​Николай ФЕДОРОВ, первый заместитель председателя Совета Федерации:
- Более трети российских школьников учатся в сельских школах, и вопрос развития образования на селе для нас всегда приоритетный. По итогам правительственного часа в сентябре 2017 года с участием министра образования и науки в постановлении Совета Федерации мы рекомендовали правительству увеличить финансирование программы на создание новых мест в школах, содействовать строительству на селе социокультурных образовательных комплексов. Но когда мы вместе с руководством Минобрнауки проанализировали ситуацию по строительству школ, выяснили, что есть примеры (и, увы, они не единичные), когда выделенные средства не осваиваются или руководители регионов и муниципалитетов знают о безобразной ситуации (школа находится в плачевном состоянии - рушится крыша, проваливается пол), но бездействуют. При этом в качестве оправдания говорят, что денег нет, денег не хватает.

Татьяна СИНЮГИНА, заместитель министра образования и науки РФ:
- За последние несколько лет сеть сельских школ сократилась на 1230 учреждений. Но вся политика, которая проводится по оптимизации сети сельских школ, конечно, очень внимательная, очень точечная, очень выверенная и продуманная. Закрытие и реорганизация школы на селе не могут ни в коем случае быть продиктованы только лишь экономическими выгодами или результатами. Сегодня мы реализуем новый приоритетный проект - «Создание современной образовательной среды для школьников». Реализация программы по строительству новых школ и выводу их из ветхих и аварийных зданий прежде всего направлена на решение этой проблемы. Но мы понимаем, что если не будут вкладываться средства в инфраструктуру, то, конечно, никаких изменений не произойдет, и результата мы не получим. Говоря о доступности качественного образования, мы понимаем, что это и программа обновления парка школьных автобусов, и обеспечение безопасности детей. 821570 учеников ежедневно подвозятся к школам и обратно. Совместно с субъектами мы обновляем парк школьных автобусов. Для нас совершенно не праздный вопрос, связанный с заменой автобусов. Совершенно неправильно списывать автобус, исходя только лишь из периода его эксплуатации. Поэтому я бы хотела еще раз обратиться к коллегам из Министерства транспорта, чтобы мы пересмотрели критерий в определении того, по каким основаниям автобус может списываться, и не брать за основу лишь критерий его 10-летнего использования.
Проект «Цифровая школа» нацелен прежде всего на создание равных, доступных условий для наших детей, живущих в сельской местности. Но выполнить это будет невозможно, если там не будет обеспечен на нужном уровне Интернет. Из 42 тысяч российских школ 13760 не имеют высокоскоростного Интернета, и подавляющая часть из них - сельские. Около 2 тысяч школ у нас вообще не имеют подключения к Интернету. Сегодня мы не можем оставлять сельскую школу в такой изоляции.
Сегодня у нас нет острого дефицита в обеспеченности кадрами. Менее 1 процента - это вакансии, которые имеются в школах в целом, и примерно такая же тенденция у нас и в сельских школах. Проблема в другом. Зачастую сельский учитель ведет несколько предметов. Поэтому следующая задача, и она нашла свое отражение в проекте резолюции, в том, чтобы сельский учитель обладал не только всем набором компетенций по своему предмету, но и, безусловно, метапредметными компетенциями - это и знание психологии, и социальных направлений в том числе.
Одно из решений III Всероссийского съезда учителей сельских школ, которое осталось невыполненным, - это разработка специальной программы «Сельский учитель» по аналогии с программой «Земский доктор».

Олег СМОЛИН, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке:
- Хочу остановиться на пяти блоках вопросов. Первый - статистика и динамика. Напомню, что в 1995 году школ у нас было 67 тысяч (округляю), в 2016 году - 42,6 тысячи. Сельских школ в 1995 году было 47 тысяч, в 2016 году - 24,6 тысячи. Итак, из 24,5 тысячи школ, которых мы недосчитываемся, 22,5 тысячи - сельские. За последние три года сокращение составило в общем количестве школ 2,5 тысячи.
Второй блок - причины и стратегии. Сокращение сельских школ началось примерно с 2005-2006 годов. Понятно, что при подушевом финансировании маленькая школа не выживает. Программа модернизации образования, которая тогда действовала, в отношении сельской школы выглядела так: интернат, Интернет и автобус. Интернат для сельской школы мне представляется, мягко говоря, не слишком перспективным, хотя сам я интернатский, но это другая история. Про Интернет уважаемая Татьяна Юрьевна уже сказала… Что касается автобуса… Я, как депутат, не раз слышал от сельских учителей такую историю: метель, дороги замело, автобус не едет. Добавлю к этому еще одну историю. Директор лучшего хозяйства Москаленского района Омской области, признанный человеком года, Владимир Петрович Синеокий мне говорил: «Олег Николаевич, смотрите, что получается: у меня лучшее хозяйство, но в старших классах школы по два-три ребенка. Почему? Боятся ЕГЭ, идут в учреждения среднего профессионального образования». Это тема, для того чтобы задуматься. Кстати, мы предлагали перевести единый госэкзамен в добровольный режим: надо в московский вуз - нет проблем, но, если ты собираешься работать в своем родном селе, можно обойтись.
Третья позиция - предложения образовательного сообщества касательно сельской школы. Создание на базе сельских школ социокультурных центров - идея правильная. Вторая идея - трудовая школа. Но пока у нас большие проблемы. Третье - электронная школа. Мы рады, что принят этот проект. Если бы это было принято раньше, возможно, мы бы сохранили часть сельских школ.
Четвертый блок - изменения в законодательстве. Государственная Дума в первом чтении приняла проект федерального закона о целевом обучении. Мы этот проект поддержали. Это некий аналог советского распределения. Но если по этому закону появятся дополнительные обязательства у наших абитуриентов, которые будут поступать в педагогические вузы, то мы ухудшим состав педвузов, потому что студенты пойдут туда, где нет дополнительных обязательств. Кнут без пряника вреден. Мы считаем, что нам нужно обязательно прописать в законе формулу в юридическом виде - дополнительные гарантии в обмен на дополнительные обязательства (и кнут, и пряник).
Еще одно замечание. Я знаю, что сейчас две Ольги Юрьевны в правительстве - Ольга Юрьевна Голодец и Ольга Юрьевна Васильева - продвигают идею о введении в новый майский указ положения, согласно которому у нас соотношение заработной платы педагога к средней заработной плате по региону должно быть не 1:1, а 1,5:1. Естественно, любое увеличение мы поддерживаем. Но мне кажется, более правильно сделать зарплату педагога равной средней зарплате по региону, но за одну ставку. Если мы пропишем соотношение заработной платы педагога 1,5 к средней зарплате по региону, нагрузка может повыситься до 36 часов. На качестве образования это не может не сказаться.
Пятое. Мне довелось быть одним из четырех основных авторов закона об образовании 1992 года. Закон, на мой взгляд, очень плохо исполнялся, но по своему содержанию был значительно лучше и конкретнее действующего. Что было в этом законе? Первое - финансирование сельских школ независимо от количества детей. Второе - реорганизация или ликвидация сельской школы с согласия сельского схода, и не иначе. Третье - восстановление в полном объеме дополнительных социальных гарантий для сельского педагога. Это 25%-ная надбавка и в полном объеме льготы на оплату коммунальных услуг для сельских педагогов. Сейчас все это отдано на усмотрение регионов. Конечно, все эти предложения требуют поддержки от Федерации, в том числе из федерального бюджета.

Дмитрий АЛХАЗОВ, заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ:
- Министерство связи реализует проект по подключению к магистральным волоконно-оптическим линиям связи населенных пунктов численностью от 250 до 500 человек. Таких населенных пунктов в стране порядка 14 тысяч. На сегодняшний момент порядка 5,5 тысячи населенных пунктов обеспечены так называемым широкополосным Интернетом. На территориях этих 5656 (если быть точным) населенных пунктов находится 3441 сельская школа, из которых фактически уже подключены 2475. У нас были планы закончить реализацию до конца 2018 года, однако из-за того что финансирование на протяжении последних нескольких лет сокращалось, этот график растянулся до 2024 года.

Вера ЕМЕЛЬЯНОВА, первый заместитель губернатора Псковской области:
- Сегодня проблемы сельской школы надо обозначить как один из важнейших государственных приоритетов. Мы ввели на региональном уровне несколько нормативов для сельской школы. Поддерживали их почти в ручном режиме. Думаю, в законе следует статус малокомплектной школы обозначить как-то более четко. И что точно нужно менять, так это бюджетную политику в отношении формирования дотаций и субсидий, которые идут в регионы. По экспертному мнению Министерства финансов, Псковская область имеет неэффективных расходов на образование более 600 млн именно потому, что мы не соблюдаем показатели по наполняемости, по охвату на селе услугами населения. У нас 30 процентов учителей работают с 12 процентами обучающихся, сегодня где-то к 15 процентам подбираемся. Но это объективно, по-другому здесь быть не может. И мы должны себе отдавать отчет: если остался один ученик в селе и у родителей есть желание учить его там, мы обязаны создать соответствующие условия. Но нам нужны дополнительные средства, последняя школа на селе строилась 20 лет назад. Нужно понимать, какие у сельских школ риски: завтра крыши потекут или уже сегодня текут.
Ну и, безусловно, поддержка сельских учителей. Псковская область имеет свой опыт - это социальный пакет учителя. По этому социальному пакету псковские учителя (сейчас говорю в прошедшем времени, потому что пакет изменился) получали ежегодное санаторно-курортное лечение, доплаты на селе, бесплатный подвоз (он и сегодня сохраняется). Мы сегодня имеем стартовый капитал для учителей в размере 150 тысяч, так называемые подъемные. Но нужны принципиально другие средства.

Эдикт ВОЛКОВ, учитель истории Аликовской средней школы, Чувашская Республика:
- У нас на селе достаточно высокая плотность населения, и я бы не сказал, что деревня умирает. Новые улицы появляются, молодежь остается. Проблемы, конечно, есть. К примеру, Интернет - очень больной вопрос. Когда наша школа подключилась к широкополосному Интернету (у нас появилась оптико-волоконная связь), то буквально она задышала.
Недавно у нас в Чувашской Республике был запущен проект «Наука в школу». При помощи Интернета преподаватели вузов ведут уроки с детьми, потому что квалифицированных учителей в селе, как бы мы ни хотели, больше не становится. А благодаря проекту ученики получат прекрасное образование (85 сельских школ будут подключены к этому проекту у нас, выделено 42 млн рублей).

Сергей РЯЗАНСКИЙ, летчик-космонавт, Герой РФ, руководитель Российского движения школьников:
- Российское движение школьников - инициатива новая, но для меня лично как для отца четверых детей очень важная. (Каким образом меня из космоса занесло в РДШ - отдельная история.) Один из принципов нашей работы - уход от формальности. Мы предлагаем региональным организациям работать с нами, сохраняя собственную историю, собственные традиции. Была организация «Солнышко», оставайтесь ею, носите свои «солнечные» галстуки. Не в галстуках смысл. Мы открыты для всех. Есть сайт рдш.рф. В принципе любой ребенок может зайти на него, участвовать в любой деятельности - выиграть бесплатную путевку и поехать в «Орленок», «Артек». С помощью Интернета всегда можно принять участие в наших проектах.
Разработаны специальные проекты для сельских школ. И одна из идей, высказанных в 2016 году на съезде педагогов сельских школ, - конкурс проектов «Юный фермер» - реализована. Приняли участие более 1,5 тысячи школ.

Михаил Щетинин, председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию:
- Совет Федерации при формировании бюджета на текущий год принимал постановление, где был пункт об увеличении финансирования программы по устойчивому развитию сельских территорий и увеличению финансирования строительства школ в сельской местности. Это надо делать планово. Мы должны иметь четкую картину по всей территории Российской Федерации, где, какие и сколько школ должно появиться, обеспечить строительство и капитальный ремонт этих школ.
Так уж случилось, что я представляю на этой трибуне Комитет по аграрно-продовольственной политике, но в том числе и один из крупнейших аграрных регионов - Алтайский край. Приведу буквально несколько цифр. В Алтайском крае 1115 школ, 907 - это сельские школы. Так вот, за пять лет капитально отремонтировано либо построено новых 100 школ. Из них 70 - в сельской местности.
Поэтому давайте пойдем так, как нас учили всегда, - от простого к сложному. Я считаю, сначала здание, в котором все должно быть приспособлено для учебы, потом квалифицированные учителя, которые придут сюда и которым предоставят соответствующие рабочие места и жилье. А потом вместе подумаем, чем еще привлечь молодых специалистов.

Владимир БОБКОВ, председатель Комитета Государственного совета Республики Крым по образованию, науке, молодежной политике и спорту:

- По моему мнению, однозначно решить вопрос о судьбе учебного заведения в селе без понимания конкретной ситуации невозможно. Приведу один пример. Красноперекопский район, село Рисовое, 28 учеников. Значит, учитель преподает полкурса всей школьной программы. При этом учебное заведение, которое могло бы принять на себя эту роль, находится в относительной доступности, можно осуществить подвоз. Мы же вынуждены очень большие деньги из бюджета тратить на содержание маленькой школы. Но есть другая сторона вопроса: для села школа - единственный объект социальной инфраструктуры, вокруг которого сосредоточена вся культурная жизнь, здесь и библиотека, и все остальное. Получим ли мы согласие местных жителей на закрытие учебного заведения? Уверяю вас, а попытки были, что нет. Нужно ли принимать волевое решение, идя навстречу интересам детей получить достойное образование? Поэтому большой блок вопросов лежит в этой плоскости. Специфика работы парламента Республики Крым такова, что два дня в неделю мы проводим в сельских и городских регионах. Встречаемся и с педагогами. И я прекрасно понимаю, что дело не только в уровне заработной платы учителей. А какова вообще перспектива развития сельского населенного пункта? И то, что мы сегодня уделяем внимание именно сельскому образованию, абсолютно созвучно с теми проблемами, которые сегодня волнуют нас.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты»:
- На мой взгляд, не школа является главным фактором сохранения села, а то, будет ли у этого села экономическое будущее. Поэтому в некоторых регионах Российской Федерации (в Ханты-Мансийском автономном округе, в Липецкой, Московской, Ульяновской областях, в Краснодарском крае) была придумана прекрасная практика: перед тем как принять решение о закрытии школы, проводилась совместная экспертиза двух министерств - Министерства образования и Министерства экономики. И когда оказывалось, что ребята, окончившие в будущем эту школу, смогут найти себе работу в этом селе, школа сохранялась.
По данным социологов, в 10 регионах Российской Федерации 92% выпускников сельских школ уезжают и не возвращаются в родное село. Кто же будет учиться в сохраненных школах?
Посмотрите на результаты наших учащихся (7,5 тысячи учеников из 42 субъектов Российской Федерации) в международном сравнительном исследовании качества граждановедческого образования (8-й класс), которое базируется на обществознании. У нас очень хорошие результаты: мы с 19-го места на 7-е передвинулись за последние шесть лет. По приросту среднего балла с последнего цикла - 38 единиц - мы на втором месте среди 24 стран. Россия находится на первом месте по увеличению количества учащихся, достигших второго уровня и выше, с 2009 года - 17,8%. В этом исследовании, как и во многих других международных, есть несколько уровней достижений, в том числе и базовый, как порог в нашем едином экзамене. Так вот, 0,53% учащихся из сельских школ, точнее, из населенных пунктов до 3 тысяч жителей, которые участвовали в этом исследовании, не преодолели базовый порог. Цифра, казалось бы, незначительная, но по сравнению с общероссийским показателем она в 1,7 раза больше, по сравнению с показателем мегаполисов (населенных пунктов с количеством жителей больше 1 миллиона) почти в восемь раз больше.
Качество знаний очень во многом зависит от того, где расположена школа. Когда мы говорим, что обеспечили всем учащимся равный доступ к образованию, равные стартовые возможности, одинаковое качество образования, мы лукавим. Мы должны признать, что во многих сельских школах, к сожалению, в силу сложившихся причин качество образования ниже, чем в большинстве городских образовательных организаций.
Я хочу высказать четыре предложения, реализация которых помогла бы сельской школе.
Первое. Система повышения квалификации сельских учителей должна существенно отличаться от существующей ныне. Главный упор нужно делать не на то, что учителя поедут куда-то учиться, повышать свой профессиональный уровень, а на то, что к учителям в сельские школы приедут те, кто будет их учить. И учить не всему, что есть наработанного в различных организациях, занимающихся повышением квалификации, а привозить те модульные курсы, спецсеминары, которые выберет сам учитель, а не начальство вместо него. На этом рынке должна быть жесткая конкуренция. Главный критерий - качество предлагаемых услуг. Главным заказчиком должен быть учитель.
Второе. Я и все мои коллеги приветствуем создание и развитие Российской электронной школы. На мой взгляд, эта школа на 70-80% создается как раз для сельских учителей. Но они в ближайшее время не смогут воспользоваться этим незаменимым ресурсом, как не могут пользоваться многими другими ресурсами, которые уже существуют сегодня. У них нет доступа к широкополосному Интернету. Если не решить эту проблему, Российская электронная школа останется просто красивым проектом. Но неживым, не приносящим пользу.
Третья история связана с тем, что во многих местах существуют образовательные организации на границе двух субъектов Российской Федерации. Часто гораздо ближе подвозить детей в школу, которая находится за границей региона, чем в расположенную в своем регионе. Директора школ могут договориться, но возникает вопрос межбюджетных отношений, кто будет платить за приезжего ребенка. Как сделать так, чтобы в таких случаях было комфортно, удобно и выгодно не только детям и их родителям, но и руководителям, - это тема для законодателей.
И последний момент. Он связан с трудовым воспитанием. Если вы помните, когда пришла новый министр образования Ольга Юрьевна Васильева, она сделала два программных заявления. Первое: учитель - это миссия, учитель - это служение, учителя не оказывают услуги, они служат народу. Надо всячески повышать их статус и престиж учительской профессии. Абсолютно с этим согласен. Но как-то не заметно, чтобы и статус, и престиж выросли. Второе, о чем заявила министр: нужно вернуть в школу трудовое воспитание и производственный труд. И с этим согласен. В Государственной Думе был подготовлен законопроект о трудовом воспитании, но почему-то получил отрицательное заключение Минобра. Может, от слов надо все-таки переходить к делу?

Любовь БИЗИНА, заместитель директора по учебно-воспитательной работе Помоздинской школы Усть-Куломского района, Республика Коми:
- Мое родное село Помоздино расположено в 80 километрах от райцентра и в 300 километрах от столицы республики. Учебный процесс в нашей школе, где обучаются 375 детей, ведется в семи деревянных зданиях, одно из которых построил для себя местный купец еще в 1890 году. Другое два года назад отметило свое 100-летие. Третье здание 1955 года постройки приспособлено под учебное заведение. И это можно сказать про все семь зданий.
Замечу при этом, что у нашей школы свое неповторимое лицо. Одна из немногих в районе она ведет обучение коми языку как родному. Действует богатейший краеведческий музей, который активно вовлекается в учебно-воспитательный процесс. Выпускники успешно поступают как в республиканские, так и в центральные вузы. Наши ученики могут стать еще успешнее, если условия обучения будут приближены к условиям городских школ. Этого можно добиться, если будет государственная программа или подпрограмма по строительству и реконструкции школ в сельской местности взамен аварийных, ветхих, не имеющих основных видов благоустройства.
Наша школа в числе 40% сельских школ, которые не имеют соответствующей скорости подключения и стабильного доступа к Интернету, сегодня есть, завтра нет. И это, конечно, большая проблема.

Амбарцум ГАЛУСТОВ, ректор Армавирского государственного педагогического университета:
- Сегодня на Кубани насчитывается 1211 общеобразовательных школ, из них 822 сельские, 155 малокомплектные сельские школы. В последние три года наш вуз принимает около 900 будущих учителей, из которых более половины приходится на сельские поселения. По отдельным программам доля сельских студентов составляет около 70%. Мы готовим будущих сельских учителей по так называемому двухпрофильному бакалавриату.
В настоящее время в АГПУ активно внедряется система погружения сельских педагога и школьника в образовательное пространство университета как путем очного, так и дистанционного взаимодействия. Так, например, наш выпускник 2012 года учитель Александр Михайлович Шагалов, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России» в 2016 году, регулярно проводит мастер-классы и участвует в повышении квалификации для учителей литературы сельских школ.
Решая проблемы подготовки педагогических кадров для сельских школ, с 2015 года реализуется проект «Целевое обучение». По данным работодателей, составлена матрица вузовских потребностей в педагогических кадрах до конца 2020 года. На сегодняшний день мы насчитываем 4992 вакансии учителя. Это на ближайшие три года.

Юрий СЕМЁНОВ, заместитель министра образования и науки Республики Саха (Якутия):

- Считаю, что нам необходима государственная программа - ФЦПРО в рамках подпрограммы (у нас есть программа ликвидации цифрового неравенства) по ликвидации неравенства сельских и городских школ. Ну невозможно сравнивать питерскую, московскую школы и далекую школу в Якутии, куда даже заместитель министра доезжает за три дня. Это во-первых. Во-вторых, мы очень просим организовать субсидированные рейсы для учителей. Когда я уговариваю учителей из московских школ приехать поработать к нам в Якутию, они хотят, единственное, почаще ездить домой. Сделайте субсидированные рейсы - в Якутии прибавится учителей и в других арктических и дальневосточных регионах.
Третье предложение. Есть центр «Сириус». Я предлагаю: давайте сделаем такой же «Сириус» для учителей. Это было бы замечательно! И четвертый момент. Пожалуйста, введите в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» понятие о кочевых школах. Ни лицензирование, ни аккредитацию кочевых школ мы не можем проводить.

Евгения ГЕРАСИМОВА, ректор Елецкого государственного университета имени Бунина:
- Я поддерживаю своего коллегу из Армавира. Сегодняшнее законодательство позволяет нам в педагогическом образовании два профиля вести, и в этом ограничивает. Конечно, мы два профиля реализуем в бакалавриате для сельских школ, но мы считаем, что этого недостаточно для сельского учителя, и активно работаем по развитию системы дополнительного профессионального образования уже на этапе вузовского обучения. Студент учится по двум профилям и имеет возможность в эти четыре года (или шесть, если он и в магистратуре учится) еще добрать программами дополнительного образования: кто-то выбирает иностранный язык, кто-то - физическую культуру, кто-то - изобразительное искусство. Единственная проблема - программы дополнительного образования нужно оплачивать. Университет имеет скромные возможности, чтобы помочь студентам. Если это будет решено на другом уровне, то мы будем благодарны.
Для сегодняшней сельской школы актуальна проблема повышения квалификации учителя. И для учителей сельских школ все эти программы нужно делать дистанционными. Решать же проблемы сельской школы надо вместе с Министерством сельского хозяйства, Министерством экономического развития. К примеру, почему наши выпускники едут в сельские школы? Потому что территории развиваются. Во всех районах Липецкой области (их 18) есть спортивные комплексы с плавательными бассейнами. Сейчас уже строим ледовые дворцы. В таком селе и школа будет жить, и учитель туда вернется.

Денис РОЧЕВ, председатель Ассоциации молодых учителей России, победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2014:
- В Ленинградской области в рамках развития дополнительного образования реализуются проекты, в которых участвует около 50% сельских школьников, 75% - в этом году. «Русский музей: виртуальный филиал» - проект, известный во многих регионах. Совместно с сотрудниками Русского музея мы создаем образовательные программы, методические рекомендации, и учителя МХК, музыки и изобразительного искусства проходят повышение квалификации в очно-заочной форме, после чего мы выезжаем вместе с сотрудниками Русского музея в самые дальние муниципалитеты Ленинградской области. Проект «Школа-технопарк» должен охватить максимальное количество сельских школьников во всех районах области. И на базе центра «Кудрово» Всеволожского района работают семь лабораторий, с тем чтобы как можно большее число детей в сельской местности вовлечь в инженерное и научно-техническое творчество. В этом году создан центр «Интеллект», который я возглавляю, совместно с «Сириусом» и Санкт-Петербургским университетом. До трети сельских школьников будут участвовать в образовательных программах нашего центра «Интеллект». Пользуясь случаем, я хотел бы пригласить молодых учителей из регионов к нам в июне на ежегодный Тихвинский форум молодых педагогов России.

Ильдус ШАРАФЕЕВ, директор Матюшинской средней школы Верхнеуслонского района, Республика Татарстан:
- Говорят, что интернат - дело прошлое. Но, представьте себе, у нас дети в интернате получают полноценное питание, хорошее воспитание и хорошее обучение. Приведу пример. До соседней деревни 5 километров, а дети живут у меня в интернате. Я спрашиваю: «Почему не дома?» Отвечают: «У вас лучше». Мы создаем все условия для одаренных детей, а почему мы не можем создать условия для детей, которые хотят получить сельскохозяйственную профессию? В рамках реализации проекта «Энциклопедия сельских школ» мы сотрудничаем со всеми школами Российской Федерации. К нам из Якутии директора школ, наверное, уже раза три приезжали. Кстати, они предлагали обучать детей по основам безопасности жизнедеятельности для олимпиады. Мы ежегодно участвуем во Всероссийской олимпиаде школьников и достигаем хороших результатов.