- Вопрос к вам как ректору. Какова сегодня ситуация с балетным образованием?
- Мне кажется, что общий уровень образования сейчас везде неважный. Нет единых учебников, требования серьезные, а критерии оценки наислабейшие. ЕГЭ, с моей точки зрения, убил все, и я много раз произносил это на всевозможных совещаниях, касающихся образования. Но есть одна очень важная вещь - полное отсутствие во многих семьях заинтересованности в правильном образовании ребенка. Школа без разумного участия родителей никогда ничего не сделает - родители несут большую ответственность, чем педагоги. Если вы захотите, ваш ребенок заговорит на нескольких европейских и неевропейских языках; если вы не захотите, он никогда не заговорит ни на одном. Я всегда ставлю себя на место ребенка, особенно когда возникает сложная ситуация, и пытаюсь вспомнить, что бы я почувствовал в это время. Но дело в том, что есть просто сумасшедшие мамаши, и ты с ними ничего не сделаешь. Многие родители во всем обвиняют школу. С моей мамой мне очень повезло: во-первых, она была заслуженным педагогом с большим стажем работы. Во-вторых, она очень хорошо понимала детей - и понимала, когда я хочу соврать или сфилонить, и очень вовремя давала по мозгам. Разборку с мамой лучше было не устраивать, поэтому приходилось учиться на пятерки. Тем не менее я не снимаю ответственности со школы: в любом обществе действует человеческий фактор.
- Считаете ли вы, что талантливый человек талантлив во всем?
- Гениальная Раневская сказала, что талант как прыщик - судьба не выбирает, на кого он присядет и сколько этих прыщей на тебя влезет. Иногда бывает, что исполнитель хороший и педагог удачный, а иногда гениальный исполнитель оказывается никаким педагогом. Величайший танцовщик Нуреев очень слабый хореограф и никакой дирижер, но, как говорил его друг и великий французский хореограф Ролан Пети, «трагическая смерть закрепила его легенду». А многие смотрят на эту легенду и говорят, как фрекен Бок: «А чем я хуже?»
- Дайте, пожалуйста, советы родителям, чей ребенок собирается поступать в хореографическое училище.
- Надо понимать, что это очень жестокая профессия. Она гораздо жестче, чем музыка, чем вокал. Хотя в вокале тоже непросто, особенно когда у мальчиков меняется голос: хорошо, если поменялся в правильную сторону, а то вчера был тенор, а сегодня… Прежде всего при поступлении нужны соответствующие физические способности. Еще советую заняться растягиванием с детьми до прихода в школу. Меня никогда никто не растягивал: я пришел «с улицы» с такими данными, но мало у кого так получается от природы. И те родители, которые хотят связать свое чадо с этим искусством, должны осознавать, что без способностей здесь действовать не надо. Потом, важно понимать, что принимаем мы всегда «кота в мешке». Реплики глупых родителей - «посмотрите на маму», «посмотрите на бабушку» - это все ерунда: мы никогда не знаем, как в организме у мамы соединились гены, они могли пойти от двоюродной тети. При этом возможна обратная ситуация: мама или папа могут быть никакими к балетной профессии, а ребенок проявлять выдающиеся способности. Следующее, что я всегда говорю: в школе учат, а не делают карьеру. В Петербурге дети часто участвуют в репертуарных спектаклях Мариинского театра: я смотрю на них и им отчасти завидую, потому что мне всегда хотелось так много танцевать. Но ставим мы детей исключительно по росту: выбираем детей маленького роста… Это еще одно доказательство жестокости профессии.
Надо добавить, что сегодня мамаши помешались на конкурсах: с одной стороны, это правильно, так как важно для каких-то стипендий, для материального подспорья. Но когда мама сходит с ума оттого, что у ее ребенка восемнадцать медалей… Мальчику или девочке учиться надо; учеба и участие в конкурсах - очень разные вещи. Часто те, кто занимает первые места в конкурсах, не могут вести спектакли. Я неоднократно повторяю одну вещь: при выдаче диплома мы даем квалификацию «артист балета», а не «победитель международных конкурсов». И тому, кто берет человека на работу, безразлично, сколько медалей. Единственный критерий - ты соответствуешь или нет. Поэтому могу посоветовать родителям быть вменяемыми: понимать, что они не родили Анну Павлову или Михаила Барышникова. Истинные результаты пойдут по окончании школы и не будут связаны с конкурсами или наградами. Карьера не заканчивается детскими успехами, а остаться при детских успехах - это страшно, история знает такие примеры.
- Когда люди заканчивают танцевать и как после этого складывается их судьба?
- Судьба складывается у всех по-разному в зависимости от таланта, образования и того, кто чей родственник и кто с кем успел правильно пожениться. Успели вы пожениться с директором труппы - будете танцевать до потери пульса. Не успели пожениться с директором - печальна будет ваша судьба. (Смех.) Многие, уходя из профессии, меняли жизнь кардинально, кто-то заканчивал очень грустно: нет единых правил.
- Что для вас важно в репетиционном зале?
- Чувство юмора. Невыносимо находиться рядом с пафосным идиотом. Пафос убивает творчество. У меня была ситуация, когда приехал балетмейстер, к творчеству которого я очень уважительно отношусь, но он просто умирал сам от себя. В какой-то момент я прервал его рассказы, зная, что закончится время и нас выгонят из зала. Этот человек посмотрел на меня и заметил: «В моем балете нет ничего проходящего». Глупость, так как заниматься философскими разговорами, когда основное не сделано…
- Что вас привлекло в роли вдовы Симон в спектакле «Тщетная предосторожность»?
- Дело в том, что это почтенная традиция в серьезнейших театральных культурах. Когда нужно показать комизм ситуации или порок женщины, это лучше всего сделает мужчина. Поскольку получается не изображение порока, а взгляд со стороны.
- Какие чувства у вас возникли, когда вы узнали, что будете работать с Галиной Сергеевной Улановой?
- Галина Сергеевна Уланова была моим ангелом-хранителем. Я очень хорошо помню момент (это было весной 1994 года), как в коридоре театра она меня спросила: «Как дела?» и сказала, что с удовольствием со мной порепетирует (до этого я встречался с ней как партнер ее учениц).
Когда я подошел на следующий день к расписанию и увидел выписанными рядом фамилии Уланова, Цискаридзе… не могу описать этого чувства.
Меня поразило, что, когда Галина Сергеевна переступила порог зала, она начала с того, что стала учить меня ходить в предлагаемых обстоятельствах. Начала с работы с невидимым предметом - то, чему учат на 1‑м курсе «Актерского мастерства», но показывала так, как, видимо, ее в свое время обучали великие режиссеры, с которыми она работала. Многие партии актерски я подготовил с ней.
Галина Сергеевна опекала меня. Она больше учила думать. Заставляла размышлять о себе. Учила работать перед зеркалом, ничего не делая так просто: подкладывать под любое движение текст. Она сама любила работать с зеркалом. И учила этому. Мне было двадцать лет, и я не особенно понимал, о чем речь, это сейчас я ей благодарен за это. Она могла сказать: «Останьтесь с самим собой наедине, сидите и смотрите в зеркало». У нее дома было много зеркал, она говорила: «Только зеркало ваш настоящий судья, ваш взгляд на себя. Если вы умный человек, поймете, если дурак, не поможет ничего».
Первое, что она мне привила: нужно работать с зеркалом тет-а-тет. Второе: не делать ошибок на сцене - не танцевать не «своих» ролей. Лучше, считала она, пусть останется сожаление о несделанном, нежели горечь о промахе. Это ее формула. Галина Сергеевна была необыкновенным наставником. Только надо было уметь брать то, что она столь щедро давала. Ее смерть стала для меня страшным ударом.
- Какое место занимает Россия в мировом балете?
- Русские артисты самые универсальные, так как получают настоящее классическое хореографическое образование. Их можно обучить чему угодно. Наш зритель любит многоактные балеты с сюжетом, в Германии, например, по-другому.
- Какой ваш любимый балет?
- «Спящая красавица», поскольку это единственный балет, в котором я не умирал и счастливо женился. (Смех.)

Отдельный блок вопросов был связан с отношением Цискаридзе к скандалам. «Когда против меня развязали кампанию в газетах, связанную с моим завершением карьеры в Большом театре, то рассчитывали, что я сразу расстроюсь, поскольку артисты люди эмоциональные. Но они не учли один момент: я очень независимый человек. В юности я прочитал «Собачье сердце» Булгакова, где была фраза: «Не читайте советских газет» - и с тех пор их не читаю, а с какого-то возраста не читаю даже рецензий, поскольку понимаю, для чего и кем они пишутся. Во время моего назначения ректором академии была одна дама-руководитель, которая настраивала против меня детей. В какой-то момент она их на меня «пустила», чтобы они высказали мне все, что она им говорила. И пока они бежали ко мне, они достали дневнички, вытерли слезки и стали брать у меня автограф».
Встреча закончилась автограф-сессией, а автору лучшего вопроса Цискаридзе подарил книгу «Великая Марина» о своем педагоге Марине Тимофеевне Семеновой.

Досье «УГ»

Цискаридзе Николай Максимович - председатель Ученого совета, ректор Академии русского балета имени А.Я.Вагановой.
Премьер Большого театра. Народный артист Российской Федерации. Лауреат Государственных премий РФ. Член Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству (с 21 июля 2011 года).
Родился 31 декабря 1973 года в Тбилиси. В 1984 году поступил в Тбилисское хореографическое училище, а с 1987 года продолжил обучение в Московском академическом хореографическом училище, которое окончил по классу профессора Петра Пестова.
С 26 августа 1992 года был принят в труппу Большого театра. С 1995 года - премьер Большого театра. Свои партии в Большом театре готовил с Г.С.Улановой и М.Т.Семеновой, Н.Р.Симачевым и Н.Б.Фадеечевым.
В 1996 году окончил Московский государственный хореографический институт по специальности «педагог-репетитор». В 2014 году получил степень магистра юриспруденции, окончив Московский государственный юридический университет имени О.Е.Кутафина (МГЮА).
С 2004 года является постоянным ведущим телеканала «Культура» (программа «Шедевры мирового музыкального театра»).
С 2005 года работал педагогом-репетитором Большого театра, а также вел классы усовершенствования.
28 октября 2013 года назначен исполняющим обязанности ректора Академии русского балета им. А.Я.Вагановой в Санкт-Петербурге. Профессор кафедры методики преподавания классического и дуэтно-классического танца.
29 октября 2014 года решением общего собрания (конференции) трудового коллектива академии избран ректором Академии русского балета им. А.Я.Вагановой в Санкт-Петербурге.
C 2017 года член Общественной палаты Санкт-Петербурга.