Несмотря на работу, мне пришлось согласиться. Другие мамы и папы вообще молчали, поездка могла сорваться, а я не хотела этого допустить. В детстве мечтала об «Артеке», так пусть мою мечту осуществит сын. Приготовилась я к испытаниям: долгий путь в поезде, потом автобусом через только что запущенный Крымский мост. Но главное - я не знала, где остановиться. Предполагала поехать в Гурзуф, предварительно нашла в Интернете недорогое частное жилье. И все же неизвестность вызывала тревогу.
Так получилось, что все в этой поездке складывалось как нельзя лучше. Мы с детьми в чистом и уютном вагоне ехали одни. Интеллигентная проводница больше напоминала классную даму из пансиона благородных девиц - аккуратная, наглаженная, со сдержанным макияжем. Дети подобрались хорошие: пять мальчиков, пять девочек. Вначале девчонки пытались язвить, после очередного моего захода в их купе даже услышала в спину: «Она меня раздражает».
Но я не обратила на реплику никакого внимания. К концу поездки мои подопечные во всем мне помогали: складывали документы, занимали очереди, следили за багажом.
В Анапу мы прибыли рано утром, еще не было и пяти часов. Солнышко золотило верхушки туй и акаций.

Поэзия Крымского моста
Жара еще не накрыла полуостров, поэтому отсутствие кондиционера в стареньком автобусе мы перенесли легко. Вскоре подъехали к Крымскому мосту, нас попросили выйти на досмотр. Соленый морской ветер устроил нам хорошенькое крещение. С нами в автобусе ехала дама лет шестидесяти. Когда мы въехали на эпохальный мост, она встала, сорвала с себя темный платок, встряхнула густой копной рыжих волос и начала читать свои стихи о Крыме. Мои дети, ошеломленные морем (большинство видели его впервые), грандиозным строительством и живым поэтом, просто открыли рты. Когда поэтесса закончила, они восторженно захлопали. Мы узнали, что исполнительницу зовут Ольга Николаевна, она москвичка.
Ольга Николаевна начала подпевать. У нее оказался роскошный бархатный голос, к тому же она демонстрировала прекрасное знание отечественной эстрады прошлого века. Когда мы въехали в Симферополь, из ее диалога с водителем я знала о спутнице все. Оказалось, что она знакома со многими знаменитостями, чему, наверное, способствовали ее легкий нрав, удивительная общительность и энергичность. У меня закралась мысль попроситься к ней на постой. «Может, это и есть тот самый человек, который поможет?» - мелькнуло в голове. К этому моменту я уже знала, что у моей спутницы в Евпатории прямо на берегу моря есть рыбацкий домик. А для меня не было никакой разницы, где именно остановиться. Главное - спокойствие, купание, непринужденное общение. К тому же я была ограничена в средствах. Когда автобус подъезжал к вокзалу, я набралась смелости и заговорила:
- Простите, не могли бы взять меня на постой?
- Нет-нет, ни в коем случае, - резко отреагировала она.
Я не успела расстроиться, как услышала:
- А вот моя подруга недалеко от меня сдает домишко. Там спокойно, море прямо напротив. А главное - ну очень дешево!
Стая бабочек
и влюбленные собаки
Я обрадовалась и уверила, что только об этом и мечтала. Так судьба моего отдыха была решена. Но на этом чудеса не закончились. Я посадила детей в автобус на «Артек», а сама отправилась в Евпаторию. В город я влюбилась сразу. Улица Симферопольская тянется вдоль береговой линии вплоть до города Саки. Я быстро нашла дом с нужным номером, вошла во дворик. Приветливая моложавая хозяйка показала мне мой укромный уголок в глубине двора - крошечное строение из ракушечника. В моем распоряжении также была кухня. После длинного изнурительного пути уличный душ показался мне верхом наслаждения. Вода за день прогрелась и была очень комфортной. Несмотря на усталость, я напилась чаю и пошла к морю. День клонился к вечеру. Туристов почти не было, зато вдоль трамвайных путей толпами бегали упитанные собаки. Я опасливо перешла на другую сторону улицы. А вот и море. Береговая полоса слева уходила за горизонт, справа - чашей огибала очертания древнего города. После шторма песок был усеян ракушками, в лучах заходящего солнца блестели морские камушки. На пустынном пляже хозяйничали крупные бабочки, похожие на наших шоколадниц. Они сидели на каждой ракушке, на каждом камушке, они носились по воздуху, садились бесстрашно мне на голову, на руки, а потом и вовсе облепили мое тело. Поднялся ветер, бабочек стало носить в разные стороны. И тут я почувствовала чье-то дыхание - на меня взирали две собаки. Одна была косматая, огромных размеров. Другая - на коротких ногах, но с большой мордой дворняги. Собаки увидели, что я без пакетов, поняли, что от меня нечего ждать. Крупный пес кинулся весело к морю, забежал по грудь, волны его подкидывали, а он только фыркал. Таксообразная дворняга весело визжала, прыгала в накатывающую на берег волну, отскакивала. Потом они принялись гоняться друг за другом по воде. Удивительное зрелище - две собаки в лучах заходящего над морем солнца. В Евпатории собаки живут счастливо. Не важно, есть у них хозяин или нет. Вода и еда есть в мисках в каждом дворе. Бездомные собаки имеют на ушах жетон - свидетельство об их стерилизации.

Евпатория хранит историю
Моя знакомая поэтесса сообщила, что к ней приехали родственники. А значит, мы не сможем общаться. Я для себя решила, что уединение мне не помешает. Утром я пришла на пляж рано. Сразу же погрузилась в прохладное спокойное море. Хорошенько выкупалась, а вещи оставила на лежаке в беседке.
- Женщина, за это вам придется платить, разместитесь лучше рядом со мной на песке, - вдруг предложила мне одна из отдыхающих.
Мы познакомились. Ее тоже звали Ольга, как мою поэтессу. А если учесть, что и я сама Ольга, то это было удивительно. Выяснилось, что Евпаторию она знает прекрасно: приезжает уже двадцать лет отдыхать из родного Петрозаводска.
Благодаря этому знакомству я увидела Евпаторию с разных сторон. Бушующую светскую улицу с ресторанами, кафе, аттракционами и барами. Публика самая приятная - в основном это семьи с детьми. Ведь Евпатория продолжает оставаться в первую очередь детской здравницей. И малознакомые туристам татарские кварталы - мощеные улочки с домиками из ракушечника, напоминающие старые римские города. В них легко заплутать, как в лесу. На наше счастье, возле домов на лавочках весь вечер сидят соседки, размеренно перемалывая новости. Они с радостью объяснили нам, как выбраться на центральные улицы. Евпатория - это город, который все бережно хранит. Во многих местах остались старые советские тротуары. В свое время из наших парков и скверов исчезли старые советские лавки. Помните такие деревянные диваны на чугунных литых изогнутых ножках? Какие же они были удобные! Так вот, евпаторийцы их сохранили!
Как стремительно пролетела неделя! Поездка по необходимости обернулась незабываемым чудесным путешествием, в котором я обрела друзей, наплавалась вволю в теплом море, отдохнула, набралась сил.

Острогожск, Воронежская область