Между тем приличные материальные льготы на оплату жилья в законе уже прописаны, остается лишь соблюдать. Но обо всем по порядку. Сначала слово самим молодым педагогам - участникам четвертого регионального сбора «Школа молодого педагога», прошедшего недавно в Воронеже по инициативе Воронежского обкома Профсоюза работников народного образования и науки РФ.

Александра ДОРОШЕВА, учитель начальных классов Бутурлиновской школы-интерната для детей с ОВЗ, г. Бутурлиновка:
- Если говорить о жилье, то мне повезло. Я живу в Бутурлиновке с родителями, проблем с жильем нет. Но у меня есть знакомая, тоже молодой педагог, ведет начальные классы в обычной школе, она снимает жилье. Я думаю, что при нашей зарплате это очень трудно, денег практически ни на что не остается. У меня за нагрузку в 21 час зарплата составляет 12 тысяч. Если бы я решила жить самостоятельно и, например, приехала бы в Воронеж, получала бы 15 тысяч рублей, снимала бы квартиру за десять тысяч и пять платила за коммунальные услуги, на жизнь средств просто не осталось бы.
Яна БАРКАЛОВА, учитель начальных классов Нижнедевицкой школы, с. Нижнедевицк:
- В школе я работаю шестой год. Сейчас у меня 18 часов, два часа «внеурочки» и еще группа продленного дня. У меня первая категория, зарплата 22 тысячи рублей. Я жилье не снимаю, но мои знакомые снимают, и на то, чтобы жить, у них остаются копейки. Причем у них уже семья, ребенок есть, и оба родителя в этой семье - учителя, живут на свою зарплату, воспитывают ребенка и снимают. Знаю, что им предлагали дом под жилье, но не в самом Нижнедевицке, а в селе в семи километрах. В этом доме можно было бы жить и платить только за коммунальные услуги. Но, чтобы там жить, надо было сначала им самим своими силами сделать ремонт, который обошелся бы в 100‑150 тысяч. Дом-то далеко не новый. А дальше что? Вдруг что-то не получится с работой, придется уехать, а дом этот отремонтированный оставить? Поэтому они решили продолжать снимать и жить в съемном. Пока так.
Павел ШУМИХИН, тренер-преподаватель Петропавловской детско-юношеской спортивной школы, с. Петропавловка, стаж работы полгода:
- Если брать село, то на оплату съемного жилья уходит половина зарплаты педагога. Это очень тяжело, жить почти не на что. Почему-то сельские цены практически от городских не отличаются, и за жилье платится немало. Снять однокомнатную квартиру стоит от пяти тысяч рублей в месяц, и это считается еще дешево!
Марина КУЛИКОВА, учитель русского языка и литературы школы №68, Воронеж:
- В школе я работаю четвертый год, но в Воронеже только полгода, до этого жила в Саратовской области, в городе Балашове. Оканчивала Балашовский государственный педагогический институт, сейчас это филиал Саратовского госуниверситета. Полгода назад переехала в Воронеж, переехала одна, просто по велению сердца. Работу свою очень люблю, сейчас у меня есть классное руководство в пятом классе, внеурочная деятельность - занятия по литературе, называется «В мире книг», и еще я веду театральный кружок. У меня уже есть первая категория. В Воронеже я снимаю жилье. На самом деле это очень сложно! Заработная плата небольшая, примерно 18 тысяч, нагрузка 21,5 часа в неделю, половина уходит на оплату жилья. На оставшееся учишься как-то жить, я даже говорю иногда, что уже можно давать мастер-класс по выживанию. Родители помогают, если бы не они, было бы очень трудно. Но менять работу не хочу. Даже когда сгоряча сама себе это обещаю, знаю, что завтра снова приду в школу. Мне нравится работать с детьми, нравится быть им нужной. Для меня важно сохранить себя как личность, важно проявление творчества в моей жизни, и это у меня получается. Другой подобной профессии я для себя не вижу. Мы всегда вместе с детьми, они тянутся ко мне, и это очень поддерживает.
Дмитрий САМОЙЛОВ, учитель истории и обществознания школы №88, Воронеж:
- Работаю первый год, окончил Воронежский государственный педагогический университет, сейчас продолжаю там учиться в магистратуре. У меня полная ставка, классное руководство, есть ученики-надомники и «внеурочка». В среднем нагрузка 22 часа, зарплата небольшая. Но когда я шел работать в школу, был готов к тому, что зарплата будет низкая. Так как поступал в магистратуру, освобождалось время, и я хотел попробовать себя в профессии, поэтому поступил на бюджет и начал работать в школе. Я родом из Поворино, небольшого городка в Воронежской области, но уже несколько лет живу в Воронеже с родителями. О съемном жилье даже не думаю, потому что это как минимум 10 тысяч оплаты. При зарплате в 12‑13 тысяч, если человек работает за одну ставку, столько отдавать нереально. Жить потом не на что.
Илья МРЫХИН, учитель физкультуры школы №98, Воронеж:
- Я совмещаю работу с учебой в магистратуре в Институте физической культуры и спорта. У меня 18 часов - ставка, классного руководства нет, «внеурочки» тоже, пока втягиваюсь в профессию, присматриваюсь. Мне очень нравится, но как потом будет, не знаю. Хотя моя основная профессия тренер, но и к учительской профессии нас в институте тоже готовили. Останусь ли дальше в школе, не знаю. Можно работать, а можно зарабатывать. В школе я просто работаю, это больше для души, моя зарплата в школе - девять тысяч рублей. Я сам из Ростова, живу здесь в общежитии. Не понаслышке знаю, что жилье для молодого учителя, конечно, самая большая проблема. Поддержки в этом вопросе ни у кого нет. Снимать что-то нереально. Даже когда работаешь не на одной работе, а на трех, как я: кроме школы я еще работаю фитнес-тренером и тренером по аэробике. Когда в трех местах работаешь и занятость это позволяет, то еще можно как-то прожить. Вообще в школе мне работать очень интересно. Но даже если больше часов взять, даже если зарабатывать потом не девять тысяч за 18 часов, а 20 тысяч за 36(!), быть главой семьи на эти деньги нереально. А ведь еще надо где-то жить, всю жизнь в общежитии держать никто не будет. Поэтому пожелание у меня одно: надо стимулировать молодых педагогов и учителей в целом. Если будет расти заработная плата, тогда и конкуренция будет расти, и в школу придут умные, талантливые педагоги. Конкуренция порождает лидеров. А сегодня из-за низкой заработной платы никто не хочет идти работать учителем.

О своей самой больной, жилищной, проблеме молодые учителя говорят постоянно. В ежегодных анкетированиях, которые проводятся на Школе молодого педагога, обеспеченность жильем, точнее его отсутствие, стоит по значимости на втором месте сразу после низкой заработной платы. Наверняка если бы проводился общероссийский опрос, рейтинг остался таким же. Для справки: средний возраст педагогов в Воронеже - 48 лет, в Воронежской области, как и в целом по стране, - 52 года. Но есть в области районы, где этот средний возраст составляет 60 и более лет.
Где будут жить молодые учителя, которые в недалеком будущем придут работать в школу и приходят уже сейчас? О том, как предлагается решать эту проблему на уровне государства, мы уже говорили в начале статьи. Теперь о том, что гарантирует закон. В п. 8 ст. 47 Закона №273‑ФЗ (Закон «Об образовании в Российской Федерации») читаем: «Педагогические работники, проживающие и работающие в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), имеют право на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения…» Сколько и как компенсировать, решают субъекты РФ. В Воронежском регионе эти положения регламентируются законом Воронежской области от 14 ноября 2008 года №103‑ОЗ «О социальной поддержке отдельных категорий граждан Воронежской области». И действительно, в пункте 1 части 2 статьи 91 конкретно указано, что педагогам областных и муниципальных образовательных учреждений, работающим и проживающим в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа), предоставляется денежная компенсация «в размере 100 процентов расходов на пользование жилым помещением (наем)».
Вот только написано конкретно, а в жизни получается расплывчато. Воронежские чиновники объясняют, что статью эту надо трактовать специальным образом, что речь идет не о найме любого жилого помещения, а только о найме и использовании государственных, муниципальных и служебных квартир. Напомню, что изначально закон призван защищать интересы сельских педагогов, городские учителя вообще никак не учитываются, но и на селе закон по большому счету не работает. Потому что там практически не осталось ни государственного, ни муниципального, ни тем более служебного жилья для педагогов. И любой разумный человек это прекрасно понимает, ведь у нас уже давно все и везде приватизировано.
В итоге что получается? Молодой педагог приезжает в село работать, жить ему негде, он снимает часть дома или квартиру, получает свои 12 тысяч рублей и начинает жизнь изгоя. Да, он «изгнан», исключен из всех статей закона, принятого для его, педагога, так называемой социальной защиты. Он не пользуется компенсацией за оплату съемного жилья, так как оно частное, а не казенное, и коммунальные расходы ему не компенсируют по той же причине. Чем встречает государство молодого специалиста? Правильно, большой коммунальной фигой! Закон устарел, и больше всех от этого страдает молодежь, которую школы сегодня очень ждут.
Исправить ситуацию попытался Воронежский обком Профсоюза работников народного образования и науки РФ. Временно исполняющему обязанности губернатора Воронежской области Александру Гусеву и председателю Воронежской областной Думы Владимиру Нетесову было направлено письмо за подписью председателя обкома профсоюза Тамары Бирюковой с просьбой дополнить пункт 1 части 2 статьи 91 областного закона «О социальной поддержке…» маленьким пояснением - буквально четыре слова, которые действительно помогут защитить интересы педагогов. Предоставлять денежную компенсацию «в размере 100 процентов расходов на: пользование жилым помещением (наем), включая индивидуальные жилые дома».
Предложение обкома профсоюза пока изучили только в областной Думе, точнее, переправили его в Департамент социальной защиты Воронежской области. Там отказали, сославшись на «иную правовую природу» и отсутствие «правовых оснований». Правда, не забыли упомянуть про «региональную практику» других областей, где некоторые похожие затраты педагогам компенсируют или сами школы, или муниципалитеты.
Мы обязательно будем следить за решением этого вопроса. Не хочется думать, что таким образом воронежские областные власти просто перекладывают ответственность, а заодно и расходы на подчиненные им структуры. Ведь за некачественное образование и отсутствие сегодня в школах талантливых педагогов, умеющих договариваться с современными детьми, завтра будет отвечать вся страна.

Если брать село, то на оплату съемного жилья уходит половина зарплаты педагога. Это очень тяжело, жить почти не на что. Почему-то сельские цены практически от городских не отличаются, и за жилье платится немало. Снять однокомнатную квартиру стоит от пяти тысяч рублей в месяц, и это считается еще дешево!

Молодой педагог приезжает в село работать, жить ему негде, он снимает часть дома или квартиру, получает свои 12 тысяч рублей и начинает жизнь изгоя. Да, он «изгнан», исключен из всех статей закона, принятого для его, педагога, так называемой социальной защиты. Он не пользуется компенсацией за оплату съемного жилья, так как оно частное, а не казенное, и коммунальные расходы ему не компенсируют по той же причине. Чем встречает государство молодого специалиста? Правильно, большой коммунальной фигой!

Предложение обкома профсоюза предоставлять денежную компенсацию «в размере 100 процентов расходов на: пользование жилым помещением (наем), включая индивидуальные жилые дома» пока изучили только в областной Думе, точнее, переправили его в Департамент социальной защиты Воронежской области. Там отказали, сославшись на «иную правовую природу» и отсутствие «правовых оснований».

Воронежская область