Твин Пикс как Изумрудный город: «Стеклобой» Ольги Паволги и Михаила Перловского (М. : Livebook, 2018).

Некто Митя Романов приезжает в городок под названием Малые Вишеры, с которым его связывает научная тайна. Романов - историк, всю жизнь посвятивший жизни и творчеству классика русской литературы Ивана Мироедова. У того с Малыми Вишерами своя история: в 1863 году он побывал в городке и после этого, что называется, проснулся знаменитым, обнаружил в себе литературный талант и превратился в величину тургеневского масштаба. И вот Романов намерен мироедовский феномен разъяснить. При этом он явно осведомлен о некоторых необычных свойствах города, да и сам за плечами имеет темную историю.
Чужак, затеявший расследование в маленьком городке… Странные жители… Разнообразные скелеты в шкафах… Тайны прошлого, о которых авторы знают, да не скоро скажут… Все это очень знакомые коллизии, фактически «Стеклобой» создан из готовых сюжетных шестеренок. Фокус в том, что авторы соединили «Твин Пикс» с «Волшебником Изумрудного города». Оказывается, в Малых Вишерах исполняются желания. Причем на легальной основе: Романову совершенно официально предлагают заполнить бланк регистрации мечты. И он таки знает, что в нем написать. Однако беда этой истории в том, что герои заодно с авторами всегда знают больше, чем читатель. На этом, разумеется, построен любой триллер, но в финале счет между командами должен сравняться. Не то в «Стеклобое»: авторам явно было интереснее придумывать разнообразные фантасмагорические зацепки и крючки, нежели увязывать их в стройную (пусть и мистическую) картину. Элли с друзьями шла в Изумрудный город, а оказалась в фантазии Дэвида Линча. Причем довольно рассеянного.
Детектив детективыч: «#черная_полка» Марии Долонь (М. : Издательство «Э», 2018).

Мария Долонь - это на самом деле… Но тут слово Татьяне Толстой, которая согласно надписи на обложке эту книгу рекомендует: «Авторы книжки, которую вы держите в руках, пять замечательных девушек, были моими студентками в семинаре «Пишем детектив». Но я ничему их такому особенному не научила - они и сами все прекрасно сумели сделать». Перед нами, следовательно, «дипломная работа» с очень весомым отзывом руководителя - Толстая абы кого не посоветует, верно? Все черты ученической работы ей присущи: тут, как и в случае со «Стеклобоем», приходит на ум аналогия с сюжетными шестеренками. Шестеренка первая: убит пожилой искусствовед, из его квартиры исчезла ценнейшая книга, которую покойному когда-то подарил сам Жан Кокто (культурный ликбез широкому читателю не помешает!). Шестеренка вторая: его ученица - принципиальная (разумеется, это необходимо по законам жанра) и безработная (очень вовремя!) журналистка Инга Белова - начинает собственное расследование (по законам жанра в убийство никто не верит). В этом ей, опять-таки по законам жанра, помогают добрые полицейские и мешают злые - и те и другие без особых на то оснований. В самых трудных случаях журналистке приходит на помощь анонимный интернет-советчик (прием нечестный, но все более популярный: современные детективщики злоупотребляют всезнанием Гугла, вот и в недавнем дэнбрауновском «Происхождении» следствие ведет компьютер). Нет-нет, в финале преступник (и не один) будет найден и разоблачен, законы жанра соблюдены. Хотя, пожалуй, у меня осталось к этой истории больше вопросов, чем у Инги Беловой, ну она ведь начинающий сыщик… Да и рекомендация Толстой сбила с толку: ждешь как минимум «Десять негритят», а получаешь вполне рядовую историю. Говорят, Серов свои рядовые работы называл «портрет портретычи». Вот и у Долонь вышел «детектив детективыч». Увы, не более.