Жаркое лето-2018
Для выпускников июнь в этом году выдался традиционно жарким. Понятно, что речь не о погоде, которая вела себя совершенно непредсказуемо, а о пресловутом ЕГЭ. Теперь одиннадцатиклассникам даже со школой не дают спокойно попрощаться: в ночь после Последнего звонка наши дети, как Золушки, из школьников превращаются в абитуриентов. Уже на следующее утро мы видим, как они дружными вереницами идут на ППЭ (еще одна уже ставшая привычной аббревиатура), и перед нами уже совершенно другие дети: они безошибочно знают, за что можно получить, а за что потерять балл, какое задание делать первым, а какое оставить на закуску, и уже в упор не видят тех, кто их этому научил, - своих учителей. Ну и Бог с ним! Честно говоря, и учителям уже вовсе не до ностальгических чувств. Но это не значит, что они почувствовали приближение долгожданных каникул: они тоже думают о тех же баллах, потому что и у них тоже ЕГЭ, по своему предмету, который нужно успеть сдать до ухода в отпуск, и не просто сдать, а на «отлично», чтобы в новом учебном году гарантированно вернуться на свое рабочее место. Не скажу, что такая практика стала повсеместной, но она, увы, уже существует и, безусловно, набирает обороты. Так благородная добровольная инициатива педагогов лично пройти через те испытания, которые предстоят их ученикам, обернулась дамокловым мечом для тех, кто в силу разных обстоятельств, в основном возраста и состояния здоровья, уже не может взять эту высоту.

Экзамен не на жизнь,
а на смерть
Тем, кто еще не ходил сдавать ЕГЭ, могу сказать из личного опыта: это ничего общего не имеет с тем, когда вы сидите в домашней обстановке и спокойно решаете с учащимися какие-то варианты тренировочных заданий. Процесс сдачи единого гос­экзамена скорее напоминает спортивное состязание. Это все равно, как если бы тебя спросили: «Сможешь ли ты пробежать километр?» «Конечно», - ответите вы, не задумываясь. «Тогда выступи за школу - пробеги километр на время!» И вот тут разница между просто бегом и бегом на время мгновенно становится очевидной: только что твердые ноги превращаются в ватные, дыхания не хватает, хотя до этого ты его даже не замечал, и т. д. Так же и на экзамене: когда ты понимаешь, что остается час, а тебе нужно еще столько всего успеть, буквы начинают расплываться перед глазами, сердце бешено бьется, давление скачет, мысли путаются, а нужно еще успеть написать сочинение с цитатами из классиков наизусть, и каждая неверная запятая - это баллы, баллы, баллы…
О да, я считаю, учителю хотя бы один раз это пройти необходимо, особенно если ты работаешь со старшеклассниками, чтобы понимать, к чему готовить детей. Но вот чтобы сдавать ЕГЭ самому на 100 баллов, для того чтобы считаться учителем, который хорошо знает свой предмет, - а именно так сегодня ставят вопрос некоторые руководители образовательных учреждений, - с этим я готова поспорить.
Те, кто сдавал и готовился к ЕГЭ, хорошо знают, что многие задания составлены так, чтобы скорее запутать, нежели реально проверить знания. Чтобы справиться с такими заданиями, начинаешь ставить себя на место составителя теста, чтобы понять, какую именно цель он преследовал, сформулировав вопрос таким образом. Что касается оценивания творческих работ - это также далеко не бесспорно. Какие умения мы проверяем у учителя, если он, автор ряда статей и методических публикаций, получает «4» за сочинение просто потому, что недостаточно точно выдержал шаблон? Если мы таким образом начнем измерять профпригодность, то скоро дойдем до ЕГЭ для профессоров и академиков, непонятно только, кто тогда возьмет на свои плечи их работу.
Но уж если вы так хотите отправить учителя на это соревнование, то необходимо создать какие-то минимальные условия для подготовки к нему. Например, хотя бы предоставить учителю отпуск в день сдачи экзамена. У нас происходит так, что учителя едут сдавать ЕГЭ, отработав 6 уроков в школе, и на следующий день, едва отдышавшись, выходят на работу. При этом нужно иметь в виду, что у учителя могут быть и домашние дела, от которых их никто не освобождал, в отличие от школьников, которые практически весь год сосредоточены только на подготовке к экзамену.

Молодым везде у нас дорога!
И наконец мы подошли к самому главному. К сожалению, я не обладаю официальной статистикой, но на основе личных наблюдений могу сказать, что существует прямо пропорциональная зависимость успешности сдачи ЕГЭ от возраста его участников. Самые лучшие показатели у тех молодых учителей, которые сами прошли через ЕГЭ и не растеряли приобретенные навыки. Сложнее пожилым учителям, которые в силу возраста уже не могут так быстро справляться с заданиями, как молодые. Но разве это повод указывать им на дверь? И что будет со школой, если в ней останется только молодежь без опыта работы? Если следовать такой логике, то тогда нужно стобалльников сразу же зачислять в штат.
Но шутки шутками, а то, что учитель, проработав в школе двадцать-тридцать лет, зарекомендовав себя, показав высокие результаты обучения своих учеников, теперь должен в обязательном порядке проходить через квалификационные испытания, явно превышающие его физические возможности, кажется мне не слишком уважительным к учительскому труду. С другой стороны, удивляться этому не приходится: это закономерный результат процесса нивелирования профессиональных заслуг и достижений учителя, который был начат за несколько лет до этого, когда была введена новая система аттестации педагогических работников. На сегодняшний день видно, что аттестация по новой схеме, когда нужно опять набирать какие-то баллы и никто не приезжает в школу и не смотрит, как ты даешь урок, - стала достаточно формальной. К тому же во многих школах отменили доплаты учителю и за категорию, и за звание, таким образом уравняв в заслугах и школьных аксакалов, и новичков: не важно, кем ты был, важно, кто ты сегодня есть! А в школах, которые входят, как теперь принято говорить, в рейтинг, аттестация вообще теперь проходит внутри школы, и вот тут-то и оказывается нужным ЕГЭ, а то как еще администрация школы может объективно оценить заслуги учителя!
Мы часто возмущаемся, что больным и инвалидам приходится ежегодно проходить через хлопотную и унизительную процедуру, подтверждающую их инвалидность. По сути дела, с возрастными учителями происходит то же самое, когда с них сняли надбавки за стаж, за выслугу лет, за категорию, мотивируя это тем, что сейчас в целом в школе учителю платить стали больше. Я не большой специалист в экономике, но и в советское время учитель в школе получал достаточно неплохо, но зарплата его увеличивалась по мере того, как долго он работал в школе, «отдавая сердце детям» (и во многих случаях это не было метафорой!). В сегодняшней системе от этого не осталось и следа. И то, что сегодня заслуженных учителей в обязательном порядке наравне с выпускниками направляют сдавать ЕГЭ, кажется мне уж чем-то совершенно бесчеловечным. Добровольно - пусть сдают сколько хотят. Но в обязательном порядке направлять учителей в диагностические центры, которые иной раз находятся на нешуточном расстоянии от школы, и чтобы добраться туда вовремя, учителю приходится сбивать свой привычный ритм жизни, - вот этого бы не хотелось!
Сейчас школьная жизнь уплотнилась невероятно в связи с подготовками к бесконечным тестированиям и диагностикам. И может быть, это и дает более высокие оценочные показатели. Но вместе с тем в этом бешеном ритме исчезает из школы то главное, что столько лет восхищало нас в прекрасных фильмах о школе «Доживем до понедельника», «Розыгрыш» и других, - это образ учителя, преданного своему делу, увлеченного своей профессией, заметим, не самого молодого учителя, который готов поделиться своими знаниями с детьми - не для того чтобы они лучше написали контрольную или сдали экзамен, а для того чтобы они просто выросли хорошими людьми. Как сегодня этого не хватает! Но, увы, просто общаться учителю некогда: у него уже тут элективный курс, там факультатив, еще не начались каникулы, а каждый день уже расписан по минутам, - нужно быть в форме, быть «вечно молодым», иначе… эх, сами знаете, что будет!

​Оксана ВЛАДИМИРОВА, учитель английского языка, Москва