- Еще до моего рождения, в 1934 году, мой отец был переведен на новое место работы в Подмосковье, был избран 1-м секретарем Кунцевского райкома партии. Кунцевский район был большим. Баковка, например, тоже принадлежала Кунцевскому району. То есть расстояние между Белорусской железной дорогой и Киевской железной дорогой на определенном расстоянии от Москвы относилось к Кунцевскому району. Вот я и родилась в 1938-м в Кунцеве...
Население порядка 40 тысяч человек. Уютные улицы, зеленые, с садами. Самый главный завод в городе - МРТЗ (Московский радиотехнический завод) - в те годы, может быть, даже и раньше, был патронным заводом. Патронный завод, потом пороховой завод... Находился он на другом берегу от основной части города, на высоком берегу Сетуньки.
В городе была еще Фабрика-14, возникшая еще до революции, ткацко-отделочная, если я не ошибаюсь. В те годы она выпускала прекрасные, очень дорогостоящие ткани «Метро», «Люкс». И нас водили на экскурсию в бывшее общежитие ткачих. Там были очень узкие комнаты и трехэтажные нары по двум сторонам комнат.
Ну и еще, наверное, старое предприятие - это Сетуньский завод, а потом НИИ - ВИЛС, тот, что теперь называется Всероссийский институт легких сплавов. Вот это очень давние предприятия в Кунцеве. В годы моего детства и подросткового возраста это завод КИМ (Коммунистический интернационал молодежи), игольно-платиновый завод, кожзавод.
- Какие школы в то время работали в городе?
- Самая старая школа - на Пионерской (Багрицкого) улице, ближе к железной дороге - школа номер один. Двухэтажная школа, я ее застала уже очень старенькой. Пятая школа за железной дорогой, женская школа. Школа, в которой я училась, - третья школа, четырехэтажная школа на Институтском проезде. Это от Можайского шоссе, если ехать из Москвы, по левую сторону. Институтский проезд, он шел к деревоотделочному заводу, к реке Сетунь. Школа на Можайском шоссе, ближе к Сетуни, одиннадцатая, кажется, школа... Но из-за того что было одно-, двухэтажное строительство, ребятам приходилось ходить достаточно далеко. Техникум был при радиотехническом заводе. Библиотека была в клубе «Заветы Ильича», который стоит до сих пор. В Дом пионеров ездили на Кутузовский проспект.
- Что происходило в Кунцеве в предвоенные и военные годы?
- В предвоенные годы район был сельскохозяйственным. Основные большие села - это Давыдково, ближе к Москве, еще Мазилово, Фили. В основном были овощеводческие совхозы - снабжали город овощами. В начале войны серьезные предприятия были эвакуированы. ВИЛС эвакуировался в Верхнюю Солду. В эвакуации станки начинали работать под открытым небом. А после возвращения завода в Кунцево в Солде остался его филиал.
Наша семья эвакуировалась в октябре 41-го. Единственное, что я запомнила, - это товарный вагон... Вот эту черноту товарного вагона я помню, и нары большие, на которых наша семья располагалась. Эвакуированы мы были в Пензенскую область. Помню, как кто-то из соседок дал мне кусок хлеба, густо намазанный сметаной, - это было очень вкусно! Вернулись мы в конце 1943 года. Конечно, очень сложное было житье. Тем более что отца не было, мама с тремя детьми накануне войны осталась одна - отец умер в 40-м году в возрасте 33 лет. В 1944-м брата из десятого класса взяли в армию, потому что был недобор. И прослужил он в результате восемь лет. Сестра поступила в медицинский институт... Как жили? Сажали картошку... Улица, на которой мы жили, называлась очень странно - поселок Красный Пролетарий, хотя это была улица в городе Кунцеве. Она была очень широкая, дома стояли далеко друг от друга. Дорога так и не была проложена. Во время и после войны все свободное место засаживали картошкой. И у нас с мамой была делянка.
Жили мы в деревянном доме, на втором этаже, без всяких удобств. Вода на улице в колонке. Мне приходилось ходить за водой. Мужчин в доме не было, мама работала на двух работах - в редакции кунцевской газеты «Большевик» и подрабатывала корректором в заводской многотиражке. Печка была, но квартира была достаточно холодной. Да, вот такую квартиру дали первому секретарю райкома партии, когда он заступил на эту должность. Я однажды маме сказала: «Как же так, был построен многоэтажный дом, почему первый секретарь райкома не получил квартиру?» Мама ответила: «Что ты, что ты! У нас было жилье. И это было совершенно невозможно».
Трудно очень люди жили. Со мной за одной партой сидела девочка - татарка Даня Гайнуллина. Она приносила в баночке суп, а я приносила пару бутербродов. И мы с ней делились. В школьном буфете мы получали по пончику или пирожку с чаем. И еще в школе нас кормили рыбьим жиром.
Над школой шефствовала швейная фабрика. Это была существенная помощь. Помню, старшеклассники нашей школы, и я в том числе, поехали в поход по Военно-Грузинской дороге через Осетию до Сухуми на поезде. Этот поход был частично оплачен фабрикой...
Недалеко от нашего дома стоял аэростат воздушного заграждения. При нем была женская команда. Бомбежек уже не было, но аэростаты поднимали еще какое-то время. До отъезда бомбежки были, выли сирены. У нас на гвоздике висела холщовая сумка с бутылкой воды и хлебом. Я бабушке кричала (бабушка была глуховата): «Бабушка, сирена!» Бабушка хватала эту сумку, меня за руку, и мы бежали в тот семиэтажный дом в бомбоубежище.
- Помните ли вы своих учителей?
- Наших учителей вспоминаю с благодарностью и любовью. Прежде всего учитель математики - старый уже был человек - Александр Александрович Никольский. Заслуженный учитель. Артист, он прекрасно знал литературу. Мог вдруг прочитать нам какое-то стихотворение. Прекрасно преподавал математику. Вот говорят: «Когда учитель занимается воспитанием?» Всегда! Александр Александрович ходил в костюме-тройке. Он часто говорил: «Вы как римская чернь! Хотите хлеба и зрелищ». Хлеба мы хотели, уж каких зрелищ хотели, я не знаю... Очень мы его любили. Математику мы благодаря ему учили, знали хорошо... Учительница литературы - Маргарита Константиновна Дубасова. Очень хрупкая, нежная, театралка. Она ставила с нами спектакли. Отрывки из «Горе от ума», из «Маскарада», «Дачников». В школьном коридоре была сцена. Было сделано возвышение - там проходили наши спектакли... Учительница географии - Валентина Васильевна Заболоцкая... В основном, конечно, женщины работали, как это заведено в школьном образовании. Но учителем физкультуры у нас был мужчина - Павел Дмитриевич. Очень симпатичный человек. Он прошел войну, был контужен.
Директором школы был Каро Михайлович Айламазян. Хороший директор. Когда Каро Михайлович проходил по коридору, все стояли если не по стойке «смирно», то кавардак, во всяком случае, прекращался. И школа наша была одной из лучших в Кунцеве. А самой лучшей была пятая школа, женская.
Сколько лет прошло - мы до сих пор помним имена-отчества наших учителей. Хорошие были учителя, хорошая была школа, заботливая...

Илья МОРОЗОВ, директор школы №384;
Татьяна ЯЧЕВСКАЯ, учитель русского языка и литературы школы №384