному теплу, излучаемому соловьиноголосыми родителями.
А потом можно, как рассеянный из стихотворения Маршака, «вместо валенок перчатки натянуть себе на пятки» и дружески поаплодировать почтенной публике, тем более что это уже не совсем публика, а скорее партнеры по игре. И окажется, что перчатки на пятках очень напоминают петушиные коготки или древесные корни. Тогда самое время перейти от печального юношеского воспоминания «Сережа, не пой так громко» к братской реплике ростановского петуха Шантеклера: «Не пой так громко?!» Ввинтиться в сцену всеми коготками и корешками и разразиться гордым вызывающим солнце монологом. Кажется, в зале оживляются те, кто уже немного подрос и кому хочется прокричать свое победное «Кукареку!» всему огромному миру. И теперь, помолчав немного, удивляясь музыке стиха и собственной храбрости, пора негромко вспомнить толстовского Петю Ростова. Это миг, когда Петя, предпочитавший поле битвы изучению нотной грамоты, вдруг слышит на привале зарождение музыки в своем сердце и даже пробует мысленно дирижировать. Только поделиться этим открытием не с кем, потому что старшие боевые товарищи крепко спят. А скоро-скоро Пети не станет. Но среди гостей «Творческого полдника» немало совсем маленьких, и о том, что Петю убьют, Сережа не расскажет вслух. Старшие и так знают или о чем-то таком догадываются. И догадываться гораздо важнее, чем знать. Это и есть сотворчество. Взыскательные подростки и непоседливые малыши слушают эти недетские монологи затаив дыхание и раскрыв рот. Слушают. Слышат. Ощущают. Переживают. Понимают по мере сил. Растут.
Поиграть в соловьев и подсолнухи, а потом прикоснуться к Ростану и Толстому - это как поставить свои нынешние коньки рядом с коньками старшего брата, будучи точно уверенным, кому они достанутся позже. Примериться и помериться. Когда есть такая возможность - это общее счастье для старших и младших. (Образ братских коньков прилетел вместе с Карлсоном, который живет на крыше, из повести Линдгрен, хотя про это на «Полднике» не вспоминали. Но так уж устроено сотворчество.)
Оказывается, чтобы быть настоящим артистом, важно не только исполнить свою мечту и научиться петь и фехтовать, по дороге к профессии нужно научиться многим странным и, казалось бы, неувлекательным вещам - например, бесшумно, быстро и безошибочно переставлять с места на место стулья. В этом деле не обойтись без терпения и внимания. И можно поделиться своими юношескими переживаниями об отсутствии терпения, прилежания и чувства ритма со зрителями - соучастниками «Творческого полдника». Можно поделиться с ними своим теперешним актерским умением совершать бесшумные перестановки. Зрители даже представить себе не могут, пока не попробуют, какое это азартное, трудное и ответственное задание!
Когда после «Полдника» очередь дойдет и до встречи на спектакле, наверняка на сцене будет чуть больше вдохновения, а в зале - чуть больше внимания и сопереживания, чем обычно. Так прорастет доверие. Всем известно, что детский спектакль не сбудется полностью, если зрители не доверятся артистам. «Творческий полдник» существует еще и для того, чтобы артист доверился зрителям. И очень возможно, что «творческие полдники», а также и «завтраки», «обеды» и «ужины» когда-нибудь, может быть, очень даже скоро, будут не только праздничной прелюдией, разведкой боем, средством привлечения внимания к репертуару, но и самодостаточным форматом одновременного творческого общения интересных людей самого разного возраста и роста. Здесь, в МОГТЮЗе, их называют «театральными экскурсиями», «читками современной подростковой прозы», «мастер-классами для детей, учителей и родителей», да мало ли как еще. Оказывается, нам, зрителям относительно небольшого, да и большого роста, этого очень не хватало. Так что вперед, театральные гардемарины!