При слове «география» вспоминается классика. В частности, комедия Дениса Фонвизина «Недоросль». В четвертом действии Правдин спрашивает, учился ли Митрофан географии. На что мать Митрофанушки - дремучая госпожа Простакова - отвечает: «Ах, мой батюшка! Да извозчик-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: «Повези меня туда» - свезут, куда изволишь».
Выражение «не дворянская наука - география» стало крылатым и с тех пор характеризует крайнюю степень ограниченности и невежества.
В философской повести Вольтера «Жанно и Колен» есть сценка, когда молодого маркиза хотят «познакомить» с географией, на что воспитатель французского недоросля возражает: «А на что она ему? Когда маркиз пожелает отправиться в свои поместья, неужели почтари не найдут дороги? Будьте покойны, не заблудятся. Для путешествий нет нужды в буссоли, и из Парижа в Овернь люди отлично добираются, не ведая, на какой они широте».
Фонвизин написал «Недоросля» в 1782 году. Вольтер «Жанно и Колена» и того раньше - в 1764‑м. Что изменилось в начале ХХI века? Средний результат по стране недавнего Всероссийского географического диктанта - тройка с минусом. Причем половина писавших диктант (48 процентов) объявили себя «туристами со стажем».
Незнание элементарного убивает интерес к науке вообще.
Директор Гидрометцентра России Роман Вильфанд с грустью во взгляде и голосе поведал, что провел что-то вроде опроса среди своих знакомых, - людей, как вы понимаете, образованных, бывающих в загранкомандировках, путешествующих по стране, не равнодушных к книге…
- Что для вас география? - спросил я нескольких своих знакомых, - рассказывает Вильфанд. - Они ответили, уверенные, что вопрос мой прост, как пятак. Перечисляют: знание континентов и стран, их столиц, расположение на карте рек, гор, морей… Они были довольны собой, а мне грустно. Солидные люди, а не назвали и десятой части того, чем занимается наука география.
География - очень красивая наука. Далеко не к каждой науке относится такой эпитет. Я в свое время наткнулся на книгу «Климаты Москвы». Читаешь как хорошую прозу. Сочленение физики и географии, романтики и цифры...
- А что для вас география? - и в шутку, и всерьез спросили всемирно известного гляциолога и географа академика РАН, доктора географических наук, почетного президента Русского географического общества, 30 лет руководившего Институтом географии РАН, Владимира Котлякова.
- География - одна из семи фундаментальных наук. Как наука география возникла второй после астрономии. Это элемент обязательного образования человека, - ответил ученый. - Раньше география занимала серьезное место в образовании. Знаете, за что Петр Великий был удостоен чести быть членом Французской академии наук? За доклад, который он сделал в Париже, - «Физическая география Каспийского моря».
Академик хитро улыбнулся. И продолжил уже на грустной ноте:
- Сейчас мы продолжаем бороться за то, чтобы география занимала большее место в школе, чем это было в последние годы.
География - единственная наука, где сочетаются стихия и социум, природа и человек. География - наука двукрылая. География в нашей стране играет особую роль хотя бы потому, что страна наша огромна. В ней непростые климатические условия. Россия - страна разнообразнейшей природной среды.
Сто лет назад был образован Институт географии. Уже тогда было понимание, что природные ресурсы очень важны, что их надо изучать. Кто постарше помнит, что была бредовая идея перегородить Обь и построить электростанцию. Слава Богу, эта идея не была воплощена в жизнь. Институт географии боролся и победил! Представьте, что было бы, если бы сейчас там было море. Добыча нефти была бы невозможна или много дороже.
А вот битву за Байкал мы проиграли. Не смогли убедить власти, что строительство огромного целлюлозного комбината на его берегу пагубно для озера.
Была идея постройки плотины в Беринговом проливе для изменения климата в Арктике. На уровне тех знаний эта идея не казалась дикой. Думали, что если построить плотину, изменить морские течения, то климат в Арктике будет теплым. И льды растают.
- А в наше время есть географические открытия, Владимир Михайлович? Они в принципе возможны? Кажется, уже все давным-давно открыто. Нет никаких тайн…
- Последнее открытие - озеро Восток в Антарктиде. Это подледное озеро. Пятое по величине пресноводное озеро после Байкала, Ладожского, Онежского и озера Виктория в Африке. Озеро подо льдом сначала открыли в кабинетной тиши. Просчитали. Сделали математическое обоснование, а затем полетели в Антарктиду, увидели своими глазами, нанесли на карту…
Это большое открытие нашего времени. Хорошо. Открыли. Что дальше? Встала задача проникнуть в это озеро. Как проникнуть, ведь оно покрыто льдом толщиной в 3,5 километра? Американцы, англичане, французы, китайцы хотели быть первыми, но получилось только у нас. В 2012 году мы пробурили-таки скважину и достигли воды. Встал другой глобальный вопрос: есть в этом озере органическая жизнь или ее нет? Результата может быть только два. Вообще на Земле нет ни одного места, где бы не было органической жизни, даже в вулканах есть органика. Если в озере жизни нет, то это нонсенс, потому что на Земле всюду жизнь. А если есть, то что это за жизнь? Из других миров?
География до сих пор на гребне наук. Она важна как фундаментальная наука.
Директор Института географии член-корреспондент РАН Ольга Соломина, что называется, разложила по полочкам то, чем занимается институт, который она возглавляет.
- Сто лет назад стояла задача описать ресурсы нашей страны. В 30‑е годы институт назывался Институтом геоморфологии, а геоморфология - это описание, но описание в основном рельефа. Это было связано с масштабами строительства, освоением огромных территорий. Потом был этап конструктивной географии. Сейчас география смыкается и с геохимией, и с геофизикой, и с математическим моделированием… - уточнила Соломина. - Достижения экономической географии тоже включаются в эти фундаментальные решения. Без учета человеческого фактора география не существует.
В Институте географии 15 лабораторий и отделов. Лаборатория геоморфологии, например, занимается эндогенными и экзогенными процессами на Земле, моделированием и картированием с использованием гео­информационных технологий. Изучает рельеф городов. Собственно, с этой лаборатории и начался Российский институт географии.
Самый свежий проект - проект «Волга». Институт занимается проблемой загрязнения Чебоксарского водохранилища. Парадокс - промышленных предприятий здесь стало меньше, а загрязнение Волги увеличилось. Наша задача - понять, где источники загрязнения.
Отдел гляциологии зондирует родники. Изучает запасы льда на Земле. Мы научились со спутника определять и площади льда, и его толщину. Надо знать о запасах воды на Земле. Лед тает, поднимается уровень океана. Очень важны исследования строения и динамики ледника.
В 2015 году возникла идея проекта Protecting Ice Memory («Защита ледяной памяти»), когда стало ясно, что в результате фазы климатических изменений, когда температура растет, а ледники сокращаются, за последние годы практически исчезли ледники Килиманджаро, в ближайшие два года полностью растают ледники в Новой Гвинее, в этом году исчез самый последний ледник Венесуэлы.
Потепление охватывает и области питания ледников, это сказывается на строении ледниковых толщ. Международная группа ученых сохраняет ценную научную информацию, которая находится внутри исчезающих из-за глобального потепления ледников. Создан аналог Ноева ковчега - своеобразного хранилища образцов, извлеченных из высокогорных глетчеров (от немецкого gletscher - «ледник»).
С августа по сентябрь 2016 года гляциологи работали на вершине горного массива Монблан на леднике Коль дю Дом (Col du Dôme) на границе Франции и Италии. Были взяты ледяные керны (образцы, представляющие собой колонки из спрессованных слоев снега). Их хранят в Антарктиде, на станции Конкордия.
В прошлом году ученые исследовали ледник Ильимани (Illimani) в Боливии, извлекли керны из глетчеров в Германии, Австрии, Швейцарии, США, России и других стран.
Гляциологи считают, что из-за повышения глобальных температур в ближайшем будущем начнется интенсивное таяние ледников. Из-за этого процесса информация об изменении температуры и атмосферных условий может быть безвозвратно утеряна.
В начале этого года в Канаде в результате сбоя компьютера отключился холодильник, где хранились ледяные керны, полученные канадскими учеными начиная с 50‑х годов прошлого века, все растаяло. Современные холодильные установки могут подвести, а в Антарктиде ничего не растает.
Высокая наука, парниковый эффект, хранение кернов в Антарктиде, подледное озеро… Все это здорово и важно. А есть проблемы более приземленные, которые решает гео­графическое сообщество, то, с чем каждый из нас сталкивается в повседневной жизни?
- Большое внимание уделяется городам. Это традиционно важное направление российской и международной географии, - пояснил вице-президент Международного гео­графического союза, вице-президент Российского географического общества Владимир Колосов. - Для нас важна московская проблематика, проблема мобильности человека. Мы меняем место жительства в течение года в зависимости от сезонов. Для России характерен так называемый феномен второго жилища. Миллионы людей перемещаются от «родного гнезда» достаточно далеко на лето, а то и на весь сезон. Этот феномен мало изучен. Им тоже занимаются в нашем институте.
Занимаемся и проблемой коммуникаций с Азиатско-тихоокеанским регионом.
Все мы знаем, что не хватает рабочих мест в сельской местности, средних и малых городах. Люди работают в Москве, Санкт-Петербурге, в других крупных городах… Их семьи остаются на малой родине. Люди мигрируют, как птицы, перемещаются по стране. Это тоже проблема, которую надо изучать.
Президент страны поставил задачу изучения пространственного развития России. Емкая, важная, междисциплинарная задача. Ближайшие три года и этим будем заниматься.
Фрагментация политического пространства тоже проблема. Число стран мира медленно, но неуклонно увеличивается.
Как далеко зайдет этот процесс? Это тоже малоизученный феномен. А проблемы медицинской географии! Это новая наука на стыке дисциплин. Есть территории, способствующие или препятствующие распространению разных заболеваний…
И это тоже изучает география.

Досье «УГ»

Институт географии РАН был создан в 1918 году в Петрограде сначала как Промышленно-географический отдел в составе Комиссии по изучению естественных производительных сил. В 1934 году он был переведен в Москву и переименован в Институт физической географии АН СССР, а в 1936 году - в Институт географии АН СССР. Институт специализируется на исследованиях в области фундаментальной и прикладной географии.
Международный географический союз (IGU) - одна из старейших международных исследовательских ассоциаций, членами которой являются представители более 90 стран мира.