Четырнадцатилетний Сережа Крупа - самый маленький воспитанник и по возрасту, и по росту. Почему попал в парашютно-десантный полк, объясняет просто: «У меня отца нету, а мамка не работает». Таких историй в полку восемь. Все воспитанники полка - из малообеспеченных и неблагополучных семей. Одних привели родители, другие пришли сами. Здесь мальчишек одели в военную форму, каждому дали по духовому инструменту и поставили на довольствие - как воспитанников при духовом оркестре.

Бороться с беспризорностью в полку начали в 1993 г. Законом держать воспитанников разрешили в 1996-м. По штату 247-й полк может иметь у себя 10 воспитанников, но командование части считает, что может дать кров и большему числу мальчишек из неблагополучных семей: есть и помещение, и возможность одеть, и желание воспитать. Но нет денег на питание. В день одному воспитаннику положено продуктов на 20 рублей. Резервов у военных нет. В части шутят: «Армия сейчас такая же беспризорная».

- Может, поэтому мы и понимаем их трудности, - говорит заместитель командира полка Эдуард Чайкин. - Мы же в первую очередь видим поколение, которое потом придет к нам служить.

С вопросом о питании военные выходили в Думу Ставрополья, но ответа пока нет. Между тем, военные считают, что раз уж они тоже решили внести лепту в решение проблемы безнадзорных детей, то нужны изменения в законе. Допустим, чтобы ввести штатную должность воспитателя, дать детям льготы при поступлении в вуз и обеспечивать путевками в лагеря отдыха.

Мальчишки живут в том же ритме, что и солдаты срочной службы: подъем, отбой, занятия в школе и в полку. И мальчишки говорят, что несмотря ни на что, тут хорошо. О будущем почти никто не задумывается. В большинстве случаев дальше все пойдет по накатанной: в 18 лет армия, а уж потом - судьба военного профессионала или что-то иное. Образцы для подражания на глазах - военные профессионалы офицеры-десантники или солдат Рома - сам бывший воспитанник, ныне их наставник-дирижер. Из крылатой гвардии ребятам открыты самые разные пути во взрослую жизнь.