Времен связующая нить

Галина БУЗАНАКОВА, заслуженный учитель России, лауреат многих премий, Киров

Семейный фотоальбом представляет для меня особую ценность. Снимки помогают воскресить в памяти картины давнего и сравнительно недавнего, порой полузабытого прошлого, свидетелем которых мне довелось быть. Вот фотография нашего «родового имения» - обычного деревенского, добротного и с выдумкой оформленного дома. Вспоминаю, как мы всей семьей строили забор. Мы с мамой, получив задание от папы, рисуем на картоне лекало для него. Мама - преподаватель физики и черчения, поэтому для нее это не проблема. По лекалу вырисовывается узор. Каждую штакетинку теперь нужно ножовкой обрезать, придать форму. Мой муж с сыном Антоном строгают и делают аккуратные дощечки. Дочка с наслаждением стучит молотком, прибивая новые, пахнущие свежим деревом реечки к забору.
Уже вечер. В Рождественском тихо. Замолкли тюкание Машиного молотка и папина гармошка. Папа очень доволен: сегодня он только руководил нами и создавал нам настроение со своей подружкой-двухрядкой, сидя на им же изготовленном диванчике.
Интерес к истории своей семьи как части истории своей страны - это не что иное, как понимание того, что ты не висишь в воздухе, ты не сам по себе находишься в этом мире - ты движешься в череде поколений, которые прошли по земле до тебя.
Когда были живы мои родители, старые фотоальбомы хранились у них, и мы, приезжая, всегда все вместе рассматривали их. Если эти снимки правильно выстроить, то можно получить неплохую иллюстрацию перехода семейной традиции от поколения к поколению.
Нам дороги эти снимки. Вот на одной запечатлена плотницкая бригада из деревни Бусыгино Яранского района Кировской области. Слева - мой дед, Дмитрий Емельянович Галиков, отец моего папы, прадед наших детей, прапрадед наших внучек. Крайний справа - папа, Вадим Дмитриевич. Дед Дмитрий - в гимнастерке, в брюках-галифе (фотография послевоенная: еще много лет после войны мужчины ходили в военном). Кстати, когда рассматриваю фотографии, удивляюсь: скромно, но опрятно выглядели сельские жители, а главное - доброжелательство на их лицах.
Когда в Бусыгино организовался колхоз, Дмитрий Емельянович Галиков был избран председателем. Дедушка был очень жизнерадостным, балагуром, прекрасным гармонистом. Его не стало, когда я училась в десятом классе, но до сих пор отлично помню интонации его голоса, когда он пел «Коробушку». Дом в Бусыгине стоял недалеко от реки Ярань, которая весной широко разливалась. В Бусыгине у всех были рыболовные снасти, которые изготовляли сами. Рыболовством занимались все, но не было жадности, алчности - ловили столько, чтобы на семью хватило.
Вот еще на одном снимке мой отец Вадим Дмитриевич с гармошкой и сыном Андреем у своего дома. Рядом мой сын, его внук Антон с гитарой. Он и сейчас любит на завалинке вечером посидеть то с баяном или гармошкой, то с балалайкой. Сейчас дедушки рассказывают, что и в доме моего прадеда Дмитрия всегда гармошка была. Другой прадед, Емельян Михайлович, любил петь. Так что уже много поколений живет песня в нашем роду, а песня, как известно, душа народа.

Реставрации не подлежит


Кирилл СОБОЛЕВ, Владикавказ

Когда я смотрю на снимки моих бабушек и дедушек, прабабушек и прадедушек, то мысленно переношусь в их далекую эпоху, в годы, которые либо не помню, либо не застал. Они уносят нас и в недавнее наше прошлое - в детство, юность, в историю жизни своей собственной семьи.
Когда-то семейные фотографии были большой ценностью. Помню, как трепетно относилась бабушка к своему альбому. Хранила его в специальной коробке. Он был в дорогом сафьяновом переплете. Вместе с нами, своими внуками, она любила просматривать эти снимки, при этом рассказывала не только о том, кто на них изображен, но и как кого звали, чем они занимались, каким характером отличались. Мы с удовольствием пытались найти свое сходство с нашими предками. Я и мой брат Константин очень хотели походить на прадеда, геолога по профессии. Хотели быть такими же смелыми, мужественными, сильными, каким мы видели его на фото и каким нам представила его бабушка.
С помощью просмотра семейного альбома ребенок познает мир, разные эпохи, разные времена. И даже если он один у родителей, то и тогда ощущает себя окруженным многочисленными родственниками.
К сожалению, сегодня технический прогресс обесценил фотографии. Теперь мы обычно смотрим их на экранах компьютеров, на мобильных. И они воспроизводят такое же ощущение, те же чувства, что и чтение книги не «живьем», а в Интернете.
Теперь снова, хотя и медленно, появляется мода на семейные фотоальбомы. Ко мне (я не только художник, но и профессиональный фотограф) приносят старые, пожелтевшие снимки начала ХХ века, а то и XIX, времен войны и более поздние, потому что качество их было довольно низким. Владельцы просят отреставрировать. И когда я им возвращаю обновленные снимки, радуются как дети.

Они хранят память о наших близких

Марина КОНДРАТЬЕВА, кандидат исторических наук, Московская область

В старые времена (в 70‑80‑е годы), когда ко мне приходили гости, особенно если это были родные, я показывала им свой семейный альбом. И начинались воспоминания… Эта традиция, к счастью, передалась моим детям и внукам. И не только с друзьями, а сами по себе они время от времени обращаются к старым фотографиям нашего рода. Для них это что-то наподобие встречи с родственниками, которых уже нет или которые живут в другом городе, а также возможность посмотреть на себя со стороны: каким я был 10, а то и 20 лет назад, какими были тогда родители, бабушки с дедушками. Так они мысленно возвращаются в прошлое - детство, юность. И если старые семейные фото уничтожаются, с ними теряются маленькие семейные истории.
Листая семейный альбом, я каждый раз ловлю себя на том, что гораздо приятнее видеть фото на бумаге, чем на экране. При этом создается эффект присутствия всех членов семьи. Как будто я у них в гостях побывала или они у меня.
Недавно я ушла на пенсию и стала приводить в порядок наши семейные альбомы. В одном размещены мои родственники по отцу, в другом - родные по материнской линии. Вот, скажем, единственный снимок, сохранившийся с дореволюционных времен. Это мой прадед Александр Иванович Самсонов. На меня, как живой, смотрит офицер царской армии, который в 23 года ушел воевать в Первую мировую войну, где и погиб. У него осталась дочь Елизавета - моя бабушка. Рядом снимок, где бабушка Лиза со своими дочками - Машей и Варварой - моей мамой. Есть десятка два фото, где я с родителями. И больше от того времени почти ничего не сохранилось.
Хочется верить, что культура семейных альбомов возродится. Американская писательница Сюзен Сонтаг писала в своей книге о фото: семья с помощью фотографии создает свою портретную историю, где есть ряд изображений, свидетельствующих о ее единстве.