Татьяна Константиновна работает в лицее №40 (до 1990 года физматшкола) 42‑й год. За это время у нее было 6 выпусков, если считать только классное руководство. Она брала детей после начальной школы и доводила до выпуска. Каждый выпуск был любимым, неповторимым и единственным, со всеми своими учениками (я свидетель) Татьяна Константиновна расставалась с болью в сердце, всех провожала, как родных детей, и со всеми поддерживает связь последующие годы. Среди ее выпускников множество ученых, инженеров, врачей, бизнесменов, политиков, людей, известных во многих сферах. Есть среди них те, кто реализовался за рубежом. Сейчас в Нижнем несколько школ повышенного статуса, а лет 20 назад почти вся интеллектуальная элита выходила из 40‑й. Все, кому повезло хотя бы непродолжительное время учиться у Татьяны Константиновны, вспоминают ее уроки с благодарностью и говорят об учителе с самой искренней симпатией. Не однажды я становилась свидетелем того, как уже взрослые солидные люди, встречая ее на улице, признавались ей в безграничном уважении и давней любви. «Ваши уроки изменили меня, благодаря вам я стал тем, кто я есть» - такие признания Татьяне Константиновне приходилось слышать не раз, причем даже от тех, кто на уроках в свое время скромно сидел и ничем не выделялся. На мой взгляд, такие признания для учителя дороже орденов и самых высоких званий.
Главное, так сказать, сущностное свойство педагогического дара - помогать детям раскрыть лучшие качества, реализовать нравственный потенциал (интеллектуальный тоже хорошо бы, но все же он на втором месте). Этим даром Татьяна Константиновна наделена в высшей степени. Она унаследовала его от мамы. Федосья Лукьяновна Проймина была не учителем, а инженером (мечтала о педагогическом, но поступила в политех, потому что рано лишилась родителей и могла надеяться только на себя), но педагогом была, что называется, от Бога, воспитала трех замечательных дочерей, пятерых прекрасных внуков, первых двух правнучек... Любовь к литературе и языку у Татьяны Константиновны от отца. Константин Данилович Проймин родился в Сибири, молодым был призван на фронт, после войны окончил Ленинградский университет, работал на телевидении сначала в Краснодарском крае, затем в Горьком, писал книги. В Нижнем Новгороде его знали и уважали очень многие. Татьяна Константиновна гордилась отцом, но никогда не пользовалась его авторитетом и связями. Скромность и порядочность она тоже унаследовала от родителей.
Ей везло на учителей. Встречались такие и в школе, и в университете. В начале учительского пути учителем и наставником стал Вениамин Яковлевич Векслер, создатель и директор первой горьковской физматшколы. Мудрый человек и замечательный руководитель, он все держал в поле зрения, обо всех заботился. Когда в 1976 году в последний летний день в школу пришла выпускница Краснодарского университета, только что вслед за семьей переехавшая в Горький, свободных часов не было. Работа в школьной библиотеке - это все, что он мог предложить на тот момент. Но молодой женщине, имеющей диплом с отличием, выразительный взгляд и интеллигентную артистическую внешность, хотелось вести уроки. Видя это, директор (Вениамин Яковлевич преподавал углубленную математику в старших классах) буквально за день решил непростую управленческую задачу: часы нашлись, правда, немного, но для начала и это было неплохо. Помимо заведования библиотекой Татьяна Константиновна стала вести уроки в 10‑м (тогда это был выпускной) и 8‑м классах. Впереди у детей были экзамены, поэтому Векслер пожаловал на урок к молодой учительнице почти через неделю. Остался доволен: «Вижу, дело пойдет». Татьяна Константиновна была старательной и ответственной (комплекс отличницы проявился рано и остался на всю жизнь), готовилась тщательно к каждому уроку, искала материал, которого не было в учебниках. Ей хотелось, чтобы каждый день ученики делали открытия. А еще до тонкостей продумывала внешний вид. Это тоже было важно: в физматшколе и тогда, и до сих пор две трети учащихся - мальчики.
Конечно, ученики с первых же дней оценили молодую учительницу - добрую, красивую, интересную. Она была замужем, растила маленького сына, но старшеклассники все как один невольно подтягивались в ее присутствии, никому из них не хотелось выглядеть неказисто в глазах Танечки (так ласково ее называли ученики между собой). Наоборот, каждый старался обратить на себя ее внимание, вызвать интерес к своей персоне. Сделать это мог каждый. Стоило лишь небанально написать сочинение, прочитать книгу сверх программы, найти в энциклопедии и озвучить на уроке неизвестные факты биографии писателя, выразительно прочитать стихотворение, победить в олимпиаде, не важно, физической, математической или химической, словом, способов было много, и ими охотно пользовались.
То, что Татьяна Константиновна своим присутствием облагораживает ершистых и непокорных парней, талантливых в физике и математике, но в остальном не слишком оте­санных, первым заметил именно директор. Поэтому, когда на второй год увидел, что молодой учительнице гораздо проще работать в старших классах, не колеблясь, поменял нагрузку прямо в середине года: 4‑й класс, в котором у нее были проблемы с дисциплиной (Татьяна Константиновна очень переживала и не раз плакала из-за них), отдал опытной учительнице в возрасте, а ей достались часы в двух 10‑х. Директор вновь принял единственно верное решение, и все сразу встало на свои места. Все получили именно то, чего им недоставало: малыши - строгую бабушку, а старшеклассники - воплощенный идеал, юноши - объект для обожания, а девушки - пример для подражания. И никаких проблем в дальнейшем не возникло.
Женственность и красота в сочетании с молодостью - вот что в физматшколе должно быть обязательно. Помимо первоклассных специалистов, мужчин и женщин, отлично знающих предмет, строго, но в то же время по-матерински и отцовски относящихся к ученикам, должны быть прекрасные дамы, способные превращать юношей в благородных рыцарей и вдохновлять на подвиги. В 40‑й в то время было несколько таких прекрасных дам, Татьяна Константиновна стала самой молодой. Для многих - самой привлекательной.
Конечно, сама она этого не замечала, нет и не было в ней ни капли самовлюбленности, тем более самолюбования, напротив, к себе она относится критично. С первых лет в школе она стремилась сделать уроки более интересными и содержательными, много читала, никогда не переставала учиться новому. Часто ходила на уроки к старшим коллегам, перенимала опыт. На второй год ей дали классное руководство. Новая роль сразу же пришлась по душе. Дети приняли Татьяну Константиновну и полюбили ее. Любят и до сих пор, приглашают на все встречи, приходят в гости, рассказывают об успехах. Первым выпускникам Татьяны Константиновны уже по 50 с лишним лет. Но и сегодня они с улыбкой вспоминают, как им завидовали ученики параллельных классов, потому что ни у кого из них не было такой интересной и насыщенной внеклассной жизни. Помнят бывшие ученики, как горевали по Танечке, когда она ушла в декрет. И как были счастливы, когда у любимой классной руководительницы родилась дочка, как все вместе дружно скандировали поздравления, стоя с воздушными шариками под окнами роддома (умилялся весь роддом, потому что ни одну роженицу так громко не поздравляли). Татьяна Константиновна тогда вернулась в школу быстро, через пять месяцев - Федосья Лукьяновна была уже на пенсии и заботу о внучке взяла частично на себя. Сколько же было радости в школе, когда Танечка вышла на работу! Облегченно вздохнули все - и ученики, и коллеги. К хорошему люди быстро привыкают. Больше длительных перерывов в работе у Татьяны Константиновны не было. Но даже если она отсутствует пару дней, это всеми замечается.
Я не сказала еще об одном, но очень важном таланте своей героини. Она позитивно влияет не только на учеников, но и на их родителей. Я мало видела учителей, которым удавалось превратить родителей в своих союзников, единомышленников. Не все изначально были близки Татьяне Константиновне по духу, тем не менее со временем многие стали ее друзьями. Как она добивается взаимопонимания с родителями? Кажется, что это удается ей очень легко, органично, без всякого напряжения. Секреты ее просты, но не все способны ими воспользоваться. Первое и главное - она относится к ученикам, как к собственным детям. Она точно так же дрожит над каждым, за каждого переживает. От ее внимательного взгляда на уроке и на перемене не ускользает ни одна мелочь. Поэтому нередко Татьяна Константиновна раньше родителей начинает бить тревогу, за что родители всегда бывают благодарны. Она не жалуется, не вызывает на разговор, а искренне и заинтересованно делится переживаниями, ее задача - не снять с себя ответственность, а вместе с родителями найти решение проблемы. И почти всегда это удается. Родители не могут не доверять учителю, которого судьба ребенка волнует не меньше, а иногда даже больше, чем маму и папу. Такое встречается, и нередко, ведь карьерные и материальные цели для многих вышли на первый план. Взрослеющие дети и родители, к сожалению, не всегда могут найти общий язык. Татьяна Константиновна видит это и старается укрепить ослабевшие связи отцов и детей, становясь в какой-то степени посредником. На все внеклассные мероприятия она всегда приглашала родителей, но не как зрителей, а как самых активных участников. Какие походы и поездки они вместе организовывали, какие незабываемые проводили поэтические вечера! Разве такое может пройти бесследно для души подростка? При свечах стихи классиков и современных авторов читали вслух и дети, и взрослые, а до этого долго готовились к священнодействию, выбирая лучшее (все выбирали сами, что именно прочесть на публике, именно в этом был весь смысл). На такие вечера приходили учителя и ученики из других классов, многим хотелось просто послушать, прикоснуться к настоящей поэзии, пережить моменты единения. Многие родители украдкой вытирали слезы, видя, как проникновенно их чадо может читать стихи. После таких вечеров многие мамы и папы пересматривали свое отношение к ребенку, относились внимательнее к чувствам дочерей и сыновей. Так Татьяна Константиновна помогала каждому увидеть в детях лучшее, то, что дома, в обыденной жизни, может не проявляться в силу возраста. Разве не будут после этого родители доверять учителю? И доверяют, и ценят, и любят, и испытывают чувство благодарности.
А еще одна заповедь, которой Татьяна Константиновна следует всю жизнь и которую передает молодым коллегам: «Никогда не говорите родителям плохо об их детях, даже если ребенок заслуживает порицания и осуждения. Он, скорее всего, не виноват. Чтобы ребенок исправился, родители должны любить его еще сильнее, еще больше о нем заботиться, а учитель должен им в этом помочь».
Опора только на хорошее, не это ли первое правило дидактики? Учителям, которые усвоили его и успешно применяют, удается прожить в профессии долго и счастливо. Они умудряются не устать, не выгореть, не разочароваться в себе и детях. Татьяна Константиновна относится именно к этой, увы, не слишком многочисленной категории, поэтому в свои 65 она ослепительно выглядит и по-прежнему восхищает коллег, детей и родителей, как и 40 лет назад, она полна энергии, ей интересны люди и книги, она всегда в курсе литературных новинок, ее часто можно встретить в театрах и на абонементных концертах в филармонии. Татьяна Константиновна каждый год с удовольствием ездит по разным странам (дети выросли благополучными и самостоятельными, поэтому все заработанное она может тратить на поездки) и охотно общается с внучками (их уже три, одна другой лучше). Хочется пожелать ей только одного - чтобы ее бесценный дар женственности передался внучкам и будущим правнучкам.

Нижний Новгород