Полезно ли человеку быть терпимым к инакомыслию, принимать в расчет чужое мнение? Да, причем полезно в любые времена, а в наше сложное агрессивное время, в нашей политически неоднородной, многонациональной, поликонфессиональной и мультикультурной стране полезно многократно. А знание философии способствует воспитанию терпимости, как никакое другое.
Поясню. Мировая философия (прошу не путать с советским диаматом!) во всей своей полноте широка и разнообразна. В ней уживаются сотни философских учений, существенно различающихся видением действительности. Подобное сосуществование возможно благодаря «принципу философского примирения» - все философские теории истинны, если они внутренне непротиворечивы. Понимание же того, что взгляды на любой предмет могут быть очень разными, даже противоположными, делает философское мышление не только широким, но и мягким, на деле принимающим факт того, что истина относительна, что по-своему правыми могут быть и другие люди, что существует множество правд.
Философски мыслящий человек мягок, терпим, толерантен, и это позволяет ему ладить не только с окружающими, но и с самим собой, быть спокойным, доброжелательным.
А разве не полезно иметь добрые семейные отношения, правильно организованный быт? Читайте великих философов, читайте Конфуция, Платона, Эпикура, того же Канта, и вы узнаете, как сделать вашу жизнь долгой и счастливой. Будьте умеренными, желайте малого, соблюдайте ежедневные ритуалы, будьте аккуратными, не злословьте, не имейте плохих мыслей, уважайте окружающих, и качество вашей жизни существенно повысится. И одно дело - когда об этом говорю я, а другое дело - когда вы узнаете эти нехитрые, казалось бы, рецепты от мудрецов, мастеров слова и кумиров мысли.
А разве не полезно правильно воспитывать и учить детей? Почитайте Локка, он создал прекрасную и последовательную систему воспитания. От него вы узнаете, что настоящее воспитание должно включать в себя интеллектуальное, нравственное и физическое, что необходимо объяснять практическую пользу любого, даже самого сложного, знания, что следует учить детей трудовым навыкам, чтобы они могли полностью себя обслуживать, - вот, оказывается, какими должны быть джентльмены!
А разве не полезно, будучи даже человеком, далеким от науки, знать, что говорит современное естествознание об устройстве Вселенной, о микромире, о пространстве, о времени? Физика стремительно идет вперед, и ее результаты давно отличаются от того, что написано в учебниках и в энциклопедиях. Но сами физики редко находят время для того, чтобы популяризировать только что открытое, а без этого их труды мало кому под силу понять. А вот философия науки берет на себя этот тяжелейший труд - разбирается в новейших результатах естествознания и интерпретирует их для неспециалистов. И именно благодаря ее усилиям всякий может узнать, что такое теория струн и фракталы, и не верить бредовым псевдонаучным телепередачам и продавцам чудотворных нанокремов.
Знающий философию терпим, мягок, покоен более, чем не знающий ее, имеет представление о собственной персоне и о мире, знает, как вести себя в сложных ситуациях, понимает, как быть здоровым, как сделать приятной свою повседневность, и просто много знает, и это приносит ему значительные личные пользы. Но есть и несомненные общественные пользы, следующие из знания философии. Я не буду говорить о нравственности, я не буду говорить о ценностях, хотя для любого социального устройства нет ничего практичнее осознающей себя нравственности и осмысленной системы ценностей. Я буду говорить о более конкретных общественных пользах - об умении понимать характер и причины социальных процессов и о возможности правильно управлять последними.
Хорошо известно, что в ХХ веке социум радикально изменился и заметно убыстрил свою динамику, множество общественных катаклизмов, революций, кризисов, катастроф сотрясают его все чаще и чаще. За подобными событиями нередко усматривают чей-то злой умысел, вражескую волю, заграничные заговоры. Однако современная наука утверждает: любые революции и кризисы в сложных системах - это не инспирированные извне беды, а необходимые, нередко даже полезные метаморфозы собственного развития. Философия же применяет эти результаты к социальным системам и позволяет адекватно оценить те или иные их изменения.
Возьмем распад Советского Союза, как часто всем нам приходилось слышать о врагах, уничтоживших великое государство. Но с точки зрения современной социальной философии это событие было необходимым качественным скачком, закономерным этапом развития системы, тем, что сегодня называют бифуркацией. СССР не развалили, он даже не развалился, а превратился в Россию - сам и в силу своей природы. Подобное видение происходящего позволяет извлечь уроки из исторических процессов, вместо того чтобы искать виновных или бряцать оружием.
Или взять экономические и политические кризисы, нередко и они рассматриваются как следствие чьих-то просчетов или даже происков. Но ведь и кризис - явление внутреннее, связанное со сложной динамикой самой системы и с необходимой ломкой ее прежней структуры. Кризис всегда дает новые возможности; это акт становления, приносящий скорее пользу, чем вред. Кризисов нельзя избежать, но к ним, зная их закономерность, можно подготовиться и использовать их во благо.
Философия не только позволяет понять законы развития социальных систем, но и предлагает принципы управления ими. Так, чрезвычайно важным является представление об оптимальном развитии, сформулированное современной философией на основании результатов естествознания. Оптимум - наилучшее из возможных состояний, самое эффективное и здоровое, при котором достигается баланс между внутренними параметрами системы и внешними условиями. Снова пример, на этот раз из отечественного образования. Сегодня у многих не вызывает сомнения, что Болонская система, возможно, и весьма эффективная для Европы, на ниве отечественного образования дает явные сбои. Человека, знакомого с современной философией, это не удивляет, здесь налицо недостижение оптимума, поскольку внутренние параметры Болонской системы не соответствуют внешним российским социальным реалиям. Нельзя просто так взять нечто, пусть и превосходное, и произвольно поместить его в совершенно иные внешние условия. Оно может потерять свои положительные качества, стать нездоровым и неэффективным - парижанину несладко придется в якутской тайге.
Или вспомним про жесткий бюрократический контроль со стороны Минобрнауки над вузами и школами. Знающему современную философию очевидно, что наиболее эффективными, здоровыми для любой развивающейся системы являются процессы самоорганизации. А это значит, что хорошо работать вузы и школы могут только в режиме самоуправления, когда роль контролирующих органов минимальна. Слишком жесткий внешний контроль препятствует здоровому развитию, губит систему. Исторических примеров, это подтверждающих, более чем достаточно. В том же Советском Союзе именно такой контроль и привел к стагнации экономической и политической системы. Требование минимизации внешнего контроля касается любых государственных сфер, вообще всякого бизнеса, и это чрезвычайно полезно знать нашим управленцам.
Итак, знание философии приносит вполне реальные пользы, как личные, так и общественные, философия может быть очень практичной. Другой вопрос: насколько полезно и практично нынешнее ее преподавание? К сожалению, университетские курсы философии сегодня совсем не ориентированы на практичное и полезное философское знание: в них слишком много формального, догматичного, схематичного, неживого, по сути, в стране все еще преподается советский диамат, изобилующий скучнейшими и отталкивающими от изучения философии количествами-качествами, атрибутами-субстанциями, логиками-диалектиками. Ну как понять нынешнему восемнадцатилетнему архаизмы Спинозы и Гегеля, зачем ему знать про трансцендентального субъекта и феноменологическую редукцию? Пусть все это изучают те, кто собирается специализироваться в философии. Всем прочим нужна философия практичная - живая, остроумная, интересная, дающая ответы на важнейшие вопросы, рано или поздно встающие перед каждым человеком. Ведь философия как раз и говорит о том, как жить разумно, хорошо и красиво. И именно такую философию следует преподавать, чтобы ее практические пользы были очевидны.

​Вера АФАНАСЬЕВА, доктор философских наук, кандидат физико-математических наук, профессор философского факультета Саратовского государственного университета