Два директора

После расформирования группы специального назначения органов государственной безопасности «Вымпел» и увольнения в запас я получил неожиданное предложение. Речь шла о благотворительном проекте создания в Одинцовском районе лицея-интерната для детей офицеров-пограничников, погибших при исполнении служебного долга, постоянно находившихся в регионах ведения боевых действий и в особо отдаленных районах России.

Однако, чтобы стать одним из руководителей создаваемого лицея, одного моего согласия было недостаточно - предстояло выдержать конкурс. Моим основным «соперником» оказался Юрий Григорьевич Мамонов, генерал-майор Пограничных войск, человек с богатым боевым и жизненным опытом. В свое время Юрий Григорьевич создавал и активно поддерживал движение юных друзей пограничников и хорошо знал интересы мальчишек и девчонок.

До лицея мы не были знакомы лично, хотя по своему первому образованию я тоже офицер-пограничник.

И тем не менее...

В курсантские годы на занятиях по тактике Пограничных войск мне запомнился случай с молодым лейтенантом-замполитом (так называлась должность офицера, отвечавшего за воспитание солдат), служившим в Закавказье. Группа армянских граждан решила любой ценой покинуть территорию СССР. Собрав самодеятельный ансамбль и заручившись поддержкой местных властей, хитрецы ездили по пограничным заставам со своими концертами. Войдя в доверие к пограничному командованию, на одной из застав нарушители границы попросили разрешения покосить сено для личного скота за инженерно-техническими сооружениями в непосредственной близости от сопредельной территории. «Артистам» такое разрешение дали, а для обеспечения их безопасности был назначен молодой пограничник. Хладнокровно убив своего сопровождающего, преступники бросились к границе, проходившей вдоль быстрой горной речки. Перед смертью истекавший кровью солдат успел выстрелить в воздух и предупредить своих товарищей. Немедленно была поднята тревожная группа, но времени на опережение беглецов уже не было. Когда пограничники прибыли к месту происшествия, нарушители уже подплывали к берегу сопредельного государства. Командир тревожной группы отдал приказ открыть огонь на поражение, но один негодяй, хотя и раненый, все-таки сумел выбраться на противоположный берег и спрятался за большим валуном.

На помощь уже бежали стражи пограничной охраны сопредельной стороны. Времени на размышление не было. И тогда молодой замполит бросился в бурную горную реку, выскочил на берег противника и, схватив за волосы раненого бандита, на глазах у опешивших от такой наглости аскеров, перетащил его назад на нашу территорию.

Когда, сопоставив отдельные факты в биографии Юрия Григорьевича, я спросил его, не имел ли он отношения к тем событиям, он только рассмеялся:

- Молва, конечно, преувеличивает, но нечто подобное в моей жизни было.

И помолчав, добавил:

- Хотя заслуга в пресечении побега принадлежит сержанту, начальнику отделения. Не растерялся, с ходу открыл огонь... А я считал его дерзким наглецом и разгильдяем. Молодым был, не понимал, что из тихих, «послушных», незаметных юношей редко вырастают настоящие мужики.

К нашей общей радости попечители проекта оказались неординарными людьми и вопреки общепринятой логике назначили в лицей сразу двух директоров - Юрия Григорьевича и меня. Два года совместной работы с ним доставили мне огромное удовольствие. Несмотря на мое искреннее уважение к нему, большой жизненный опыт и разницу в возрасте, Юрий Григорьевич ни разу не принял ни одного важного для лицея решения без обсуждения со мной. Будучи во многом разными людьми, мы жили по одному уставу - неписаному уставу офицерской чести.

Генерал Мамонов всегда доказывал свои убеждения поступками. В шестидесятых годах у Советского Союза были очень непростые отношения с Китаем, который до сих пор имеет к нам огромные территориальные претензии. Главный резерв Китая - многочисленные людские ресурсы. Сотни тысяч китайских граждан, используя тактику людских волн, предпринимали попытки массовых нарушений нашей государственной границы. Стараясь не давать поводов для провокаций и обвинений в использовании силы против безоружных людей, советские пограничники без оружия, взявшись за руки, живым кольцом закрывали наши дальневосточные рубежи. В этой цепи, выдерживая натиск обезумевшей толпы, стоял и капитан Мамонов, добровольно уехавший из Москвы на китайскую границу. Примечательны события, связанные с этим отъездом.

На офицерском собрании обсуждали поступок майора, отказавшегося ехать на границу с Китаем. Человек слаб. Не у всех долг и патриотические чувства бывают сильнее страха за семью, устроенный быт, собственную жизнь. Обычный человек имеет права на такую слабость. Офицер - нет. Как и рыцарь, он не имеет права носить это высокое звание, если не решается вступать в бой за поруганную честь Родины, женщины, друга в зависимости от силы противника и степени риска для собственной жизни.

Выступая на собрании, Юрий Григорьевич был категоричен - поступок майора несовместим с офицерским званием. В ответ он услышал хлесткое:

- Какое право, товарищ капитан, вы имеете осуждать меня, находясь здесь, в Москве, за тысячи километров от той самой границы, за которую так ратуете?

- Я служу там, где это нужно командованию, - спокойно ответил Мамонов. На следующий день его рапорт о направлении на полуостров Даманский был удовлетворен.

От провокаций китайцы перешли к более решительным действиям и вторглись на нашу территорию силами воинских подразделений. Первыми встретили врага пограничники. Десятки молодых ребят отдали свои жизни, защищая дальневосточные рубежи России. Советский Союз ответил, как положено великой державе. Захватчики были сметены с нашей территории.

Школа благородного юношества

Будущих учеников лицея вместе с Юрием Григорьевичем мы отбирали прямо на границе, переезжая из одного погранотряда в другой. Мне «досталась» ставропольская группировка погранвойск на границе с Чечней и Армения. Генерал Мамонов вылетел в Таджикистан. Несмотря на то, что на руках у нас было письмо поддержки, подписанное директором Федеральной пограничной службы генерал-полковником Николаевым, спокойствия на душе не было. Как отнесутся жены погибших офицеров к нашему предложению? Смогут ли дети вынести разлуку с близкими? Не запросятся ли домой? Как организовать жизнь наших будущих воспитанников?

Скаутские программы были хорошим подспорьем в нашей работе, но их было явно недостаточно для каждодневной жизни лицеистов. Кроме того, международный скаутский опыт не учитывал особенностей современной России и не имел готовых рецептов для воспитания и подготовки к жизни маленьких российских граждан. Нам предстояло, используя принципы и идеалы скаутского движения, придумать свою систему работы с детьми.

Прежде всего мы задались целью дать лицеистам глубокие экономические знания, воспитать уважение к закону и умение уверенно стоять на ногах в наше непростое время. Но где взять время для дополнительных занятий, если его не хватает даже на освоение школьной программы?

И тогда нам на помощь пришла игра. На территории лицея мы решили создать настоящее детское государство с правительством, парламентом, судом чести и отвечающими за своих граждан губернаторами. Все в лицее делалось руками самих ребят. Мы отказались от услуг уборщиц, а по выходным не ходили даже в столовую - дежурные повара из числа лицеистов никому не давали умереть с голоду и все готовили сами. Наше министерство продовольствия занималось заготовкой овощей. Специально созданные фирмы, выполняя государственный заказ, солили капусту на зиму. Каждый гражданин Лицейской республики имел возможность зарабатывать собственные средства, включившись в экономическую жизнь государства. В обиходную речь прочно вошли понятия «расчетный счет», «кредит». Дополнительные уроки не понадобились - сама организация жизни в лицее, построенная на принципе длительной деловой игры, учила наших воспитанников экономике, праву, основам политических знаний, открывала широкие возможности для самореализации. Хорошо изучив историю России, мы нашли место и для дружины юных разведчиков. По примеру Новгородской республики, в особые периоды превращавшейся в богатырскую дружину, один раз в неделю лицей становился отрядом юных разведчиков. Каждое воскресенье все ребята переодевались в скаутскую форму, день начинался с торжественного построения и подъема флагов Российской Федерации и Лицейской республики. Все выходные ребята проводили в походах, усваивая ремесло юных разведчиков и рыцарские идеалы.

Жизнь лицея невозможно было представить без регулярных образовательных экспедиций. Разделившись на поисковые патрули, лицеисты отправлялись в свои первые мирные разведки по историческим местам, местам ратных подвигов своих предков, музеям и библиотекам. С помощью наших попечителей ребята знакомились и с современной промышленностью, посещали предприятия нефтедобычи и нефтепереработки.

Каждый новый учебный год объявлялась поисковая тема. Например, «Российскому военно-морскому флоту - 300 лет». Созданное в лицее Географическое общество принимало доклады и рефераты как отдельных лицеистов, так и целых творческих коллективов - поисковых патрулей юных разведчиков. С рюкзаками за плечами и с походными дневниками в руках наши воспитанники выезжали в Санкт-Петербург, приводя в недоумение видавших виды музейных работников своей осведомленностью и настойчивым желанием переписать все музейные архивы, если они имели хоть какое-то отношение к заданным для поиска темам. После экспедиции собранные материалы тщательно обрабатывались и превращались в фотоальбомы, сочинения, творческие работы и серьезные исследовательские рефераты. Финальным мероприятием года становилось творческое заседание лицейского Географического общества, проводившееся обычно в форме конкурса веселых и находчивых между поисковыми патрулями.

С большим желанием лицеисты участвовали в художественной самодеятельности, готовили концерты и давали представления для пограничников, раненных в боях и находящихся в Центральном военном госпитале Пограничных войск в Голицыно.

Постепенно, шаг за шагом, вырисовывались замысел и содержание работы нашего движения.

Программы экономического, правового и гражданского воспитания для лицея разрабатывали известные российские ученые - доктор экономических наук Борис Абрамович Райзберг и доктор педагогических наук Александр Сергеевич Прутченков. Тогда над нами часто подшучивали: «Что у вас там творится в лицее? То детская республика, то скауты, то «спецназ», то экономические игры. Вы хоть сами понимаете, что делаете?» Мы понимали. Мы строили Школу благородного юношества, опираясь на опыт и знания российской интеллигенции, традиции российского офицерского корпуса, рыцарские идеалы и методику всемирного братства юных разведчиков.

Продолжение следует