Лицей имени Дягилева - уникальное учебное заведение, подобного которому в Екатеринбурге нет. Есть хоровой колледж, где дети учатся и поют. Есть музыкальный колледж, в котором учащиеся старших классов проходят курс музыкального училища. Лицей же, подобно человеку, имя которого он носит, объединил разные виды искусства: балет, музыку, изобразительное искусство. Портрет Сергея Павловича Дягилева висит в кабинете директора и напоминает о значимости любого творчества. «Будь это боевые искусства, будь это техническое моделирование, решение математических задач», - расширяет перечень творческих направлений Андрей Кадочников, возглавляющий учебное заведение, полное имя которого «Гимназия №8 «Лицей имени Дягилева», последнее как бренд.
Мы проходим по учебному корпусу, где преподаются уроки общеобразовательного цикла. Спальный корпус (условное название) предназначен для отдыха детей, которые проводят в лицее время с 8 утра до 6 вечера: здесь удобные диваны, столы для выполнения домашнего задания, пространство для игр. В помещениях эстетического цикла наблюдаем завидное разнообразие. В классе хореографии девочки в белоснежных пачках грациозно стоят на пуантах. Приветствуя нас, юные балерины делают реверанс. В хоровом классе разучивают песню. В спортзале мальчики в кимоно занимаются карате - о, среди них есть и девочки! В классах изобразительного искусства идут занятия компьютерной графикой и живописью. Тотальное погружение в мир искусства!
Со специфики школы мы и начинаем разговор с самим директором.
- В программе развития лицея мы заявляем свою цель так: это взаимопроникновение, интеграция образования и искусства, - рассказывает Андрей Кадочников. - Что здесь главнее, сказать нельзя. Искусство помогает развивать оба полушария - творческое и рациональное, оно помогает учебе. Нет конкретной задачи вырастить именно балерину, музыканта или художника. Если так происходит, это замечательно. Бывшие лицеисты создают «диаспоры» в художественном училище, Архитектурной академии, в труппе Екатеринбургского оперного. Они танцуют на лучших российских площадках: в Большом и Мариинском театрах, выставляются в столичных галереях. Но есть ребята, которые выбирают другие специальности. Важно, что в них сформировано умение креативно мыслить и действовать. Элемент творчества может присутствовать абсолютно в любом виде деятельности. Как развивающий инструмент мы выбрали классическое искусство.
- Андрей Леонидович, как возникло столь необычное учебное заведение: кто-то подсказал идею или все само собой сложилось?
- Скорее второе. Я пришел сюда сразу после службы в армии, в 1986 году. Здесь существовало два учебных заведения: школа-интернат №8, где дети жили шесть дней в неделю, и школа искусств №2. По молодости я тут дневал и ночевал, занимался с ребятами, кормил, спать укладывал. Однажды поставил собственный рекорд: не выходил из здания с понедельника по четверг. В 90‑е годы, когда все менялось и перестраивалось, было решено объединить два в одном. В мои задачи как заместителя директора по воспитательной работе входило связать два блока в единое целое. Затем был у меня двухлетний опыт директорства в другой школе, а в мае 2016 года я вернулся в Лицей имени Дягилева в качестве директора.
- Скажите, как вам удается совмещать необходимость отбора детей и территориальную привязку школы?
- Когда речь заходит о специфическом учебном заведении, власти идут навстречу. У школы небольшая территория, к нам поступают буквально несколько человек по прописке, остальных набираем со всего города. Большинство родителей осознают, что учиться у нас чрезвычайно сложно, по сути, на детей падает двойная нагрузка, не каждый к этому готов. Да и заниматься хореографией, музыкой способен не любой человек. Если у ребенка нет стопы (такое балетное понятие), а в четвертом классе ему становиться на пуанты, это может завершиться физической или психологической травмой; зачем рисковать?
Нам иногда говорят: «У вас дети особенные, вы самых талантливых собираете», я и соглашусь с этим, и поспорю. Дети всегда талантливы в чем-то. Однако талант, повторю известную фразу, с которой полностью солидарен, лишь 10 процентов успеха, остальное - труд. Обе мои дочери учились на балетном отделении, каждой из них я все пальцы на ногах перематывал, до крови их сбивали. А художникам разве легче? Это лишь кажется, что они просто ждут женщину с лирой по имени Муза и ничего не делают, на самом же деле работа происходит у них внутри. Сколько нужно потрудиться музыканту, спортсмену, чтобы сыграть легко и непринужденно мелодию или с блеском выполнить прием? Я нередко говорю родителям: «Не обещаем вырастить из вашего ребенка известного музыканта или артиста, но то, что он научится работать, это мы гарантируем». Практически у всех формируется привычка к труду.
- И все же ранняя профилизация имеет место, первичный выбор совершает не сам человек, а его родители, отдавая сюда учиться...
- Не думаю, что занятия искусством могут повредить, если присутствуют хоть какие-то способности. Танцуют ведь не ногами, а головой, и рисуют не руками, а тоже головой. Не устаю повторять: творчество может иметь разное воплощение, важно, чтобы человеку было знакомо данное качество.
- Лицеисты огромное количество времени проводят в школе. Как организован их быт?
- Для родителей серьезный привлекательный момент лицея: с утра и до конца рабочего дня ребенок находится под присмотром. В начальных классах действует школа полного дня на бюджетной основе, есть штатные ставки воспитателей, с пятого класса это платная услуга, которой многие пользуются, ведь детям нужно проводить где-то время до и между занятиями эстетического цикла, тренировками и репетициями. У нас одна из самых крупных в городе столовых по пропускной способности, дети питаются здесь два-три раза в день.
Но во всем есть и плюсы, и минусы. В обычной школе дети, как правило, знакомы с ребятами на класс ниже и на класс выше, у нас же на одном пленэре могут оказаться рядом первоклассник и выпускник, а в одном балетном номере - участвовать десятилетние и шестнадцатилетние. Единение, которое возникает в результате таких вертикальных связей, - это здорово. Но порой ребенок раньше времени узнает от старших то, к чему еще не готов. Представлять, что у нас по коридорам ангелы летают, неверно будет. Ангелы-то они ангелы, да с характерами человеческими!
Их основная жизнь протекает здесь. Я говорю родителям: «Мы видим ваших детей чаще, чем вы, во всяком случае в вертикальном положении, иногда лучше знаем их достоинства и недостатки. Доверьтесь нам!» Банальная фраза, которая от частого употребления не стала менее верной: «Школа - большая семья». Семья нашей гимназии - это 800 учеников, примерно по 60 учителей общеобразовательного и эстетического циклов, работники администрации. И, конечно, родители! Есть семьи, в которых кто-то из старших членов учился в лицее и теперь к нам приводит детей. Есть дети, которые, вырастая, приходят и говорят: «Я здесь не просто учился, я здесь жил». Вот оно, директорское счастье!
- Андрей Леонидович, мы много говорили об искусстве. А в чем, по вашему мнению, заключается искусство руководителя?
- Свой управленческий принцип я формулирую так: педагоги и сотрудники должны хорошо делать свое дело. А волноваться, переживать и получать по шее - это моя обязанность. Функцию организатора я вижу в том, чтобы ценой собственных ресурсов обеспечить бесперебойный процесс. Пусть я беспокоюсь, зато остальные спокойно трудятся.
- Что изменилось, после того как вы два года назад возглавили коллектив?
- Я не делаю резких движений, тем более что здесь меня хорошо знали, и я людей знал. Но все-таки пришлось принимать некоторые не самые популярные управленческие решения. Например, в отношении репетиторства. Чтобы им не злоупотребляли, мы ввели дополнительные занятия для детей, что в условиях нашей школы просто необходимо.
Установили единый классный час, который одномоментно проходит во всех классах, и единый консультационный день. Раз в месяц-полтора в вечернее время все педагоги находятся на рабочих местах, и родители имеют возможность обратиться к любому со своими тревогами. Это ни в коем случае не заменяет родительские собрания, где обсуждаются общие вопросы.
- Вам удается находить общий язык с родителями?
- В подавляющем большинстве случаев - да, причем как при зачислении - незачислении в школу, так и во время учебы. Радуюсь, когда мамы и папы осознают ту истинную роль, которую играют в жизни ребенка, и не перекладывают целиком заботы о чаде на школу. Не секрет, определенный детоцентризм сегодня имеет место: ребенок по определению находится в центре процесса, так и должно быть, но и другие составляющие процесса не должны страдать или отодвигаться на второй план. Дух, аура учебного заведения формируются сообща.

Екатеринбург