Поскольку широким массам вряд ли известно даже имя промышленника Жана Пола Гетти, то будет нелишним рассказать о нем. Гетти родился в конце XIX века в семье американского нефтяного магната, получил образование в Оксфордском университете, к 25 годам заработал свой первый миллион долларов. В 1957 году Гетти был назван самым богатым человеком на Земле; этот статус остался с ним до самой смерти. А умер он в июне 1976 года, и, по слухам, ведущий программы новостей одного из телеканалов прокомментировал его уход так: «Скончался самый богатый, самый одинокий и самый эгоистичный человек на свете. Ни разу в своей жизни он не пожертвовал ни единого доллара ни одной благотворительной организации».
Слова об одиночестве кажутся преувеличением: миллиардер пять раз был женат, в этих браках родились пятеро детей. В семье, созданной с некоей Эни Рок, у него было два сына. Старший, Пол, по прошествии лет станет отцом того самого Пола Гетти III, которого в 1973 году похитят итальянские бандиты, родные получат сообщение: «Отдадим в обмен на 17 миллионов долларов».
У родителей мальчика, Пола и Эбигейл, таких денег не было, потому они обратились к Гетти-старшему. Увы, тот ответил отказом: «У меня 14 внуков, и если я сейчас заплачу хотя бы пенни, то завтра украденными будут все 14». Позже похитители снизили требуемую сумму до четырех миллионов долларов, но дед и тут проявил чудеса стойкости. Дрогнул только спустя пять месяцев, когда преступники прислали кусочек мальчишеского уха. Но дал лишь ту часть суммы, которая по закону не облагалась налогом, остальное оформил как долг сыну Полу под проценты. Когда освобожденный внук позвонил Гетти, чтобы поблагодарить его, он не подошел к телефону - считал, что история с похищением придумана с целью вытянуть из него деньги.
Почти все эти моменты и отражены в фильме Ридли Скотта с едва ли не документальной точностью. Лента даже начинается с черно-белых кадров: мы видим вечерний Рим, юного Пола, хрупкого и по-хипповски длинноволосого, с тенью порочности на миловидном лице (стоит отметить Чарли Пламмера, которого кто-то, возможно, помнит по ленте «Ужин» Овера Мувермана). Он неторопливо шагает, перебрасывается насмешливыми фразами с несущими вахту путанами, хочет еще погулять и сладко затянуться по дороге сигаретой с «травкой», как вдруг - неизвестные, темнота из-за натянутого на голову мешка, грубые мужские руки, вталкивающие в чужое авто… А потом - вторая часть экспозиции, остальные герои, крупные планы. Залитое слезами лицо матери Пола (Мишель Уильямс), остекленевшие глаза отца (Эндрю Бакан), уже тогда подсевшего на наркотики, волевой профиль деда (Кристофер Пламмер).
Мальчик же в это время, глядя в дула наведенных на него пистолетов, испытывает дикий, почти животный страх. Эбигейл, словно чувствуя страдания своего первенца, мечется, пытаясь найти выход из положения. Именно она раз за разом атакует свекра, пытается пробудить в нем человечность (к слову, это если и не лучшая роль Мишель Уильямс, то одна из тех, за которые точно не стыдно).
Но и при всем этом по-настоящему на эмоциональный крючок зритель не подсаживается. Потому что, во-первых, нет героя (Пола к таковому можно отнести с натяжкой, ибо он довольно аморфен). А коль нет центрального персонажа, то отсюда и «во-вторых»: об истории как таковой говорить не приходится.
И вот тут поневоле задумываешься: а какова была первая версия фильма? Дело в том, что сначала главную роль исполнил Кевин Спейси. После того как осенью прошлого года звезда «Карточного домика» оказалась в центре сексуального скандала, Скотт решил переснять картину, убрав Спейси. Кристофер Пламмер справился замечательно, он выдвинут за эту работу на «Оскар» в номинации «Лучший актер второго плана». Тем не менее многое изначально было сделано под Спейси - тоже профи, но другого возраста, иной энергетики. Однако что проку теперь задаваться вопросами? В любом случае посмотреть «Все деньги мира» стоит. Полезно вспомнить, что в тяжелые моменты спасает прежде всего любовь близких. А потом уже деньги.