За высказываниями, которые мы произносим, стоят не всегда осознаваемые установки и желания.
Наши реакции на ситуацию, в которой мы находимся, можно разделить на три вида: мысли, чувства, действия.
За мыслями, чувствами и действиями стоит эмоциональная реакция, являющаяся результатом примитивной, первичной оценки ситуации по типу хорошо-плохо, опасно-безопасно, полезно-вредно.
Специалисты, занимающиеся исследованием функционирования мозга, утверждают, что наши внутренние противоречия, возникающие между желаниями совершать одни действия (результат первичной оценки ситуации - «хочу») и необходимостью совершать совсем другие (результат осознанного анализа ситуации - «надо»), и являются постоянным источником стресса (Савельев С.В., «Изменчивость и гениальность»).
Таким образом, фразы, которые педагог использует в разговоре с детьми или родителями, несут не только информационную нагрузку, но и эмоциональный компонент, заключенный в форме построения фразы. Дополнительное невербальное сопровождение фразы и интонационная экспрессия усложняют информацию, которую мы пытаемся донести в беседе настолько, что сказанное - такое простое и понятное - окружающими воспринимается совершенно с иным информационным содержанием.
В разговорах между педагогом и ребенком выделяются фразы, определяющие структуру беседы: содержащие информацию, не имеющую прямого отношения к актуальной ситуации; образы и символическое описание; фактическую информацию; мотивирующие вопросы; обобщения и описание характера.
Наибольший вред нашему общению наносят фразы, содержащие информацию, не имеющую прямого отношения к обсуждаемой ситуации, например, «Может, тебе подушку принести?», «С такими знаниями тебя даже в дворники не возьмут!», «А если завтра все пойдут с крыши прыгать, ты тоже прыгнешь?», «А голову ты дома не забыл?». Нам довольно трудно без подготовки прекратить озвучивать наши личные мысли, но, к сожалению, именно такие высказывания являются наиболее конфликтогенными. В данном случае помогает сосредоточенность на обсуждаемом материале и ученике, на его ответах и реакциях.
На втором месте по способности к нарушению структуры беседы и на первом по усилению безысходности стоят обобщающие фразы и описания характера (Селигман М., «Ребенок оптимист»). Определить такие фразы помогают слова-маркеры: «всегда/никогда», «все/никто», «ленивый», «глупый». Как часто мы говорим: «Рты закрыли, а тетради открыли», «Скажи всем, мы все посмеемся», «За десять лет работы вы самый худший класс!», «Ты всегда опаздываешь!», «Ты никогда не делаешь домашние задания».
Такие разные фразы приводят к одному результату - заставляют собеседника реагировать на происходящее на эмоциональном уровне и не задумываться над возможными решениями проблемы, уходить от обсуждения конкретных действий или фактов в область переживаний и ощущения бессилия. Как показывает практика, высказывания, содержащие обобщения и описания характера, не позволяют собеседнику перейти к обсуждению конкретных шагов по решению проблемы и создают впечатление, что обсуждаемая проблема не решаема в принципе.
Значительно улучшают эмоциональный комфорт в общении и повышают его эффективность высказывания, содержащие конкретные и измеряемые «надо» и мотивирующие вопросы.
Используя конкретные и измеряемые «надо», мы способствуем постановке четких целей и определению конкретных задач, которые ребенок может выполнить в ограниченное количество времени. В данном случае работа с «надо» позволяет ученику понять, когда наступит «хочу». Понимание, что необходимость прилагать усилия завершится в конкретный момент времени и наступит период выполнять то, что я «хочу», значительно снижает напряжение выбора.
Ведущим фактором, способствующим успеху, является осознание пошаговости и конкретности требуемых действий. Например, «Ты никогда не делаешь домашнее задание!» легко заменяется на обсуждение конкретных примеров из конкретного домашнего задания или отсутствия тетради с выполненной работой. Можно найти множество конкретных фактов, требующих обсуждения, о невыполненной домашней работе.
Формировать стиль общения без использования обобщающих утверждений лучше всего начинать с фокусировки внимания учеников на обобщающих фразах, которые они используют: «А никто не сделал», «Ну, все же опоздали», «Мы всегда...». Постепенно мы начнем замечать не только чужие обобщения, но и свои собственные и заменять их конкретными высказываниями.
С описанием характера необходимо работать несколько иначе. «Я ленивый», «Я глупый» заменяется на описание действий: не «не сделал домашнее задание», а «две задачи и четыре номера»; не «я глупый», а «написал контрольную работу на «2». И здесь мы можем активно использовать мотивирующие вопросы о действиях: «Что ты сделал, чтобы подготовиться к контрольной работе?», «Что необходимо сделать, чтобы исправить двойку?», «Кто может тебе помочь в решении проблемы?».
За последние три года количество жалоб родителей на преподавателей значительно увеличилось. Проблема явно не в преподавателях, а в высокой чувствительности детей и родителей к некорректно сформулированным высказываниям и доступности «жалобной книги» в виде интернет-ресурсов. Так, может, пришла пора создать курсы безопасного общения для педагогов?

Максим ХАРИСОВ педагог-психолог школы №1534