Конкурс

В кругах знатоков и ценителей гатчинский фестиваль экранизаций считается одним из самых интеллигентных, изящных и в то же время демократичных. Здешний конкурс открыт для всех - и для признанных мэтров, и для режиссеров-студентов, и для тех, кто лишь вчера защитил свои дипломные картины. Документальное, игровое или анимационное, полнометражное или короткометражное кино - роли не играет. Условие одно, но железное: на Гран-при фестиваля «Гранатовый браслет» могут претендовать либо фильмы, посвященные, как правило, непростой - чем тернистее, тем интереснее - жизни писателей, либо снятые по мотивам их произведений. Впрочем, это правило относится и к многочисленным фестивальным ретроспективам. В этом году их, как всегда, было предостаточно. Не забыли и про детей - семь сказок Андерсена, собранные в одну программу в честь 200-летия великого фантазера и волшебника.

Люди

Как бы крамольно и кощунственно это ни прозвучало, но на любом кинофестивале главное не фильмы и составленные из них спецпрограммы, а люди. Те, что эти самые фильмы показывают, и те, что их смотрят. Из их характеров и настроения и складывается лицо целого события. У Московского международного кинофестиваля, к примеру, оно холеное, высокомерное, с признаками богемной брюзгливости - сходишь на пару здешних мероприятий, глядишь, и у самого нижняя губа начинает надменно выпячиваться. В Гатчине же оно восторженно-мечтательное, простое и очень родное, будто не из дня сегодняшнего, а из бунинских, купринских или чеховских времен. Может, фестивальные картины, многие из которых сняты по русской классике, к тому располагают. А может, сам город так влияет - маленький и очень уж исторический, на чьих узеньких улочках шикарному лимузину не развернуться, поэтому даже самые звездные звезды начинают периодически ходить пешком и превращаются из небожителей в самых обычных людей, к которым, если собрать всю волю в кулак, и за автографом подойти не страшно. Удивительное это ощущение для жителя небольшого местечка - нос к носу столкнуться на улице, к примеру, с Михаилом Казаковым, Аллой Демидовой, Евгением Мироновым под ручку с Аленой Бабенко или с оперной дивой Любовью Казарновской. Или вот Эммануил Виторган на прогулке по Гатчинскому дворцу - одно из самых трогательных зрелищ, которое мне когда-либо приходилось наблюдать: Ирина Яковлевна Жилина, замдиректора музея, что-то эмоционально рассказывает про графа Орлова, а двухметровый артист в непременных суконных бахилах, переминаясь с ноги на ногу, возвышается над маленькой экскурсионной группой, как провинившийся старшеклассник-второгодник.

В одном автобусе с остальными участниками фестиваля ездил и член жюри режиссер Игорь Масленников, без которого не было бы у нас ни «Зимней вишни», ни киноэпопеи про Шерлока Холмса. С виду Игорь Федорович строг и вечно сердит. Но это, оказывается, только с виду: по дороге из питерского Дома-музея Державина Масленников, сам того не желая, собрал вокруг себя альтернативную компанию экскурсантов, которые, раскрыв от восхищения рты, слушали рассказы о его послевоенной юности: здесь, неподалеку от Фонтанки, я жил, тут была моя школа, а здесь мы назначали свидания девушкам. Кто бы мог подумать, что в этом неприступном человеке плещется такое море романтики!

Во время самого настоящего рыцарского турнира - с копьями, конями, доспехами и рукопашной битвой за Прекрасную Даму - все, как положено, чуть не заморозили классика польского исторического кино режиссера Ежи Гофмана. Он хоть и провел детство за Уральским хребтом, но с тех пор уже порядком отвык от жгучих морозов и во время длинного представления несолидно клацал зубами и пытался поглубже натянуть свой легкомысленный «художественный» берет. Вечером, правда, отыгрался: во время показа его нового фильма «Когда Солнце было богом» с Богданом Ступкой и Мариной Александровой зубами клацала уже публика. Гофман остается верен своей традиции окрашивать романтические истории в кроваво-красные цвета излишне натуралистичных оттенков. На фоне удивительной природы скачут кони, горят языческие капища, в разные стороны разлетаются руки, ноги, головы - очень красиво и очень страшно.

Почти каждый вечер в кинотеатре Победа - штаб-квартире фестиваля «Литература и кино» - проходили большие праздничные концерты: артисты читали стихи, вспоминали какие-то смешные истории из жизни, пели песни, показывали отрывки из старых фильмов, зрители стоя аплодировали ветеранам-кинематографистам и выстраивались в очереди, чтобы сфотографироваться со знаменитостями. Первое место по фотовостребованности с большим отрывом держал режиссер-документалист, член жюри Сергей Говорухин: зная, что у него «вся грудь в крестах», а за спиной все «горячие точки» последних лет, пожать ему руку и щелкнуться на память спешили целые солдатские взводы и отряды хорошеньких барышень.

- Мы не зря заполняем фестивальные дни до предела - и фильмами, и концертами, и народными гуляньями, - комментирует весь этот карнавал Генриетта Ягибекова, директор «Литературы и кино». - Во-первых, нам важно, чтобы гатчинцы увидели фильмы, которые вряд ли когда-нибудь покажут по телевизору и уж абсолютно точно их не будет в кинопрокате - документальные, короткометражные, неформатные ленты. Если вы заметили, на многие сеансы вход вообще бесплатный, а на какие-то громкие фильмы цена билета чисто символическая - 10 рублей. Пусть люди ходят, смотрят, хватит сидеть по углам, жить нужно. Знаменитостей мы приглашаем не просто так, для красного словца - увидит простой человек живого Казакова или Демидову, и чувство собственного достоинства и гордости за родную землю в нем проснется: вот, мол, какой у нас замечательный город, значит, и у нас есть что посмотреть, раз такие люди к нам запросто приезжают.

Фильмы

Еще до начала конкурса и жюри, и критики сделали первые приблизительные ставки на победителя. Самые серьезные шансы получить в вечное и безраздельное пользование «Гранатовый браслет» были у «Долгого прощания» Сергея Урсуляка, «Ночь светла» Романа Балаяна, «Рагина» Кирилла Серебреникова, «Чайки» режиссерского дебюта Маргариты Тереховой, картины «Русское» Александра Велединского и документального фильма «Страсти по Марине» Андрея Осипова. Говорили, правда, что на крутом конкурсном вираже за победу могут побороться две анимационные ленты - «Алеша Попович и Тугарин Змей» Константина Бронзита, уж больно сильная у него была рекламная кампания и солидны кассовые сборы, и «Щелкунчик» Татьяны Ильиной - как-никак лауреат премии «Золотой Орел». «Темной лошадкой» считался фильм «Анна» Евгения Гинзбурга с Любовью Казарновской в главной роли - вольные размышления по мотивам пьесы Островского «Без вины виноватые». Помимо Большого жюри под чутким руководством писателя, ректора Литературного института Сергея Есина на фестивале работало еще и читательское жюри, которое возглавлял знаменитый критик и литературовед Лев Аннинский. Перед каждым сеансом всем зрителям раздавали специальные анкеты - так должна была проясниться судьба приза зрительских симпатий. Но человек предполагает, а Бог располагает: решением жюри (утешает лишь то, что не единогласным) «Гранатовый браслет» был присужден картине «Анна». На заключительной пресс-конференции судьи, отбиваясь от кинокритиков, наскакивающих на них, как боевые петухи, объяснили свой выбор так: «Анна» - достойный ответ бесконечным «стрелялкам», что заполонили наш экран. Да, это мелодрама, местами смахивающая на индийское кино, приправленное латиноамериканским мылом, да, от Островского тут остались рожки да ножки, но фильм музыкальный, легкий, доступный и ненавязчиво поворачивает зрителя к настоящей оперной музыке. Что на самом деле поразило воображение членов жюри - сама картина или приехавшая на ее представление Казарновская, теперь уже сказать трудно. В конце концов по уставу фестиваля список наград Гран-при не ограничивается.

Два спец-приза жюри, а вместе с ними энциклопедию Брокгауза и Ефрона и 90-томное собрание сочинений Льва Толстого поделили между собой «Страсти по Марине» и «Русское». В кулуарах тут же стали шутить, что Велединскому подарили Толстого, чтобы он читал не только Эдуарда Лимонова, по чьим рассказам, собственно, и поставлен фильм, а режиссеру фильма о жизни Марины Цветаевой сам Бог велел изучать Ефрона. Еще один денежный спец-приз получил режиссер Константин Артюхов за документальный фильм «На берегу реки Фонтанки», посвященный жизни Державина и восстановлению его дома-музея. Несмотря на все прогнозы без призов осталась тонкая, нежная и щемящая «Ночь светла» и несколько разочаровавшая публику «Чайка». А раскрученному «Рагину» с Алексеем Гуськовым, снятому по мотивам чеховской «Палаты № 6», перепали лишь три актерских приза. Гильдия кинокритиков хотела наградить его за лучший сценарий, но потом почему-то передумала. С этим фильмом вообще какая-то темная история: на самом финише от работы был отстранен режиссер Кирилл Серебреников, монтировал ленту оператор-австриец, в результате картина получилась тягучая и нудная, и никакие вложенные в рекламу деньги спасти ее уже не могли.

Фильм «Долгое прощание», который очень понравился вдове Юрия Трифонова, получил приз читательского жюри. Полине Агуреевой за работу в картине достался хрупкий «Золотой ландыш» за лучшую женскую роль, лучшим же признан и оператор фильма Михаил Суслов.

Впрочем, что там жюри и критики - не для них же, право слово, кино снимается. Приз зрительских симпатий поделили между собой мультфильм «Щелкунчик» и... «Анна». Видать, интеллигентные гатчинцы и впрямь неравнодушны к оперной музыке.

Гатчина, Ленинградская область