Признаться, до сих пор я не причислял себя к пошлякам. Между тем, если вдуматься, педагогу по большей части из года в год приходится преподносить детям банальные истины. «Волга впадает в Каспийское море» - куда уж банальнее. «Земля вращается вокруг Солнца» - трудно претендовать на более оригинальную трактовку мироздания, хотя, как выясняется из социологических опросов, сегодня около двух третей взрослого населения уже не разделяют эту концепцию мироустройства, больше доверяя своим непосредственным визуальным впечатлениям. Свежо и оригинально, не правда ли?
Трагикомично положение учителя, вынужденного бесконечно транслировать азбучные истины, делая это последовательно и непреклонно, но при этом вдохновенно, увлеченно и заразительно. С ума сойти можно, когда каждый раз приходится заново открывать с учениками очевидное. Но иного пути привить детям культуру не существует. Стопроцентной гарантии, что эти попытки увенчаются успехом, увы, нет. Помнится, поэт В.Ходасевич мечтал: «привить классическую розу к советскому дичку». Его мечтам не суждено было сбыться. И дело не только и не столько в меняющейся социально-политической конъюнктуре. Дичок может быть советским, антисоветским, постсоветским, но борщевик на любой почве распространяется тотально, мгновенно захватывая огромные территории, а культурное растение приходится холить, лелеять и защищать, зачастую не имея, как в случае с занесенным борщевиком, эффективных и надежных средств уничтожения сорняка.
Будем справедливы, фестивальная дама не посягала на естественно-научную картину мира, а высказалась об искусстве, где не все так строго определенно, как в науке, а плоские, одномерные мнения и оценки действительно обедняют палитру художника, сводя его произведение к скучным прописям, не способным воздействовать на человека эмоционально и пробудить в нем ответное движение души, то самое сотворчество, без которого нет подлинного развития личности.
Кто бы спорил! Если бы не одно большое «но». Это большое «но» расшифровывается как тотальный релятивизм, охвативший сегодня все без изъятия сферы духовной жизни человека: науку, культуру, образование и, что особенно опасно, нравственность.
«Любое суждение имеет право на существование» - этому тезису трудно противостоять в интернетную эпоху, когда каждый пользователь Сети сам себе ученый, художник и режиссер, имеющий на все свою окончательную непререкаемую точку зрения. Парадоксальным образом невиданное доселе пространство, казалось бы, создающее все условия для диалога, превращается в арену войны всех против всех.
Робкие голоса серьезных ученых, сплотившихся в комиссию по борьбе со лженаукой, дабы противостоять полной ахинее о возможностях создания вечного двигателя, живой воде и прочим благоглупостям, не слышны. По силе воздействия на сознание людей они не мощнее комариного писка, тонущего в информационном грохоте. Так очевидное превращается в невероятное, а невероятное (абсурдное) бессовестно выдается за очевидное.
Да простят меня за навязчивую метафору, тотальный релятивизм - борщевик эпохи постмодернизма. Именно он высасывает живительные соки из культурного слоя, препятствуя его наращиванию. Обезвоженные почвы порождают пыльные бури, а наши люди в соответствии с отечественными климатическими особенностями начинают «нести пургу». Так принцип Декарта «подвергай все сомнению», без которого невозможно развитие, доводится до абсурда, превращаясь в собственную противоположность, а безосновательные оценочные суждения выдаются за истину в последней инстанции. В таких условиях требуется изрядное мужество для отстаивания банальных истин.
Сомнению, осмеянию и умалению сегодня подвергается буквально все: шедевры мировой культуры, очевидные злодеяния политических лидеров, совершенные в недавнем прошлом. Но самое главное - тотальный скепсис отрицает саму возможность и правомерность внятных эстетических и нравственных оценок явлений истории и культуры. Так появляется соблазнительная возможность оправдания мерзостей прошлого и настоящего, а заодно получения индульгенции на будущее, снимающей обвинения в любых гнусностях, которые еще только предстоит совершить. Удобно! «Сухо и комфортно», как гласит реклама памперсов. О возведении комфорта в высшую степень ценностей разговор впереди. (Пока лишь напомню, что памперсы предназначены исключительно для младенцев, больных и глубоких стариков, иными словами для тех, кто в силу возраста и состояния здоровья не в состоянии контролировать жизнедеятельность своего организма. Остальные возрастные категории в таких средствах гигиены не нуждаются.) Но вернемся к инакомыслящим.
Да, во все времена инакомыслящие совершали прорывы мысли и духа, но их не следует путать с праздно болтающими. Именно последние опошляют картину мира, вводя в заблуждение взрослых и детей. Так называемые банальные истины - результат революционных открытий, за многие из которых авторам, идущим наперекор общепринятым представлениям, приходилось расплачиваться жизнью. Так, до поры для всех было очевидно, что Солнце вращается вокруг Земли, кроме одного упрямого поляка, который наперекор всем заявил, что это Земля огибает Солнце. Но инакомыслящий Коперник совершал свои открытия не с целью во что бы то ни стало отличиться от всех, а испытывая нормальное подозрение к тому, что выдается за истину лишь потому, что так считают все.
В этом же выдающемся ряду: жизнь и творчество Ахматовой, Мандельштама (эстетические и этические оценки их творчества тесно переплетаются, взаимно дополняются и усиливаются, ибо в основе того и другого нравственный императив); несгибаемая гражданская позиция генерала П.Григоренко, отказавшегося от всех привилегий во имя отстаивания попранной властью справедливости, в итоге попавшего в психушку; Рауль Валленберг, спасавший в годы войны венгерских евреев, окончивший свою жизнь в подвалах Лубянки; философ и теолог Дитрих Бонхоффер, казненный за участие в покушении на Гитлера. Их совсем немало - тех, чьи жизни, судьбы и творческое наследие неоспоримо влияют на умы и души людей. Спустя годы, века, тысячелетия прежде всего оценивается нравственный подвиг. Потому-то их инакомыслие спасительно для культуры в целом и отдельного человека в частности. Да что там говорить, если сам Спаситель был диссидентом!
Когда ты осознаешь, какую цену заплатило человечество за открытие так называемых банальных истин, педагогическая деятельность перестает казаться скучной и отупляющей учителя рутиной. Стоит лишь воспроизвести в своей исторической памяти обстоятельства, связанные с их рождением, как пробуждается подлинная страсть, проявляется неподдельное волнение, окрашивающие яркими эмоциями передачу, казалось бы, тривиальных, давно известных фактов. Увлекательному процессу совместного с детьми постижения «банальных» истин дополнительную остроту придает вошедшее в моду обывательское (а по сути, жлобское) их отрицание людьми взрослыми, у которых зачастую есть высшее образование, но, как выясняется, серьезные проблемы со средним.
Увлекательным он становится, стоит лишь эмоционально отнестись к обстоятельствам, которые сопутствовали научным прозрениям, и проследить дальнейшую судьбу этих открытий вплоть до дня сегодняшнего. По сути, речь идет о развертывании перед учениками драмы идей. Подход ненов, но требует от педагога овладения специальными компетенциями.
«Само слово «драма» на древнегреческом означает «совершающееся действие». На латинском языке ему соответствует слово action. То самое слово, корень которого - act - перешел в наши слова «активность», «актер», «акт». Итак, драма на сцене есть совершающееся на наших глазах действие, а вышедший на сцену актер становится действующим. «...Можно оставаться неподвижным и тем не менее действовать, но только не внешне - физически, а внутренне - психически» - это цитата из знаменитой книги К.С.Станиславского «Работа актера над ролью».
Активность - одно из ключевых понятий современной педагогики. Не станут сегодня дети и тем более подростки пассивно, покорно впитывать знания. Отсюда наряду с традиционным уроком им предлагаются самые разнообразные «активности»: перевернутые уроки, участие в проектно-исследовательской деятельности с использованием современного оборудования. Но дело не сводится только к изменению форм обучения и техническом оснащении обучения. Как справедливо было замечено, для того чтобы повествовать о Великой французской революции, в класс не обязательно вносить гильотину. Речь прежде всего идет о психологической готовности учителя взволнованно и искренне передавать своим ученикам дух науки, ценности и смыслы культуры. А для этого приходится рассматривать их по Станиславскому, в предлагаемых историей обстоятельствах. Следовательно, будем готовить учителей по системе Станиславского?
Между тем каждый раз, когда встречаюсь с предложениями ввести предмет «Актерское мастерство» в программу подготовки будущих педагогов, испытываю двойственное чувство. С одной стороны, кому из учителей помешает правильная постановка сценической речи и отработка хорошей дикции? Но в своей долголетней практике я имел честь работать с педагогами, чьи речевые и иные данные были далеки от совершенства. Легкое заикание или картавость отнюдь не мешали им магнетически притягивать к себе юных зрителей. Обладая сильным воображением, они воссоздавали колорит эпохи, рождая у учеников эффект личного присутствия в драматические моменты истории и культуры. При этом они могли выглядеть достаточно нелепо: размахивать руками, подпрыгивать, бегать по классу, внезапно приземляясь не крышку парты ошарашенных девушек. Но вся их внешняя несуразность отступала на задний план и искупалась подлинной страстью. Воистину, тысячу раз был прав Гете:
Где нет нутра, там не поможешь потом.
Цена таким усильям - медный грош.
Лишь проповеди искренним полетом
Наставник в вере может быть хорош.
А тот, кто мыслью беден и усидчив,
Кропает понапрасну пересказ
Заимствованных отовсюду фраз,
Все дело выдержками ограничив.
Он, может быть, создаст авторитет
Среди детей и дурней недалеких,
Но без души и помыслов высоких
Живых путей от сердца к сердцу нет.
С гением не поспоришь, но одно маленькое замечание я все же себе позволю. В создание у недалеких дурней авторитета с помощью пересказа и заимствованных фраз верю. А у современных детей - сомневаюсь!
Подлинные наставники в вере, а таковым, на мой взгляд, должен стремиться стать учитель любого предмета, никогда не теряют из виду сверхзадачу. Под сверхзадачей К.С.Станиславский подразумевал глубокое проникновение актера в духовный мир писателя, в его замысел, в те побудительные причины, которые двигали пером автора.
Но ведь такой подход распространяется не только на адекватное понимание серьезных драматических произведений, но и на культуру в целом, включающую литературу, искусство и науку. Ныне даже учителя математики, химии, естествознания не могут ограничиться только сообщением определенной суммы знаний и формированием необходимых предметных компетенций. Все они в той или иной степени формируют мировоззрение ребенка, приобщают его к тому, что именуется духом науки, оживотворенной методом научного исследования.
Да, новое поколение значительно свободнее, нежели мы. Они в большинстве своем не склонны все принимать на веру. В целом я отмечаю это как положительное качество. Но в этом проступает и серьезная проблема. В городе Упсале (старинная столица Швеции) над главной аудиторией университета, где всю жизнь проработал автор единой системы классификации растительного и животного мира Карл Линней, я увидел надпись: «Мыслить свободно - это много, но мыслить правильно - это больше». Серьезная мысль. Речь идет о дисциплине ума, которая должна служить защитой современного человека, живущего в условиях неопределенности и нарастающих информационных потоков. Увы, бессчетное количество раз мы сегодня наблюдаем и на уроках, и в СМИ высказывания типа: «А мне так кажется, это моя точка зрения, я имею на нее право!» Право-то ты, конечно, имеешь, но насколько твоя точка зрения опирается на достоверные факты и проверенные серьезной наукой теории? Тотальный скепсис и релятивизм, подобно раковой опухоли, разъедают мышление современного человека. Вне зависимости от возраста этой эпидемии подвержены и стар и млад. Фейковые новости захлестывают информационное пространство, дезориентируя людей. На эти новые вызовы необходимо отвечать. И лучше прививать дисциплину мышления с младых ногтей, со школы.
Нет, не навязывать свою единственно верную точку зрения. Такой подход вызовет лишь отторжение. Молодые не приемлют диктата. Но их предстоит терпеливо учить отличать факты от мнений, обучать противодействию пропаганде и дезинформации, сравнивать разные источники информации, пользуясь наиболее надежными. Противостоять манипулированию способны лишь начитанные люди. Дисциплина мышления - это нечто вроде ремней безопасности в условиях зоны турбулентности, в которую попала современная цивилизация. Вот почему у меня отсутствует комплекс старческой неполноценности перед лицом новых поколений ХХI века. В их развитии мы по-прежнему играем серьезную роль.
Историк С.М.Дубнов справедливо писал: «Есть нечто от вечного в долгой сознательной и активной жизни на протяжении ряда поколений - конечно, при условии сохранения молодости духа и чуткости ко всем явлениям дня. Такой человек видит динамику поколений, длинную цепь исторической эволюции, в которой он составляет звено, сам проходит целую полосу истории и сливается с целым веком в ней».
Учитель - посредник, переводчик с языка культуры на язык детей и юношества. В этой своей ответственной и благородной миссии он в чем-то сродни актеру, работающему над текстом, созданным драматургом, музыканту-исполнителю, который вкладывает свою душу в чужое произведение, партитуру, сочиненную композитором. Об этом читаем у Юрия Любимова: «Актеры - они исполнители. Многие почему-то обижаются за такое определение, но странная это обида. Я всегда говорю: исполнительская профессия - это прекрасная, это высокая профессия. Уланова - исполнитель, Рихтер - исполнитель, Ростропович - исполнитель. Это высокие исполнители, творцы, интерпретаторы, по-своему, через себя все пропускающие, через свой мир, но они ведь исполняют написанную точную партитуру. Или певцы великие. Федор Иванович Шаляпин - он тоже исполнитель. А почему-то многие драматические актеры считают, что что-то тут не так».

Евгений ЯМБУРГ, директор школы №109, заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук