Саша вела себя так, будто выросла в джунглях: не разговаривала, а рычала, пряталась под столом, могла забиться в угол и сидеть, не позволяя подойти к себе. Ее невозможно было взять за руку, посадить на колени. Любое прикосновение вызывало испуг и агрессию. Сашины любящие родители в тот момент спасовали перед трудностями - мама даже стеснялась выходить с дочкой на прогулку. «Значит, нам суждено было встретиться», - думала я, еще не зная, что буду делать с этим «волчонком». Все, что было внутри, - азарт, необъяснимое желание сотворить невозможное, то самое чувство, которое я испытываю каждый раз, принимая новый вызов своей профессии. Или призвания? Вот уже 14 лет.
Занятия с Сашей продолжались два года. Мы вместе сидели под столом, учились прикасаться к предметам и людям без страха, учились говорить, а не рычать. В пять лет Саша пошла в самый обыкновенный детский сад, а спустя еще два года поступила в языковую гимназию. Сегодня Саша владеет тремя иностранными языками.
Психолог - это сопереживание. Спинальная мышечная атрофия (СМА) - когда-то я знала об этом заболевании лишь понаслышке, но год назад появился Сергей. Сереже три года, у него СМА, он не сидит, не держит голову, не реагирует на обращенную речь, мычит. Так было. Было до наших занятий. А еще была борьба внутри меня - борьба сомнений и сопереживания. Опыт работы с таким ребенком стал для меня первым за все 14 лет, и мне, как профессионалу, тем не менее было волнительно и ответственно начинать работу. Страшно не успеть помочь Сереже. Ведь без грамотного психологического и физического сопровождения дети с СМА угасают очень быстро. Сопереживание Сереже совпало с новым витком моего развития. Чтобы разработать программу сопровождения, я подробно изучила российские и зарубежные подходы к лечению и психологической поддержке детей с СМА. Согласно статистике Сережи, которому недавно исполнилось четыре, уже не должно было быть. Но Сережа есть, и мы продолжаем трудиться. Вот мы выполняем упражнения двигательной терапии, переворачиваемся, дотягиваемся до предметов, произносим слоги, вот Сережа стоит в своем поддерживающем корсете, как рыцарь, облаченный в доспехи. Сегодня это кажется невероятным, но это сделали мы, это сделала я. За этот год, я не только получила бесценные знания и практический опыт работы с СМА, но и открыла новый смысл в своей профессии психолога.
Психолог - это мечта. Идея создать лагерь для особых детей у меня возникла давно. С такими ребятами я занимаюсь в центре один раз в неделю в течение всего года, но этого мало. Мой личный опыт и практика российских и зарубежных коллег, которую не перестаю изучать, откуда черпаю идеи, говорят о том, что для качественного прорыва с каждым таким ребенком нужно работать ежедневно. Организовать для таких детей что-то, что концептуально выходит за рамки существующих нормативов, непросто. Но и это выполнимо, когда есть мечта.
Мечта начала сбываться летом 2017 года. В рамках проекта «Открытый город» мне удалось запустить двухнедельный пилотный вариант интерактивной площадки для особых детей. За это время мы с ребятами преодолели столько, сколько порой не успеваем за половину года. Одно то хотя бы, что девочка с синдромом Аспергера после двух недель в лагере уверенно отправилась в детский сад, я считаю большой своей и нашей победой.
Для меня профессионализм неразрывно связан со стремлением помогать и делать это на 200%. Я психолог. Это моя профессия и мое призвание. А еще - бесконечный азарт, глубокое сопереживание и большая мечта, которую я ежедневно разделяю с другими.

Ирина ЖУКОВСКАЯ,
педагог-психолог Городского психолого-педагогического центра Департамента образования
города Москвы