Василий Иванович Андропов (дядя Терехова) до войны работал учителем в Кировском районе Калужской области. В 41-м ушел добровольцем на фронт. В 42-м в семью пришло извещение, что старший лейтенант пропал без вести в боях под Старой Руссой. А где точно, не указано. Мать не верила, ждала сына с фронта. Не дождалась...

Лишь спустя пятьдесят лет после гибели дяди я решил начать поиски, пишет Анатолий Николаевич. И справедливость восторжествовала. Удалось выяснить в архиве, что старший лейтенант Андропов Василий Иванович пал смертью храбрых в боях у деревни Васильевщины под Старой Руссой.

Из военкомата на запрос Терехова пришел ответ, что на обелиске, установленном в этом месте, фамилия Андропов не значится. Но она будет обязательно выбита на мемориальной плите. После Терехов дважды обращался в военкомат, писал даже в комитет образования, чтобы из близлежащей школы прислали хотя бы фотографию того мемориала. Но увы! Все просьбы оставались без ответа в течение последних двух лет.

Знакомая история. Именно о такой же похожей ситуации рассказывала «УГ» 1 марта 2005 года в материале «Долина Славы». Тогда с помощью корреспондента удалось установить точное место захоронения 19-летнего бойца из Амурской области Кирилла Неширова. На обелиске в Подмосковье появится его фамилия.

Хотя Анатолий Николаевич Терехов про эту историю не знал (письмо отправлено в редакцию 18 февраля), но так же, как и авторы из Амурской области, недоумевал, в чем причина молчания и равнодушия военкомата и комитета образования города Старая Русса.

Честно говоря, и я не возлагала особой надежды на звонок в комитет образования.

- Вообще-то это не наш вопрос, - ответили мне на другом конце провода. - Но поможем. Как не помочь «Учительской газете»?

Что ж, и на том спасибо. Вывели меня на нужного человека.

Звоню по обретенному телефону в Объединенный военный комиссариат. Оказывается, есть в военкомате такая должность - инспектор «Книги Памяти».

- Как же, знаю, меня предупредили, что будут звонить из «Учительской газеты» раздается на другом конце провода приятный женский голос. Его обладательница Татьяна Денисова охотно дает разъяснения на все мои вопросы. Выяснилось, что никаких следов того, что наш калужский «поисковик» обращался в военкомат, там не значится. И потому все ему придется начинать сначала.

- Нам нужна копия любого документа, удостоверяющего, что лейтенант Андропов погиб именно в наших краях, - терпеливо объясняет Татьяна Александровна. - Копия документа должна быть заверена в военкомате по месту проживания заявителя.

- Значит, родственники, прислав такой документ, могут быть уверены, что фамилия воина появится на мемориальной доске? - настойчивость моя вполне объяснима.

- Конечно. Это имя будет также включено в списки захоронений.

- А где хранятся такие списки? - любопытствую я.

- Они делаются в двух экземплярах. Первый находится в военкомате. Другой - в администрации поселка, села, на чьей территории находится братская могила.

- А как часто обращаются к вам с подобными просьбами и все ли удается выполнить? - задаю я самый главный вопрос.

- Работы много. В день, как правило, от трех до пяти писем приходит, а то и до десяти. И чуть ли не в каждом какая-то «закавыка». То деревня названа неправильно, то вообще такой нет, исчезла с лица земли. Либо в войну сгорела, либо сгинула в мирное время. Вот и ломаешь голову. Ваш автор, к примеру, сообщает, что дядя погиб у деревни Васильевщины. А нет у нас такой, есть Василёвщина. Кто ошибся?

Мы договорились созвониться попозже. Появится ли еще одна фамилия на мемориальном обелиске? Надежда есть.