Вячеслав ПОДКОЛЗИН, ректор Воронежского государственного педагогического университета:

- Честно говоря, пока непонятно, насколько это серьезно. В принципе это западная модель, за рубежом во многих вузах есть президенты. Они выполняют представительские функции, то есть занимаются внешней политикой вуза. Кроме того, президент обычно возглавляет попечительский совет. У нас, как мне кажется, результативная работа попечительского совета пока нереальна, потому что никаких налоговых послаблений для тех, кто помогает вузу, государством не предусмотрено. Да, в очень крупном вузе попечительский совет работает хорошо. Но ведь много и таких учебных заведений, как наше, где учатся 10 тысяч студентов, а есть и того меньше - вузы на полторы-две тысячи обучающихся. Чем в таком учебном заведении заниматься президенту?

Марина МИЛОВАНОВА, доцент кафедры русского языка Волгоградского государственного университета:

- Не вижу в этом смысла. В вузах России существует традиционная управленческая вертикаль. Есть ректор и его заместители, курирующие свои определенные направления. К чему что-то ломать? Непонятно, как введение новой должности с красивым названием реально повлияет на всю работу университета.

Маргарита КРАСИЛЬНИКОВА, председатель профкома Нижегородского лингвистического университета:

- У нас в Нижнем Новгороде уже есть подобный опыт: около года назад бывший ректор технического университета стал президентом НГТУ. Нас вполне устраивает наш ректор, и мы не думаем, что с появлением новой должности многое изменится. Хотя президент мог бы связываться с общественностью и заниматься тем, что сейчас называется фандрайзингом. Потому что, например, в американских вузах основная функция президента - именно сбор средств на науку, на ее развитие и так далее. Если появится такое представительское звание, может быть, это поможет вузам выжить, особенно тем, кто не войдет в число элитных, которым придется самим зарабатывать деньги.

Борис ЛОЗОВСКИЙ, декан факультета журналистики Уральского государственного университета:

- Необходимо признать тот факт, что изменяются требования к работникам вузовского управления. Руководители вузов теперь должны быть не только авторитетами в научной сфере, но и хорошими управленцами, разбирающимися в финансах, праве и, конечно, в самой высшей школе. Стоит задуматься над тем, нужно ли профессору осваивать стратегический менеджмент, сложнейшие механизмы финансовых и правовых отношений?

Сергей СИМАТОВ, ректор Самарского института журналистики:

- Может быть, я консерватор, но мне не очень ясна роль президента в стенах вуза. Есть ректор, проректоры, ученый совет, между ними распределены все необходимые обязанности, а чем будет заниматься президент? Мне известен пока только один случай введения этой должности в Российской Федерации. В Российском государственном гуманитарном университете в свое время был учрежден пост президента для Юрия Николаевича Афанасьева, бывшего долгое время ректором вуза. Этот человек сделал очень много для развития университета. Но сейчас, в наше время, сложно сказать, нужна ли фигура президента в вузах.

Евгений ДАВЫДОВ, преподаватель Петрозаводского государственного университета:

- Мне не очень ясно, какая функция будет возложена на это должностное лицо. Сейчас у вузов существуют попечительские советы, по крайней мере в ПетрГУ он есть и возглавляется главой республики Сергеем Катанандовым. Если президент будет штатной фигурой, то вертикаль управления изменится чисто формально: президенту достанутся обязанности по стратегическому руководству, сейчас возложенные на ректора, а тот, кто будет именоваться ректором при президенте, практически будет делать то, что делает первый проректор.

Анна АВЕРЬЯНОВА, студентка факультета журналистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова:

- Может быть, эту должность и вводить не следует? У ректора есть несколько заместителей. Я думала, что этого достаточно...