На пункт приема и выдачи почтовой корреспонденции военнослужащих Внутренних войск Объединенной группировки войск(сил) на Северном Кавказе в Ханкале письма поступают нерегулярно. Начальник пункта прапорщик Нина Сергуненко только руками разводит: почта приходит примерно два раза в неделю, по мере доставки из Моздока. Потом письма сортируют, раскладывают по кучкам: «Северный», Курчалой, Гудермес, Шали... Гарнизонов, в которых стоят Внутренние войска, в Чечне достаточно. К сожалению, некоторые кучки еще довольно долго пылятся на почте. Дальнейшая доставка этой корреспонденции - дело времени и, как ни странно, заботы заглядывающих туда с оказией офицеров и прапорщиков из тех самых гарнизонов. Увы, далеко не все из них соглашаются взять с собой солдатские письма...

Не меньшую груду писем с такой же периодичностью свозят со всей Чечни для отправки на «большую землю». Бывало, через неделю, полторы их увозили «бортами» в Моздок. Теперь, похоже, придется отправлять обратно.

С принятием нового закона о замене льгот денежными компенсациями проблема солдатских писем приобрела иной характер. Как известно, с 1 января солдатские письма в конвертах без марок в почтовых отделениях Минсвязи России не принимают. Об этом неохотно писали некоторые газеты. Но в Чечне центральные газеты, к сожалению, большая редкость. Защищающая Россию от терроризма группировка войск в Чеченской Республике оказалась нокаутирована одним росчерком пера чиновников и законодателей. В полученной в группировке войск телеграмме г-на Крамаренко сказано более чем однозначно: «Приказываю: директорам УФПС - филиалов ФГУП «Почта России» с 1 января 2005 года прекратить прием писем в немаркированных конвертах в адрес и от военнослужащих».

...Передо мной набитый письмами плотный пакет, который передали из Курчалоя. Измятые солдатские конверты. На них, «безмарочных», - вся Россия-матушка: Ростов, Волгоград, Москва, Челябинск, Новосибирск... Разбирая его, Нина Анатольевна горестно разводит руками, мол, скорее всего на почте в Моздоке их уже не примут. Как объяснить это солдатам, которые, не щадя своих жизней, защищают здесь, на Кавказе, интересы Родины?

Вспомним, что на право бесплатного солдатского письма не дерзали посягать власти страны при любых политических режимах. На солдатских треугольниках не наживались никогда, в том числе и в тяжелейшие для страны годы Великой Отечественной войны. Чем же объяснить нынешним солдатам, которые ждут ответов на свои весточки родным, любимым и друзьям, что их письма Министерство связи не примет? Подлостью? Тупостью? Предательством?

В том самом Курчалое, райцентре в предгорье Чечни, где находится одна из войсковых комендатур, произошло ЧП с гибелью солдата. Туда выехала группа офицеров. Забрать с собой злополучный пакет, чтобы вернуть солдатам их неотправленные письма, никто из офицеров не решился. Слишком уж деморализующее влияние на бойцов окажет это в сложных условиях контртеррористической операции.

Нина Анатольевна где-то слышала, что вроде есть какое-то указание о выдаче на каждое подразделение конвертов с марками якобы из расчета - по восемь в месяц на солдата. Но когда и кто его выполнит, она затрудняется ответить. Нет ответа на этот вопрос и в отделе группировки по работе с личным составом. Ни денег, ни конвертов, ни разъяснений по этому вопросу не поступало. Впрочем, конверты могли бы, на худой конец купить и сами солдаты. Деньги-то, в принципе, небольшие, но ни в Ханкале, ни тем более в Курчалое или Шалях их купить не так просто.

Несколько проясняет ситуацию уже упоминавшаяся телеграмма: «Пересылка писем военнослужащих... осуществляется в маркированных конвертах «Воинская корреспонденция», в связи с этим» подчиненным ведомства г-на Крамаренко предписано «принять от ИТЦ «Марка» по доверенности установленного образца тираж маркированных конвертов «Воинская корреспонденция» и «осуществить магистральную перевозку и доставку тиража филиалам ФГУП «Почта России». Но, зная «расторопность» наших чиновников, защитники России грустно вспоминают известную русскую пословицу о том, что обещанного три года ждут. А судьба солдатских писем с переднего края борьбы с терроризмом так и остается нерешенной.

Давно уже набил оскомину извечный русский вопрос: «Кто виноват?». Самое время вспомнить другой: «Что делать?»

В те времена, когда был в зените популярности солдатский шлягер о письмах нежных, девичьим песенным ответом звучало: «Вы служите, мы вас подождем!» Теперь мамам и отцам, друзьям и возлюбленным солдат ждать писем с переднего края, очевидно, придется очень долго.