Так жить нельзя
Почему эта проблема так волнует все уровни и все сферы российского образования? В общем-то это можно и не объяснять. Всем участникам образовательного процесса - учителям, ученикам и их родителям - ответ на этот вопрос ясен: так дальше жить нельзя! Уровень морального и физического насилия в школе и вне ее стен, как показывают различные исследования, остается высоким. И те же исследования говорят, что и взрослые, и дети предпочитают замалчивать конкретные случаи, обращаются за помощью далеко не всегда, только когда становится невыносимо. В итоге насилие разрушает систему образования изнутри, иногда вырывается наружу - когда случаи стрельбы в школе, избиения детей и педагогов и другие вопиющие факты становятся известны всей стране, появляются на страницах бумажных и экранах электронных средств массовой информации.
Права заместитель министра образования и науки Российской Федерации Татьяна Синюгина: «Мы можем создать хорошие инфраструктурные условия для обучения наших детей, но если не будет психологического комфорта, если не будут созданы безопасные условия для пребывания наших детей в образовательных организациях, то, наверное, все наши усилия не будут достигать главной цели - воспитать человека».
Председатель Общероссийского Профсоюза образования Галина Меркулова считает: «Сложная, тонкая проблема, очень трудная. Агрессия приобретает такие масштабы, что относиться к ней так, как мы относились раньше, невозможно. Это уже не первая конференция, которая проводится профсоюзом на эту тему».
Действительно, семь лет назад, в 2011 го­ду, наш профсоюз провел первую конференцию по проблеме насилия. Не для того чтобы шокировать общественность, хотя и такие чувства участники дискуссии испытывали, конечно. Однако главным было понять, что делать, какие шаги предпринимать. После той конференции в Законе «Об образовании в РФ» появилось понятие «конфликтная комиссия», сейчас в законе прописаны права и обязанности сторон в образовательном процессе. Но на этом нельзя успокаиваться, уверена Галина Ивановна Меркулова. К тому же даже существующие механизмы и инструменты порой не работают. Это связано в том числе с нашим с вами равнодушием и попустительством.
Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович рассказал, что еще восемь лет назад, изучая исследование по насилию в подростковой среде, он был поражен, что большой процент опрошенных подростков и родителей считают насилие нормой… Между тем проблема отношений «Я и другой» (другой по религии, финансовому положению, политическим взглядам, здоровью и так далее) - ключевая для нашего образования и нашего детства. В рейтинги школ уровень уважения человеческого достоинства ребенка не входит: «Это не считается в цифрах. Гораздо легче посчитать то, что связано с олимпиадами и другими образовательными результатами. Уклад школы, атмосфера в образовательной организации - как это замерить?» Между тем учитывать эти важные факторы, оценивая школы, необходимо.
Дискуссию на конференции «Насилие в образовательной среде» модерировал директор знаменитой московской школы «Класс-центр», член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству Сергей Казарновский. И когда между выступлениями спикеров и экспертов он давал слово участникам в зале, они буквально вырывали друг у друга из рук микрофон - каждому хотелось рассказать что-то из своего опыта, обратить внимание на упущенный аспект темы, задать вопрос. Очень активен был стол, за которым сидели столичные старшеклассники. Звучали предложения сотрудников региональных организаций профсоюза.


Цифры и факты
Вырабатывая конкретные практические меры борьбы с проблемой насилия в образовательной среде, важно представлять размеры бедствия.
По словам директора Европейского комитета профсоюзов образования Интернационала образования Сьюзан Флокен, проблема эта международная и, увы, такая же всеобъемлющая, как и в России: «Конфликты могут происходить между коллегами, между учащимися, между учащимися и преподавателями. И, к сожалению, все чаще и чаще происходят инциденты между родителями и учителями. Часто это личная неприязнь или конфликт интересов, нежелание найти компромисс. Общество становится более эгоистичным».
Главный редактор издательского дома «Учительская газета» Петр Положевец привел данные международного сравнительного исследования качества граждановедческого образования, проведенного в 24 странах и охватившего 7,5 тысячи учащихся, 5,5 тысячи учителей и более 350 директоров образовательных организаций. Одним из аспектов этого исследования было вербальное и физическое насилие. Что касается конфликтов в отношениях между детьми, опрос показал, что наша страна, к сожалению, лидирует по количеству учеников, о ком в Интернете размещают унижающие или оскорбляющие тексты и фото. И угрожают своим одноклассникам наши ребята чаще. Однако в физическое действие превращается лишь каждая вторая угроза. 9% учащихся заявили, что они были физически атакованы. Это в два раза меньше, чем в целом по исследованию.
Что касается проблемы «неуставных» отношений школьников и учителей, Петр Положевец сообщил: «3% учителей (а это 150 человек) заявили, что они стали жертвами насилия со стороны учеников. И 1% учеников сообщили своим педагогам о травле со стороны учителей. Выходит, ученики в три раза чаще нападают на своих учителей, чем учителя на них».
Заведующий лабораторией образовательной и молодежной журналистики факультета коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики Александр Милкус руководил исследованием «Феномен буллинга в школе: учителя - жертвы», которое провели молодые журналисты и социологи. Студенты Дарья Сапрыкина, Андрей Парницкий, Анастасия Чеснокова, Камилла Цыганкова рассказали о результатах опроса, который прошел в 75 регионах России, было изучено 2800 анкет, которые распространялись через сайт pedsovet.org и сайт онлайн-издания «Комсомольская правда».
Самая страшная цифра: 70% учителей ответили, что они встречаются с буллингом ежедневно. Каждый второй учитель хотя бы раз сталкивался с угрозами от учеников. Учителя с тяжелым материальным положением подвергаются буллингу в два раза чаще. С увеличением частоты буллинга уменьшается уровень удовлетворенности учителей от работы в школе и от жизни в целом. Важный вопрос: кому учителя рассказывают о буллинге? 23% - никому. А если рассказывают, чаще всего коллегам и членам семьи. С друзьями такие проблемы вообще не обсуждаются.
Экспресс-опрос педагогических работников по проблеме насилия в образовательной среде, который провел в Интернете Общероссийский Профсоюз образования, показал, что абсолютное большинство педагогов обычно не обращаются в компетентные органы, столкнувшись с травлей. Обращаются к администрации школы (почти 67%), в профсоюзный комитет (26,7%). Меньшинство - в правоохранительные органы (19,3%). Речь идет именно о травле, рассказал заместитель председателя Общероссийского Профсоюза образования Михаил Авдеенко, потому что большинство опрошенных столкнулись с психологическим насилием. Далеко не всегда виноваты школьники, но если говорить о детской агрессии, то причиной ее педагоги считают влияние СМИ, социальных сетей и компьютерных игр (76,90%), социально-психологическое неблагополучие семей (73,10%).


Что делать?
Один из вопросов профсоюзного исследования: «Какие меры необходимы для предотвращения насилия со стороны обучающихся и их родителей?». На первом месте ответ - принятие Федерального закона «О защите прав педагогических работников», на втором - повышение на законодательном уровне ответственности родителей обучающихся за воспитание детей в семье, на третьем - усиление ответственности обучающихся за проявление насилия.
Выход на практические рекомендации - важная составляющая обоих апрельских мероприятий. Психологи в Московском государственном психолого-педагогическом университете говорили о том, как можно помочь детям, которые проявляют агрессию, впадают в суицидальные состояния, нарушают закон. Участники профсоюзной конференции взяли проблему насилия шире, она коснулась конфликтов между всеми участниками образовательного процесса. Но и в том и другом случае мы искали выходы, каждый со своей точки зрения.

Точка зрения Министерства образования и науки РФ
Татьяна СИНЮГИНА, заместитель министра образования и науки РФ: «Важно каждому, кто работает в системе образования, психологу в первую очередь, дать алгоритм, механизм действий, применяя который мы бы с вами обеспечивали результат. Прописать единый рецепт невозможно. В то же время нужно знать, что делать. Какие есть службы и специалисты. Как, выявляя те или иные риски, на них реагировать».
Лариса ФАЛЬКОВСКАЯ, заместитель директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России: «Мы проводим в каждом федеральном округе межведомственные совещания. Собираем на них представителей региональных министерств образования и внутренних дел, комиссий по делам несовершеннолетних, руководителей педагогических вузов и региональных кураторов Российского движения школьников. Наша идея в том, чтобы восстановить воспитательный потенциал образовательных учреждений».

Точка зрения профсоюза
Галина МЕРКУЛОВА, председатель Общероссийского Профсоюза образования: «В каждом субъекте Российской Федерации мы будем инициировать проведение подобных обсуждений. Всегда вместе, всегда навстречу друг другу. И тогда мы дадим сигнал обществу и, возможно, по итогам нашего обсуждения, - конкретные задачи исполнительной и законодательной власти».
Сьюзан ФЛОКЕН, директор Европейского комитета профсоюзов образования Интернационала образования: «Если мы победим насилие в школе, мы победим насилие в обществе. Первое - необходимо обратить внимание на законодательство, профсоюзы должны сыграть в этом решающую роль. Другой важный аспект - подготовка учителя, он должен знать, как решать возникающие проблемы. И, конечно же, в каждой отдельной стране необходимо разработать стратегию по борьбе с этой проблемой».
Зоя ГАЛАЙДА, председатель Пермской краевой организации Общероссийского Профсоюза образования: «Должна быть системная работа над повышением престижа учительской профессии, повышением авторитета педагога в обществе. Большая программа существует у нас в профсоюзе. Мы понимаем, что ее нельзя реализовать в замкнутом пространстве. Надо выходить на гражданские институты, подключать партнеров».
Светлана ПАВЛУШКОВА, председатель Вологодской областной организации профсоюза: «Одной школе эту проблему не решить. Надо использовать Общественную палату, другие переговорные площадки, вовлечь в более широкую дискуссию родительскую общественность, представителей обучающихся, студентов. Необходимо вернуться к обсуждению проблемы перегруженности педагогов».

Точка зрения учителей, директоров школ
Вита КИРИЧЕНКО, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России»-2012, директор гимназии №1520 им. Капцовых: «Надо начинать учиться говорить и договариваться, учиться вести диалог. Есть управляющие советы, если это работающий орган, то это пример диалога. Есть самоуправление, школьные советы. Мы подаем ребятам пример, как можно договариваться. Мы решаем одну общую задачу. Самое ценное - это наши дети. И ради наших детей мы должны договориться. Школа - пространство для диалога».
Сергей КАЗАРНОВСКИЙ: «Есть два способа разговора с детьми в публичном общении. Ведь учитель - лицо публичное, как актер… Первый способ - рассказывать детям о том, чего они не знают. А второй - делиться с ними тем, что знаешь ты. Это то, что вызывает уважение».
Елена МЕТТУС, руководитель психолого-педагогического медико-социального центра академической гимназии №56 Санкт-Петербурга: «В школе должна быть сформирована корпоративная культура, связанная с праздником. Без праздника очень плохо жить. Праздник объединяет всех участников образовательного процесса, позволяет создать ситуацию успеха. Праздник не оставляет места для насилия».

Точка зрения родителей
Лариса САНАТОВСКАЯ, исполнительный директор Национальной родительской ассоциации социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей: «Родители - это не просто участники образовательной среды, это то звено между другими участниками образовательного процесса, которое находится сегодня в самом трудном положении. Мы между двух огней. В семье формируется личность ребенка. Правильные взаимоотношения с родителями позволяют снизить риски. Родители - самый действенный образец для подражания».

Точка зрения психологов
Александр АСМОЛОВ, директор Федерального института развития образования, академик РАО, доктор психологических наук: «Чего нам всем не хватает? Как избавиться от агрессии? Мы все должны постичь то, что называется «азбука улыбкотерапии». Без этого ничего не получится. А для этого нет лучше рецепта, чем русские и другие сказки. Сегодня как никогда в школу должны прийти сказки, театр, фантастика, нон-фикшн».
Виталий РУБЦОВ, ректор Московского государственного психолого-педагогического университета: «Работа с подростковыми рисками в образовательном учреждении для нас является центральной, тем не менее мы понимаем, что эта работа междисциплинарная и межведомственная. Ключевой вопрос: мы должны понять, какова обобщенная модель работы с подростковыми рисками. Без этого мы не можем решать следующую задачу - понять, как готовить людей для работы с этими рисками».
Елена ДОЗОРЦЕВА, руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В.П.Сербского: «Мы должны выявлять не только дефициты, проблемы ребенка, но и те ресурсы, которые у него есть, чтобы опереться на позитив. Кроме того, мы должны понимать, что для выработки решений не может быть однообразных шаблонов. Решения должны приниматься индивидуально. Очень важно не рассматривать подростка как объект, на который нужно воздействовать, а применять субъект-субъектный подход, выяснять мотивацию, которая есть у подростка, создавать возможности для практической деятельности».
Ирина ДУБРОВИНА, главный научный сотрудник Психологического института Российской академии образования, доктор психологических наук: «Современная школа акцентирует внимание на одном аспекте развития - интеллектуальном, на усвоении знаний, подготовке к сдаче ЕГЭ и поступлении в вуз и гораздо меньше внимания уделяется развитию потребностей, мотивов, отношений, чувств. Отсюда общая скудность эмоциональной сферы детей и подростков. Ум и чувства должны развиваться равномерно».