Так, по словам председателя Комиссии Общественной палаты по развитию образования и науки Михаила Погосяна, если раньше от граждан поступало ежегодно по нескольку тысяч обращений, касающихся тех или иных проблем, связанных с госэкзаменом, то в этом году их было всего 300. Притом что ЕГЭ сдавали 731405 человек. Сократилось и количество регионов, из которых поступали обращения: сейчас их всего 42, в то время как в былые времена письма шли практически из всех субъектов РФ.
- Тем не менее нам есть над чем работать и есть что совершенствовать, - отметил Михаил Погосян. - По данным проведенного нами мониторинга, 92 процента опрошенных заявили, что ЕГЭ требует специальной подготовки. 41,7 процента ответили, что при подготовке к ЕГЭ необходимы дополнительные задания в школе, а 52,9 процента обращаются к услугам репетиторов и платят за них довольно большие деньги. Это серьезная проблема, которую предстоит решать.
На это заместитель руководителя Рособрнадзора Анзор Музаев заявил, что ведомство старается предоставить ученикам максимум полезной информации для подготовки к ЕГЭ без услуг репетиторов.
- Большая часть заданий, которые могут встретиться на экзамене, выложены в открытом доступе на различных сайтах, - сказал чиновник. - Но, что интересно, некоторые расценивают это как подтверждение факта якобы утечек конфиденциальной информации, слив данных в Сеть накануне экзамена. Ответственно заявляю: это неправда, выстроенная нами система не допускает никаких утечек!
Заместитель министра просвещения РФ Татьяна Синюгина убеждена: главное, чего удалось достичь, - это доверие к тем результатам, которые мы имеем. Экзамен стал гораздо более честным, открытым, прозрачным, с каждым годом все меньше случаев злоупотреблений, списывания, подсказок, подтасовок.
- Конечно, ЕГЭ продолжает оставаться стрессом для учащихся, их родителей и учителей, - напомнила она. - Учитывая это, Рособрнадзор проводит огромную просветительскую работу в массах, выпуская памятки для школьников и взрослых, запуская сайты по подготовке к ЕГЭ, организуя консультации, семинары, вебинары, встречи тех, кто уже успешно сдал экзамен, с теми, кому это испытание еще предстоит. При этом надо особо отметить: ЕГЭ начинается с ОГЭ, поэтому принцип открытости и прозрачности должен быть соблюден везде, на всех уровнях.
Между тем директор Федерального института педагогических измерений Оксана Решетникова считает, что начинать готовиться к ЕГЭ «на дальних подступах» вредно, ибо это создает культ экзамена и превращает инструмент проверки знаний в карательный меч и даже некую самоцель.
- Любой учитель подтвердит: в школе, на уроках и после них детям дают гораздо больше знаний, умений и навыков, чем те, которые проверяются на ЕГЭ, - сказала Оксана Решетникова. - И это на самом деле правильно, а вот если во главу угла поставить именно подготовку к экзамену и весь образовательный процесс подогнать под процедуру его сдачи, тогда дети потеряют очень многое. Самая главная проблема, над которой мы сейчас работаем, - это стремление уйти от так называемых домашних заготовок. Задания должны быть такими, чтобы школьник на экзамене продемонстрировал умение мыслить, оперировать полученными ранее знаниями, применять их в нестандартной ситуации. А многие учителя, наоборот, мечтают о том, как натаскать детей, натренировать их, чтобы они смогли заранее заучить наизусть какой-либо массив материала и потом выдать его «по требованию». Репетиторы тоже очень недовольны изменениями, которые произошли в ЕГЭ за последние годы, ведь это не позволяет готовить ребят к экзамену на потоке. Но еще раз повторяю: мы категорически против шаблонов и стереотипов! Поэтому впредь задания будут максимально творческими. И детей надо учить понимать, что конкретно от них хотят, а не развивать стремление говорить и писать то, что хочется.
Как рассказала исполняющая обязанности директора Федерального центра тестирования Ирина Синькова, в этом году на 89 процентах пунктов сдачи экзамена были применены технологии сканирования материалов. И в скором будущем мы обязательно придем к тому, что материалы ЕГЭ будут передаваться не на компакт-дисках, как сейчас, а по Интернету, в виде зашифрованного сигнала. Апробация этой технологии уже ведется.
Большое внимание участники круглого стола уделили обсуждению грядущего перевода экзамена по иностранному языку в ранг обязательных. Руководитель Федеральной комиссии по разработке КИМов ЕГЭ по иностранным языкам Мария Вербицкая напомнила о том, что проведенное в 2016 году в России национальное исследование качества образования продемонстрировало весьма удручающую картину - двойку получил каждый третий школьник.
- Ситуация очень тревожная, - обеспокоена Мария Вербицкая. - Если ЕГЭ по иностранному языку сделают обязательным для всех, а произойдет это уже в 2022 году, вряд ли нас устроят вполне прогнозируемые результаты. Сейчас дети госэкзамен по этому предмету сдают, в общем, довольно неплохо, но это лишь иллюзия благополучия, ведь его выбирают не более 10 процентов очень мотивированных, а значит, подготовленных лучше всех ребят. Остальные же 90 процентов никогда бы его не выбрали и не сдали. Но теперь именно этот вариант нас и ожидает. Что же делать? Никуда не денешься, если у нас в стране взят курс на развитие цифровой экономики, новое поколение просто обязано свободно общаться на английском, немецком и других языках. Но поскольку до сей поры мы не смогли сделать так, чтобы это произошло, очевидно, нужно в корне менять подходы к обучению школьников и оцениванию их достижений. И учитывая тот факт, что ЕГЭ по иностранному языку длится два дня, в масштабах страны надо будет дополнительно экзаменовать едва ли не миллион учащихся, сделать это невозможно без использования ИКТ.
С коллегой полностью согласна первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования и науки Людмила Дудова. Просто констатацией проблемы решить ее невозможно, нужны активные действия.
- Поэтому есть пожелания Рособрнадзору ужесточить требования к подготовке будущих учителей иностранных языков, - заявила Людмила Дудова. - Если на выходе из педвузов мы получаем преподавателей, не способных научить детей языку и не умеющих свободно на нем изъясняться, значит, надо признать факт крайне низкого качества работы наших педвузов и педагогических факультетов университетов.
Кстати, выявить те или иные проблемы заранее, выяснить, в преподавании каких тем наблюдаются слабые места и западания, призваны всероссийские проверочные работы. Об этом рассказал директор Федерального института оценки качества образования Сергей Станченко.
- За последние годы мы провели такие срезы знаний в 85 регионах, охватив 40500 школ, то есть практически все образовательные организации страны, - рассказал он. - Да, результаты далеко не всегда радостные, но это то, что есть и с чем нам всем предстоит работать. Школы уже в начальных классах должны понимать, какие темы у них дети усвоили плохо или недостаточно прочно. Ведь, как мы все знаем, если в свое время школьник чего-то не понял, одно будет цепляться за другое, в результате потом этот пробел в знаниях не позволит ему понять много чего другого. А еще, чтобы заставить директоров школ понять всю серьезность ситуации, мы таким образом выстроили индекс текущих результатов, чтобы в число неуспешных попали не только те, кто не достиг проходного балла, но и те, кто едва превысил его. Ведь на самом деле это тоже группа риска.