...о советских олимпиадах в 1970-1980-е
В 1970-е годы в СССР Министерство образования проводило всесоюзную олимпиаду по основным предметам (в те времена соревнования проводились только по естественно-научным дисциплинам. - Прим. ред.). Она проходила в несколько этапов, на каждый следующий попадали только победители предыдущего, то есть не так уж и много ребят. Но при этом организаторы Московской олимпиады, которая была этапом Всероссийской, приглашали к участию всех желающих вне зависимости от их уровня подготовки. Конечно, чиновники из Министерства образования были недовольны. И оргкомитету Московской олимпиады приходилось идти на всевозможные ухищрения.

...о знакомстве с Константиновым
В стране, где все делалось согласно жестким предписаниям, какая-то индивидуальная активность казалась чем-то странным и почти невозможным, но Николаю Николаевичу Константинову удавались невероятные по тем временам вещи. Благодаря ему в СССР открывались кружки и матклассы, проводились новые олимпиады, был организован летний математический лагерь в Эстонии. Именно там я, восьмиклассник, познакомился с ним в 1976 году. В лагерь приезжали ребята из московских матклассов, а также иногородние участники Всесоюзной олимпиады по математике. Никакой официальной поддержки этого предприятия, конечно, не было, мы все делали сами: и палатки ставили, и еду готовили, и в колхозе работали, на территории которого все это проводилось. И, конечно, математикой занимались. Меня очень удивлял этот контраст, сама идея того, что в нашей стране может быть что-то неформальное и негосударственное, она на меня сильно повлияла. Впоследствии в лагерь я ездил почти каждый год, вплоть до 1988-го, когда прошла последняя смена.

...о первом Турнире имени М.В.Ломоносова
В 1978 году я окончил школу и поступил в МГУ. В это же время у Константинова появилась идея Турнира имени М.В.Ломоносова - нового соревнования с несложными заданиями уровня районной олимпиады. Но в чем отличие? На районные олимпиады ходят ребята, которые уже выбрали себе какие-то предметы для углубленного изучения. А многие школьники еще не определились, им нужно присмотреться, понять, что им больше всего нравится. И тогда Константинов предложил провести мероприятие, на котором одновременно были бы конкурсы по разным предметам, в которых можно участвовать параллельно. И чтобы не было никаких ограничений по количеству: хочешь - в одном участвуй, хочешь - хоть во всех. Это была исключительно инициатива Константинова, государство никакой помощи не оказывало, а в организации Турлома участвовали в основном студенты. Сначала нужно было договориться с московскими вузами, чтобы они в воскресенье отдали аудиторию под соревнование: пустили детей и проверяющих. Каждым предметом занималась отдельная группа, она посылала в пункты проведения своих представителей, которые писали на доске задания, отвечали на вопросы, следили за порядком. Потом надо было все работы проверить, подсчитать общие результаты по всем предметам, разослать их школьникам. То есть, например, если две тысячи ребят участвовали, то это надо в две тысячи конвертов вложить две тысячи бумажек и все это отправить! Логистически это кажется очень сложной задачей, но Константинов умел все это организовывать.
В первый год Турлом проводился только для восьмиклассников. Такая форма соревнований была в новинку, и организаторам важно было провести их без сбоев, на высоком уровне. Когда все прошло хорошо, стало понятно, что можно расширять масштаб, и потом в турнире стали участвовать и ребята из других параллелей.

...об основной идее Турлома
Константинов был убежден в том, что в олимпиадах нужно уменьшить спортивную, соревновательную сторону: важнее, чтобы ребенку было интересно участвовать, а не какое у него место - второе или третье. Главное, чтобы у каждого был какой-то свой успех, особенно на массовых мероприятиях, потому что если приходит тысяча человек, и из них 30 победителей, то получается 970 проигравших, а это неправильно. Поэтому идея заключалась в том, чтобы сделать очень много победителей. Плюс была награда по многоборью: если человек недотягивал по отдельным дисциплинам, но участвовал в нескольких, то можно его за это наградить.

...о предметах
Всегда или почти всегда Турнир Ломоносова проводился по четырем предметам: математике, физике, биологии и лингвистике. А по остальным - в зависимости от того, собиралась ли компания, чтобы организовать соревнование, ведь тут нужны были усилия сотен человек. В первые годы помимо теоретической физики проходила еще и экспериментальная, но потом, когда число участников выросло, пришлось от нее отказаться. Очень сложно такие соревнования организовывать, когда непонятно, сколько ребят придет. По той же причине не стала постоянным конкурсом и устная математика. Зато прижились и всем очень полюбились математические игры, на которых участникам предлагалось поиграть в игру и придумать для нее выигрышную стратегию (последние 15 лет Турнир Ломоносова проводится по 9 предметам).

...о Турломе в 1990-е
1990-е годы стали для Турлома самыми благодатными. В советские времена все приходилось делать вопреки, а уж ни о каком финансировании и речи не было. Когда шли какие-то большие проверки работ, мы сами скидывались, чтобы хотя бы проверяющим по булочке раздать. А разнообразных бюрократических проволочек было море! А в 1990-х все это пропало, перестали мешать, даже в чем-то помогать начали. Математические лагеря появились по всей России. В 1995 году открылся Московский центр непрерывного математического образования, который впоследствии и стал заниматься Турниром Ломоносова. Оказалось, что государство на олимпиады даже финансирование выделяет, и у нас появились какие-то средства на ксерокопии, рассылку результатов, призы. Начался целый вал хорошей литературы.

...о математической табуретке и пифагоровых штанах
После окончания турнира всегда проводились разбор задач и награждение победителей. Но финансирования-то до 1990-х годов не было, чем же награждать? Обычно мы выписывали грамоты, временами удавалось какие-то книжки достать. А иногда бывали какие-то оригинальные придумки. Например, в книге Мартина Гарднера «Математические досуги» описана такая интересная штука: берутся металлические кольца для ключей, из них делается двойная цепочка, и когда верхнее колечко отпускаешь, кажется, что оно падает, хотя на самом деле это иллюзия, просто по цепи идет волна. И на одно из награждений Константинов принес несколько таких цепочек, и мы их раздали победителям. Конечно, ничего особенного, но детям понравилось.
А когда проводились олимпиады в эстонском лагере, там тоже бывали какие-то забавные призы: как-то раз победителю вручили математическую табуретку! Дело в том, что мебель для лагеря делали сами организаторы вместе с ребятами. И вот как-то бригада плотников соорудила очередную партию лавочек, а из оставшихся обрезков, чтобы не пропадали, сколотили несколько табуреток. В это же время прошла олимпиада, и организаторы думали, чтобы вручить в качестве награды. Вообще, чтобы найти в полевом лагере что-то пригодное в качестве приза для олимпиады, нужно сильно напрячь фантазию. И кто-то увидел табуретку и сказал: «А давайте подарим табуретку!» Идея понравилась. На ней написали: «Диплом за победу в математической олимпиаде, награждается такой-то...», как это делается обычно в олимпиадных дипломах. И вручили такой «диплом»! Сколько было мороки потом у победителя везти этот приз домой в поезде!
А однажды студенты придумали для школьников задание: доказать теорему Пифагора, используя только аксиомы геометрии. Один мальчик, Саша Разборов, справился с этим делом, и после этого ему девочки в качестве приза сшили пифагоровы штаны! Впоследствии он стал известным математиком, специалистом по теории вычислений, у него много международных наград, но он говорит, что самая ценная для него - это по-прежнему те самые пифагоровы штаны.