Две стороны страха

Существует много определений страха. В Большой Советской Энциклопедии сказано: «Отрицательная эмоция в ситуации реальной или воображаемой опасности. Как философское понятие введено С. Кьеркегором, различившим эмпирический страх-боязнь (немецкое Furcht) перед конкретной опасностью и безотчетный метафизический страх-тоску (немецкое Angst), специфический для человека».

У Мартина Хайдеггера страх открывает перед экзистенцией ее последнюю возможность - смерть. У Жана Поля Сартра метафизический, экзистенциальный страх (angoisse) истолковывается как страх перед самим собой, перед своей возможностью и свободой. Русский физиолог Иван Павлов определял эту эмоцию как «проявление естественного рефлекса, пассивно-оборонительную реакцию с легким торможением коры больших полушарий». Вышесказанное можно объединить в то, что страх - неспецифическая, общая реакция организма на опасные события, с которыми человек не может справиться. Выходит, страх основан на одном из базовых биологических инстинктов, коим природа одарила все высокоорганизованные существа - инстинкте самосохранения. Чувствуя опасность, человек бессознательно становится бдительным и внимательным, начинает правильно оценивать ситуацию. И в этом заключается одна из положительных функций страха.

Вообще все реакции организма на эту эмоцию изначально полезны. Прежде всего, страх мобилизует силы человека для принятия быстрых решений, что просто необходимо в критическом положении. Это происходит за счет выброса адреналина в кровь, что улучшает снабжение мышц кислородом и питательными веществами. Если «засосало под ложечкой» (от страха кровь отливает от кожи и желудка), «сердце ушло в пятки» и «во рту пересохло», значит активизировалась симпатическая нервная система и человек готов к решительным действиям.

При познании окружающей действительности достаточно один раз хорошенько испугаться, чтобы на всю жизнь запомнить опасные или неприятные случаи и предметы. Таким образом, страх помогает избегать потенциально опасных ситуаций. А при столкновении с неизведанным эмоция диктует стратегию поведения, которая зачастую оказывается правильной.

Помимо чисто физиологических плюсов у страха есть еще один - социальный.

Боязнь наказания или самой перспективы злодеяния способны остановить человека от совершения преступления. Страх может двигать человеком в достижении цели. Если кто-то опасается остаться беспомощным в жизни, он начинает себя к этому готовить: зарабатывает деньги, занимается спортом, рожает детей. Безусловно, на этой эмоции, которой пропитано все наше существование, основана значительная часть нашей культуры, держится устройство каждой страны. Если же человечество когда-нибудь избавится от нее, то мир рухнет.

Итак, наукой доказано, что основная функция страха - защищать нас от опасности. Но случается и так, что и сам он может быть опасен. Причем смертельно. Так что выражение «умереть от страха» имеет не только иносказательный, но и буквальный смысл. Подобные случаи известны клиницистам и патологоанатомам, однако почему происходит летальный исход от испуга, пока неясно. Исследователи полагают, что в этом повинна сильная разрядка в вегетативно-гормональной системе, которая наступает после мобилизации организма.

Фобия на картинке

Если раньше боялись всех естественных проявлений природы - грома, огня, засухи, то сейчас страхи человека изменились. Построив вокруг себя новый мир, он стал бояться замкнутых пространств, высоких зданий, одиночества и даже себе подобных. Иногда эти страхи перерастают в специфические болезненные формы - фобии.

- Это патологический страх, возникающий по отношению к объекту, который реальной опасностью не обладает. Он переживается человеком как нечто чуждое, непонятное: головой понимает, что здесь ничего страшного нет, но ничего с собой не может поделать, - пояснил Александр Тхостов, заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии МГУ им.М.В.Ломоносова.

На вопрос, как же появляются агрофобии - боязнь открытых пространств, социофобии - боязнь общественной жизни, нозофобии - страх заболеть и другие формы патологического испуга, наука точно ответить пока не может. Согласно основной теории, фобии не что иное как перенесенные в детстве психические травмы, которые забылись, но остались в памяти на подсознательном уровне.

- У ребенка неустойчивая структура собственного «Я». Его границы очень хрупкие, чтобы ощущать собственную безопасность. И если в этот момент у него по отношению к чему-то возникли проблемы, то в дальнейшем будет возникать страх от опасности извне. И принимать он может разные формы - опасность острых предметов, микробов, нападения. Так что все фобии базируются на опасении нарушения собственной сохранности, - продолжил Александр Шамильевич.

- А что вы скажете об арахнофобии - боязни пауков?

- Это очень универсальная эмоция. Вообще страх любых насекомых и змей - врожденный. Эти существа максимально отличаются от человека. Для него это нечто необычное и непонятное. А все, что непонятно и не похоже на нас, вызывает страх. То есть, по сути, арахнофобия - это не страх перед пауком, а страх перед непонятным. А паук лишь симптом.

- Это как-то лечится?

- Все фобии лечатся, и причем разными способами. Можно пойти к психологу, который объяснит, что не всегда все незнакомое - плохое. Можно также обратиться к бихевиористам. В лечении они используют поэтапную десенсибилизацию или постепенное облегчение. В случае с арахнофобией вам предложат постепенно вступить в контакт с пауком. Вначале вы слушаете истории о насекомом, вышиваете его, рисуете, рассматриваете на картинках, покупаете игрушки. То есть постепенно вы привыкаете к тому, что это не так опасно, и уже можете без страха брать в руки пауков. В принципе результаты этого лечения неплохие.

...То, что от страха можно избавиться с помощью рисования, доказывают исследования психологов. Фобия на картинке воспринимается как нечто уже свершившееся, а значит, она вполне понятна, разобрана и, в итоге, не так уж опасна.

В последнее время за границей все чаще пытаются лечить страхи методом нейролингвистического программирования (НЛП), разработанного американцами Д.Гриндером и Р.Бэндером. На практике НЛП выглядит следующим образом: чтобы вернуть пациенту чувство смелости, его просят во всех подробностях вспомнить любую ситуацию из жизни, когда он был храбрым. Затем предъявляют ему определенный сигнал, или, согласно терминологии метода лечения - «якорь», который «связывается» с состоянием смелости. Теперь, если пациента будет охватывать паника, ему достаточно будет воспроизвести «якорь». По механизму ассоциации он вызовет чувство храбрости, и либо страх уменьшится, либо исчезнет совсем.

Что же касается медицины, то и она тоже пытается лечить базовую эмоцию. Причем делает это давно, настойчиво и не всегда успешно. Последним известием о новой панацее от страха стали опыты студентов и сотрудников пуэрториканского медицинского центра Ponce School of Medicine под руководством профессора Грегори Кверка.

Исследователи пугали крыс звуковым сигналом, после которого сразу же следовал удар током. Понятно, что животные стали панически бояться этого звука: как только он раздавался, бедные грызуны в ужасе замирали, ожидая страшного разряда.

Ученые считают, что за все эмоции, в том числе и негативные, отвечает миндалина мозжечка, или амигдала, как еще называют эту область мозга. Именно миндалина провоцирует выброс адреналина в кровь и участвует в оценке складывающейся ситуации, но на более низком, инстинктивном уровне. Однако Кверка интересовала вовсе не амигдала, а префронтальная часть коры головного мозга. Ученый полагал, что этот участок как-то связан с механизмом подавления страха. И он нашел тому подтверждение.

Крыс, у которых сердце в пятки уходило от звукового сигнала, предшествовавшего удару током, разделили на две группы. Первую оставили в покое, убедившись, что страха в ней меньше не стало. Со второй группой исследователи стали экспериментировать. Исследователи стимулировали нейроны префронтальной части коры мозга у крыс, после чего они перестали бояться гудка. Даже если после сигнала их били током, животные вели себя так, будто никогда и не замирали в страхе от звука.

Кверк пришел к выводу, что префронтальная часть коры головного мозга выполняет функции, противоположные роли амигдалы. То есть если миндалина подает сигналы тревоги, то префронтальная часть способна давать совершенно противоположные.

Медики назвали работу Грегори Кверка многообещающей. Сам же профессор в интервью компании ABC News о своем исследовании отозвался так: «Речь идет не о стирании страха из памяти, но о замене его воспоминаниями о покое и безопасности. Это хорошо, что мы не можем уничтожить страх, потому как он нам нужен. Страх позволяет нам выживать».

Страшнее всего неизвестность

Животные избегают смерти, а человек ее боится. Именно этот страх, по мнению философов, и делает нас людьми. Немецкий мыслитель Мартин Хайдеггер писал: «Смерть вызывает страх, потому что затрагивает самую суть нашего бытия. Но благодаря этому происходит глубинное осознавание себя. Смерть делает нас личностями».

- Александр Шамильевич, когда человек говорит, что он не боится смерти, можно ли ему верить?

- Смерти боятся все. Это почти универсальный страх. Но если кто-то не боится смерти, то ему вполне можно верить. Имеются же разные религиозные способы совладания с этим страхом: рай, переселение душ. Например, в христианской религии смерть - не конец жизни, а некоторое испытание перед вечным.

- А что страшнее, смерть или старость?

- Скорее первое, чем второе, но тут хитрая вещь. Смерть - штука абстрактная: я ее боюсь, хоть и не совсем понимаю, а старость - это конкретное состояние человека. Ее можно увидеть, ее можно ощутить на себе, и она является некоторым этапом, приближающим нас к смерти, показывающим ограниченное существование на земле. Смерть же страшнее неизвестностью, которая и порождает практически все наши страхи.

Вообще только человеку свойственен эффект антиципации - ожидания того, что должно произойти. Только человек может бояться неизвестного, приближать его, воспевать и воплощать в искусстве. Ведь именно страх смерти, по мнению многих историков и искусствоведов, является важнейшим вдохновителем художников, поэтов и музыкантов. Испанский философ Xосе Ортега-и-Гассет полагает, что вся человеческая культура и искусство возникли для преодоления страха смерти. И доказательств тому великое множество.