Если первый фильм был о свадьбе, значит, второй - точно о беременности: эту закономерность подтверждает, например, «Отец невесты» или «Знакомство с Факерами». Впрочем, беременность, точнее две беременности, матери и дочери, в разные эпохи, нас ждет только к концу просмотра.
Вначале же есть два варианта: либо плюнуть на все и наслаждаться шикарными греческими морскими пейзажами и давно знакомыми песнями АВВА, либо дотошно выискивать в фильме эти самые нестыковки.
С момента свадьбы, которой закончилась первая часть, прошло несколько лет. Хозяйка отеля на сказочном Калокаири - веселая блондинка Донна (Мерил Стрип) - умерла, и теперь ее дочь Софи (Аманда Сейфрид) пытается удержать на плаву бизнес и осуществить мамину мечту, не испортив при этом отношения с любимым Скаем (Доминик Купер). Поддержать молодую женщину приезжают подруги Донны, отлично запомнившиеся зрителям по первой серии, и все вместе они предаются воспоминаниям. Этому посвящена вторая сюжетная линия - взгляд назад, в веселое лето 1979 года, когда юная Донна (Лили Джеймс) отправилась странствовать по миру и искать себя, а в итоге нашла троих претендентов на звание отца своей дочери. Вероятно, выбирая, что снимать - сиквел или приквел, создатели не смогли определиться, так что решили совместить.
В чем-то, конечно, критики ленты правы. И зацепиться въедливому педанту есть за что. Взять хотя бы тот факт, что героине Мерил Стрип, как и ее подругам, по сюжету от силы 50‑55 лет, и вдруг выясняется, что она скончалась. Почему, отчего? Сценаристы решили не объяснять.
Да и вообще в отличие от первой части, где сюжет, пусть и насквозь комедийный, был четко прописан, этот фильм больше напоминает набор музыкальных номеров со знакомыми актерами.
Ну а если, как полагается по правилам хорошего тона киноманов, после похода на премьеру пересмотреть первую часть, обнаруживается еще множество зацепок: например, то описание знакомств матери с каждым из кавалеров, которое читает в ее дневнике Софи, не совсем соответствует тому, что прописано по сценарию в партии Лили Джеймс. Или, например, фотографии безумных рокеров-хиппарей семидесятых, которые папаши показывали Софи, не вяжутся с образами худощавых молодых мальчиков, играющих во второй части. За подобные мелкие неувязки можно цепляться сколько угодно, другой вопрос - нужно ли? Или обратить внимание на удавшиеся отсылки к первой части. Например, Лили Джеймс покупает дерзкий для 1979 года джинсовый комбинезон, и только потом мы вспоминаем, что именно в нем неизменно появлялась в кадре Мерил Стрип. Значит, Донна сохранила этот наряд, напоминающий о последнем безбашенном лете ее жизни?
Если типаж Аманды Сейфрид таков, что воспринимается она однозначно ангелочком, да и ее героиня Софи, в общем-то, хорошая девочка без всяких «но», то Лили Джеймс, уже зарекомендовавшую себя в «Золушке» и «Аббатстве Даунтон», даже самые отъявленные нелюбители блондинок-барби не смогут обвинить в переизбытке «милоты». С первых кадров, когда молодая Донна срывает с себя мантию выпускницы и катится на велосипеде по студгородку, распевая «When I kissed the teacher», становится ясно - скучно не будет. Драйв, легкомыслие, спонтанность - все, о чем в первой части Мерил Стрип только вспоминала, тут остается еще предвкушением для той девушки, которая так хотела объять необъятное. Для нее и для двух верных подружек.
Из девочек не стали делать классическое трио - блондинка, рыжая, брюнетка, благодаря чему смотрятся они вполне живо. И даже Рози, ставшая в зрелые годы (Джули Уолтерс) персонажем почти комическим, в юности (Алекса Дейвис) вовсе не выглядит дурнушкой рядом с шикарной Донной и манерной Таней (Джессика Кинэн Винн). А расклешенные джинсы, массивные подметки сапог и кофточки в цветочек, в которых форсят и выступают молодые героини, не дают забыть, что речь идет о семидесятых.
Кто-то из критиков уже заметил, что фильм, мол, больше напоминает красивую заставку для караоке, на эти мысли, кстати, наводят и субтитры, которые пускают в кинотеатрах. Пожалуй, для первого фильма выбирали самые известные песни АВВА, которые по оформлению больше напоминали реплики персонажей мюзиклов. Вторая же часть смахивает на музыкальные фильмы производства СССР: песни отдельно, диалоги отдельно.
Некоторым песням позволили прозвучать по второму разу, и ритмичная дерзкая «Mamma Mia!» у Лили Джеймс звучит не хуже, чем у Мерил Стрип, а жизнеутверждающая «Dancing queen» дочери удается не хуже, чем матери. Да и Сэм (Пирс Броснан), напевающий себе под нос S.O.S. а капелла, заставляет вспомнить сцену из первого фильма, где эта песня была их дуэтом с Донной. Так что те из зрителей, кто шел «на АВВА», точно не будут разочарованы. А вот для тех, кто шел просто «на кино», все зависит от восприятия.