Судя по всему, это первый лицей в новой России. История его возникновения очень глубока и уходит корнями в далекое теперь уже прошлое. Сам Юрий Сергеевич - невысокий, подвижный, как ртуть, с прядями седых волос - происходит из древнего рода Рюриковичей, родился в лагере политссыльных. Сам он куда больше похож на чудаковатого ученого, чем на директора лицея. Три высших образования, включая обучение психологии в Нью-Йорке (а в МГУ - химфак и мехмат).

А до этого была учеба в знаменитой физматшколе при Новосибирском университете в Академгородке, где занятия вели прославленные академики.

...Где-то в канун перестройки Завальский стал думать, как самому, своими руками сделать школу «не такую». Полез в архивы, в Ушинку. Затребовал из Лондона педагогический архив своей бабки - княгини Клавдии Сергеевны Барановой, та в свое время была секретарем Луначарского. Ахнул, обнаружив потрясающее разнообразие, разнотипность школ до революции.

В 1986 г. их с группой педагогов собрал Горбачев: почему снижается уровень физических, математических знаний? Там и прозвучала идея возрождения лицеев, гимназий. Впрочем, на нее тут же набросились: вы хотите возродить кастовость! Завальский с единомышленниками доказывал, что это разные понятия, что речь идет о «воспроизводстве» не кастовости, а духовной, интеллектуальной элиты, которой в нынешних условиях угрожает деградация, сползание с того уровня, который задал российской культуре ярчайший пример Сахарова, Лихачева...

И в итоге от Горбачева Завальский получил своего рода «индульгенцию» для разработки собственной модели лицея. Ближе всех ему был опыт Царскосельского лицея времен Энгельгардта и Малиновского.

Модель была готова к 1989 году, одобрена Ягодиным, тогдашним министром образования, но противостояние было так сильно, что пришлось уезжать и открывать лицей... в Голландии. Кстати, его педагогическая концепция лицея (единственная из всех прочих в России) одобрена и признана ЮНЕСКО. Но через восемь месяцев, в 1991 году, Завальского вдруг на высочайшем уровне оценили и призвали обратно, поддержала Кезина, дали здание...

По узким коридорам вприпрыжку носится очень симпатичная и своеобразная «элита». Директор так их характеризует с довольным видом: «У них не модно пить и курить, а модно рассуждать о компьютерах, о Вселенной и проблемах электронной памяти». Сталкиваясь с ними у информационного стенда, Завальский ласково бормочет: «Вперед, ушастые!» А «ушастые» с любовной улыбкой говорят о нем: «Он самый веселый! Он с нами на равных!»

- В лицее очень мягкая психологическая ситуация, - поясняет директор. - Здесь нет «учеников 9-го «А» и 9-го «Б» классов, все просто Пети, Кати, Саши.

Здесь царит диалог, ко всем ученикам педагоги обращаются исключительно на «вы».

- Я с ними говорю на хорошем научном языке, - поясняет учитель биологии, кандидат наук, завуч лицея Нина Леонидовна Ольсинская.

Научный язык, научное мышление отличает самих педагогов, большинство из которых - кандидаты наук, научные сотрудники. Некоторые совмещают научную и школьную работу.

Если коротко, то суть его концепции - антропоцентрическая система (то есть когда в центре - человек, ребенок), имеющая для каждого индивидуальную образовательную траекторию. Если, допустим, идет контрольная работа, а в классе 16 человек, то это будет 16 вариантов контрольной.

Когда у директора требуют назвать «профиль» его лицея, он отвечает: творческие и наукоемкие профессии. Имея при этом в виду, что это и «аналитики, и исполнители, и креативные личности».

А основным методом преподавания считает эвристический: это когда ученикам не разжевывается, что такое квадратное уравнение, а на примерах, допустим, из созвучных теме мифов Древней Греции, предлагается самим его вывести, набрасывая по ходу эвристические идеи.

Здесь любят разрушать штампы, стереотипы: то столы на уроке в круг поставят, то комнату с качелями заведут - дети раскачиваются на качелях, чинно обсуждая литературу. А летом выезжали в Крым вместе с родителями, причем все занятия продолжались и в этой выездной школе. Английский учат по учебникам, изданным в Англии, а бытовой английский им бесплатно преподают американские студенты.

Конкурс при наборе в лицей идет целый месяц. Применяют только самые надежные тесты. Их результаты знает лишь директор, то есть только он владеет «ключом» к этим результатам. Цель - выявить любознательных, пытливых ребят, даже если предметные успехи у них неблестящие. Но в этом лицее, где царит культ познания, они начинают творить чудеса и в освоении предметов.

- Некоторых детей мы просто спасаем, - считает завуч лицея. - В массовой школе их бы стерли в порошок, они же не похожи на других, «не от мира сего».

- Через предмет мы выводим ребят к исследовательской деятельности. Потому все наши предметы преподаются на эвристической основе, с массой заданий, - продолжает Завальский. - И еще: в отличие от обычных учителей, наши никогда не бранят за ошибку. Лишь тактично указывают на нее и предлагают самому исправить. Это очень важно - делать ошибки. Невозможно научиться, не делая и не понимая своих ошибок. В этом - одна из основ нашей концепции.

...Светлана Борисовна, у которой идет урок биологии в 8-м классе, тоже пришла в лицей из науки. Занятия ведет по новой, трудной программе, разработанной под руководством профессора Сонина. Мягкая, с элегантной сединой, с тихой и плавной речью, изящными движениями рук, она первым делом поздравляет ребят: «Вы - дети особенные: изучаете анатомию, которую раньше учили лишь годом позже, в девятом классе».

Любимое слово Светланы Борисовны - «благодатно». «Здесь с детьми очень благодатно работать, - поясняет она. - Не потому, что они все вундеркинды, а просто по-настоящему активны». Программа Сонина, по ее словам, тоже «благодатная»: «С 11-го класса это уже не просто биология, а настоящая философия».

На вопрос о «профиле» завуч Нина Леонидовна мягко выразила свое кредо: «Наш лицей - это все же качественное, гармоничное образование по всем базовым дисциплинам».

Сюда принимают с пятого класса, всего 160 ребят. В классе - не больше 16 учеников. Педагоги считают эту цифру оптимальной, в немалой степени способствующей успеху дела.

И все 12 лет наряду с «базовыми дисциплинами» в расписании стоят такие странные предметы, как «Драма» и «Культура речи».

...Сели в кружок на переносные кубы, и началось у них хлопанье, щелканье, топанье неописуемое... Упражнения на развитие внимания, слуха, тренинг памяти... А потом вдруг вообще по двое или по трое срывались с места, стремительно падали в центре и тут же, поднявшись, без уговора друг с другом должны были сымпровизировать какую-либо сценку. Это называется «этюды на органическое молчание». А есть еще игра на умение чувствовать другого...

- Это все - высшая школа сценического творчества, - поясняет Таисия Федоровна Посохова, имеющая театральное образование и богатый опыт создания студий. - Но большинство наших игр и упражнений напрямую работают и на учебу, развивая память, внимание, органы восприятия...

...Расходятся из лицея поздно, свет горит до темноты. Так что термин «школа полного дня» просто обозначил ту реальность, которая присутствует тут изначально.

Ведь кроме театральных репетиций существует еще более двадцати секций и кружков. От столь модной нынче у ребят секции таэкван-до, которую ведет учитель физкультуры, до клубов «Немецкая сказка», «Французская песня и театр», лаборатории «Магия опытов»...

В лицее преподают три языка - английский основной, французский и немецкий по выбору. Но есть мальчик, который учит все три да вдобавок еще и четвертый, итальянский.

- Обязательно сей факт в его аттестате запишем, - с довольным видом обещает директор. Учебные пристрастия и успехи тут ценятся особо высоко. Попечительский совет даже премирует деньгами лучших учеников - по 200, 500, а то и 1000 рублей.

Учителя здесь гордятся своими учениками, и процесс этот взаимный. На мой вопрос группе ребят об их педагогах все как один тут же выставили молча вперед руку с поднятым большим пальцем, а озвучили суть с важным достоинством: «Нас учат настоящие ученые».