Продолжение. Начало в №36-39, 41-51 за 2017 год, в №1- 8

И даже страстный борец за идеалы свободы и демократии Валерия Новодворская в 1993 году обратилась к Б.Н.Ельцину: «Я бы предложила Борису Николаевичу слово «демократия» забыть. Россия показала свою неспособность к демократии».
Повторяю, конечно, мои ученики не читали всего того, что я сейчас процитировал. Но они дышали воздухом своего времени. И вне этой атмосферы их сочинения не могут быть поняты в полной мере. Но и картину времени сочинения такого рода обогащают и дополняют. А вот наши «успешные» итоговые сочинения в большинстве своем написаны вне времени и пространства, а потому никакой познавательной ценности не представляют. А какой мог бы быть мощный источник познания нашей молодежи и вообще нашей жизни...
Прошло десять лет. В 2004 году оканчивают школу те, кто пришел в нее в сентябре того года, когда мои ученики писали сочинение о свободе, о котором я рассказал. Было интересно сопоставить прежние рассуждения с мнением тех, кто оканчивает школу через десять лет. Это вообще одна из основ методики сочинений «о времени и о себе». Я проводил их в течение многих десятилетий, наблюдая за изменениями отражающейся в сочинениях жизни.
Однако своих одиннадцатиклас­сников у меня в тот год не было. И я попросил коллег из других школ задать своим выпускникам тот же самый вопрос, сделав на работах пометку - юноша или девушка. Однако принципиальных различий в этом отношении почти не было. Несколько преобладают мужские голоса в критике той реальной жизни, которая их окружает. Передо мной 116 сочинений: 54 юношей и 62 девушек.
Из 116 человек 104 написали о свободе как важнейшей ценности жизни. «Безусловно, человеку нужна свобода». «Свобода однозначно нужна, и даже ставить такие вопросы бессмысленно, так же как вопросы необходимости питания, сна и тому подобное». «Безусловно, свобода человеку необходима. Если человек всю жизнь живет по определенным правилам, четким предписаниям, малейшее отклонение от которых считается ужасным преступлением, он не может быть полноценной личностью».
Конкретизируя свое понимание свободы, авторы сочинений больше всего говорят о внутренней свободе, свободе выбора жизненного пути. Очень многие - о праве высказывать и отстаивать свою точку зрения, говорить о том, как человек понимает то или иное действие, о свободе и праве иметь свое мнение, о свободе выражения своих мыслей. «Каждый человек может сказать все, что он думает, и высказать свое мнение о ком-то или о чем-нибудь». «Человек обязательно должен говорить о своих мыслях, даже если они отличаются от иных существующих». «Каждый человек имеет право на то, чтобы высказать свои мысли в коллективе, в котором он находится: в семье, в обществе друзей, на работе». «Свобода нужна человеку для высказывания своих мыслей, потому что если мы будем держать свои мысли в себе, то превратимся в серую массу и не будет ярких индивидуальностей». «Я хочу говорить все, что придет мне на ум, по тому или иному вопросу, не опасаясь, что меня выгонят, уволят, посадят». «Если бы не было свободы, то не было бы столько разных мнений, не было бы столько замечательных поэтов и их произведений».
Четверо отстаивают «самую свободную из свобод» - личную свободу. «В плане интимных отношений нужна абсолютная свобода, свобода любви». «Человеку нужна сексуальная свобода, чтобы два человека могли нормально общаться друг с другом и чтобы никто не лез со своими советами и нравоучениями». «В нашей стране очень отрицательно относятся к однополой любви. Но это же своеобразная свобода».
Двадцать человек писали о том, что в нашей жизни существуют такие ограничения, которые мешают нормально жить. Говорили о дедовщине в армии, и о том, что «никто не застрахован от слежки, неправомерности задержания», и об ограничении свободы слова. «Нужно знать, что сказать и кому. Иначе можешь не дожить до пенсии».
Но больше всего говорили о деньгах, которые определяют степень свободы и несвободы. В этой связи и о возможности получить то образование, которое хочешь. «Никакой свободы! Везде требуются деньги, деньги, деньги! Шагу не пройдешь! Все как будто сошли с ума!» «Для большинства россиян свобода действий упирается в деньги - деньги дают любые возможности». «В нашей стране определенная свобода есть, но она диктуется деньгами». «Заработная плата стесняет возможности человека, в какой-то мере стесняет его свободу». «Человек из детского дома выбора особого не имеет, куда идти дальше. А сын какого-то депутата выбор имеет больший, куда идти учиться». «В нашей стране послешкольное обучение стоит больших денег». «Не у всех родителей есть мешок денег. Мало ли чего хочешь, иди туда, куда поступать дешевле». В нашем постсоветском обществе эта родовая травма девяностых вряд ли будет преодолена в ближайшие десятилетия.
Из тех, кто выступает за свободу, 24 автора сочинений не видят в ней никакой опасности, а двое уверены, что она должна быть полной и абсолютной. «Человеку нужна полная свобода, чтобы он ни от кого не зависел, ничего не боялся и делал что хотел. А на данный момент он зависит от государства и его законов, сначала от школы, потом от работы, а потом от пенсии. Это не жизнь, а каторга». «Человек волен строить свою жизнь как он хочет. Никто не вправе судить его за путь, по которому он идет для достижения своей цели. Главное для человека - свобода».
Большинство же (92 из 116), сказав свободе «да», тут же говорят «нет».
«Нужна ли свобода? Да, нужна. Но от безграничной свободы человек может погубить себя». «Свобода нужна людям, но в ограниченном количестве». «Человек не может быть свободен во всем и от всего». «Свобода должна быть такой, чтобы не вышла никаким боком на другого человека». «Свобода нужна всем, но каждому в своем количестве». «Мы должны быть ограничены в свободе». «Я считаю, что человеку не нужно давать полную свободу действий». «Если у человека свобода неполная, как у нас в стране, то на улицу можно хоть как-то выйти». «Все хорошо в определенном количестве. И свобода тоже не должна быть абсолютной. Все в мире должно быть в умеренном количестве». «Свобода творчества должна быть ограничена некими рамками приличия. Плоды же творчества, выходящие за пределы этих рамок, должны изолироваться от общества». «Может быть только ограниченная свобода». «Излишек свободы развращает нас». «Свобода прекрасна лишь в умеренных рамках». «Свободу, как лекарство, нашему израненному обществу нужно давать дозированно». «Свобода должна быть предоставлена всем, но в определенном количестве. Как и в любом другом деле, здесь главное не переусердствовать».
Не могу не привести размышления одной одиннадцатиклассницы:
«Нужна ли мне свобода? Нет!
Боюсь, я одна из тех людей, которые привыкли подчиняться другим людям. Именно привыкла. Я ведь не способна что-то сделать сама. Я не определилась в жизни, кто я и кем стану. Я не знаю, что делать после того, как я окончу школу. Я жду, когда мне покажут, чтобы я пошла в то или иное училище.
Если мне дадут свободу, то боюсь, что я стану или алкашом, или ранней матерью. Я благодарна матери, что она меня не отпускает гулять, а если и отпускает, то только до шести вечера.
Если мне дадут свободу в одежде, меня выгонят из школы или опять же изнасилуют за вульгарность, ведь от одежды зависит твое поведение.
Я абсолютно не имею своей точки зрения, у меня ее просто нет. Я знаю, что многие люди боролись, отдавали свои жизни лишь за одно право - быть свободными. Я считаю себя довольно ненужным человеком, ведь ничего хорошего в жизни не сделала. Хотя были у меня хорошие поступки с моей стороны. Я спасла девчонку от смерти, я помогала многим людям морально, но не сделала ничего хорошего для страны.
Знаете, я бы себя неплохо ощущала какой-нибудь рабыней. И при этом называла своего управляющего благодетелем».
Я позвонил учительнице. Мне сказали, что это не бравада, не розыгрыш, а написано искренне и честно.
И вот о чем я сейчас подумал. Как часто мы, вместо того чтобы слышать своего ученика, выслушать его, понять, заставляем его просто выучить какую-нибудь нравственную лабуду и писать ее в сочинениях... И вместе с тем я хорошо понимаю, как это трудно - разговаривать с инакомыслящим учеником, как трудно спорить с ним, убеждать, возражать. Ведь часто самого учителя и в школе, и в вузе прежде всего фаршировали лишь суммой сведений, и опыта дискуссий, обсуждений, споров у него нет. И как это опасно... Вот совсем недавно одного старшеклассника чуть не растерзали за выступление в Берлине. Да что старшеклассника… Хорошо помню, как мне после открытого урока по поэме Александра Блока «Двенадцать» с тревожными интонациями сказали: «А почему вы не раскрыли на своем уроке руководящую роль партии в Октябрьской революции?» Но я был тогда городским методистом, меня поддерживали и гороно, и отдел школ горкома партии. А через несколько десятилетий в одном городе учительница, защищаясь от претензий приезжего инспектора, сослалась на мою статью в «Учительской газете». И ей сказали: «Учительская газета» нам не указ. Вот будет распоряжение министерства, тогда другое дело».
И я очень хорошо, слишком хорошо понимаю стремление учителя защитить ученика и защитить себя проверенными формулировками и абсолютно прописными истинами. Но вот в чем трагедия. Все эти формулировки и все эти истины сплошь и рядом абсолютно бесполезны. Миллионы людей в вузах изучали марксизм-ленинизм. И в вечерних университетах марксизма-ленинизма. Но скажите, кто из всех этих миллионов в трагический для партии марксизма-ленинизма день, когда закрывали ЦК, обкомы и райкомы, пришел, чтобы защитить все эти идеи? Нас учили верности идеям. Но не говорили, что при этом сами эти идеи постоянно нужно проверять на их верность.
Но вернемся к нашему сочинению. Кто же должен определять количество отпускаемой людям свободы?
«Я считаю, что свобода - это независимость, но в рамках Уголовного кодекса Российской Федерации». «Являясь гражданином, человек как бы заключил с государством договор о передаче ему части своей свободы взамен на защиту и обеспечение нормальной жизнедеятельности». «Уровень свободы в стране определяется руководством согласно целям и средствам». «В нашей стране просто не может существовать полная свобода и необходим контроль. Даже свободу слова нужно ограничивать, так как если каждый будет иметь право нести с экранов чушь, то мы просто перестанем быть культурным обществом. Все должно быть в меру, свободы тоже». «Свободы не может быть без личности, стоящей над всеми людьми». «Только руководящая рука руководителя-царя может наш народ держать в руках». «Пусть уж лучше будет жесткий порядок в стране и люди не будут бояться выходить на улицу. Я считаю, что на сегодняшний день Россия не готова к свободе. Ей нужен жесткий порядок».
И лишь четыре человека (а это 3,4%) написали о том, что «свобода человека накладывает на него определенную ответственность», что «одной из главных характеристик свободы является ответственность». «От нас зависит, в каком мире мы проснемся завтра».