От Кирова до Омутнинска добираться три часа. Автовокзала в городке нет, поэтому водитель высадил меня на перекрестке в центре. На тихой заснеженной улице не было ни души, и я зашла в магазинчик. Несмотря на позднее время, он работал, хотя покупателей не было. Выходя, обратила внимание на объявление: «ООО требуется пекарь-кондитер высокой квалификации с опытом работы не менее трех лет. Режим работы 5/2. Полный соцпакет, зарплата 10‑11 тыс. руб.».
Как прожить месяц на такие деньги? На этот вопрос я пыталась ответить, пока шла к общежитию.
В маленьких провинциальных городах с работой неважно, это всем известно. Поэтому учителя относятся к благополучной категории населения, особенно его женской части. Мужчинам в моногородах проще трудоустроиться. Само собой, работой педагоги дорожат - с места на место не бегают, а если и меняют учреждения, то только с целью повышения (зарплаты или престижа). Вакансии в школах появляются редко - в связи с уходом коллег на пенсию или в декретный отпуск. Шансов найти работу по специальности уволенному по статье педагогу в таком городке практически нет. Разве что счастливый случай подвернется. Но автор письма пока не ищет работу, женщина подала в суд на незаконность увольнения и надеется восстановиться на прежнем месте работы. Пока же ей приходится жить на 4 тысячи в месяц, именно столько остается от пенсии по выслуге лет, после того как судебные приставы забирают половину в счет погашения долга по кредиту.
За что же уволили педагога? Формальным основанием явилось то, что вплоть до второй четверти она не сдала рабочую программу, хотя должна была, по словам завуча школы, представить ее до начала учебного года или в крайнем случае в первых числах сентября. Но это не единственное нарушение. В первой четверти учитель по семейным обстоятельствам покинул класс, не дождавшись конца урока (обстоятельства были форс-мажорные, и дети оставались под присмотром педагогов, но нарушение тем не менее было запротоколировано). Были и другие, более мелкие прегрешения, нашедшие отражение в школьных локальных актах. Например, в вину педагогу поставили покраску ниши для наглядных пособий и таблиц, которую она обустроила в кабинете во время осенних каникул своими силами и на свои средства (чтобы картонные таблицы не сваливались на пол, сделала деревянное ограждение ниши). Администрация сочла, что краска имеет слишком резкий запах и дети из школьного лагеря, расположенного этажом ниже, подвергаются риску. В тот день никто из начальной школы от краски не задохнулся, но бдительность, как говорится, лишней не бывает.
Это все формальные причины увольнения. В том, насколько они значительны, пусть разбирается суд. Реальные же причины иные. Их никто не скрывает, более того, о них открыто говорят обе стороны конфликта: учитель мешал спокойно работать администрации и всему коллективу. Один встал против всех, поэтому все ополчились против одного. Мирно уладить не получилось, хоть и пытались, вот и прибегли к крайней мере.
Как учитель может испортить жизнь начальству и сослуживцам? Вскрывая недочеты в работе администрации и докладывая о них вышестоящим организациям. Те реагируют на письма и обращения единственно возможным способом: организуют проверки, присылают комиссии из экспертов, требуют объяснительных с «виновников». Коллектив, само собой, тоже не остается в стороне, внеочередная сдача всевозможных планов, отчетов и других оправдательных документов ложится тяжким бременем не только на администрацию, но и на остальных педагогов. О психологическом климате в школе не стоит говорить. Хорошо, если конфликт удается скрыть от детей и родителей... В данном случае не удалось...
Мотивы у борцов за правду могут быть самые разные. Далеко не всегда они связаны с активной гражданской позицией. Причиной недовольства бывают и личные обиды, и ущемление в нагрузке и оплате, и неудовлетворенные амбиции. Встречается и сочетание самых разных мотивов. Руководство школы, о которой идет речь в этой истории, считает основной материальную составляющую: у обиженного педагога было две ставки, поскольку она несколько лет вела часы коллеги, ушедшей сначала в декрет, а затем в отпуск по уходу за ребенком. Когда же та вернулась, нагрузка ощутимо сократилась. В результате остались чуть больше ставки и обязанности по кредитам, которые были взяты в период большой нагрузки. Тяжелое материальное положение и обида стали причиной повышенного внимания к деятельности администрации.
Между тем...
В объяснение можно было бы поверить, если б не явное противоречие. Дело в том, что сокращение нагрузки произошло недавно, а конфликт, по словам директора, завуча и многих коллег, тянется в школе №6 на протяжении десятка лет (в острой фазе - семь лет). То же самое независимо друг от друга подтвердили сотрудники администрации Омутнинского района. По их словам, Зинаида Михайловна была недовольна не только нынешним руководством школы, но и предыдущим. Именно она во многом способствовала увольнению бывшего директора. Не отрицает этого и сама Зинаида Михайловна.
Для полноты картины нужно привести характеристику, которую дают Туктаревой родители ее учеников и коллеги из других школ района и Кировской области. Все, кто знает ее по методическому объединению словесников, по открытым урокам, участию в конкурсном движении «Учитель года», отзываются о ней с уважением. Родители считают ее заботливым классным руководителем, умеющим организовать и провести внеклассные мероприятия неформально и интересно. Коллеги-филологи видят в ней грамотного профессионала, инициативного и полного идей человека, не довольствующегося рутиной, стремящегося к освоению нового. Так что вне стен школы №6 репутация у Туктаревой самая хорошая. Может быть, независимое мнение педагогического сообщества и является для нее крепкой опорой, источником силы в неравной борьбе?
Зинаиду Михайловну, кстати говоря, волнуют отнюдь не нагрузка и зарплата, а, например, отсутствие дежурства в школе, низкий уровень проводимых мероприятий, игнорирование общешкольных мероприятий рядом классных руководителей... Всего Зинаида Михайловна написала около 40 жалоб, и только в последних речь шла о несправедливом отношении к ней.
...Неравнодушный педагог указывает руководству на недостатки, чувствуя свою правоту. История не такая уж редкая и тем более не уникальная. «Учительская газета» уже описывала подобные ситуации. Они почти всегда заканчивались увольнением одного из участников противостояния. Но в данном случае администрация не стала этого делать, тем самым встав на сторону руководства школы и коллектива. Представители местной исполнительной власти, конечно, не одобряют конфликт, они, по их признанию, неоднократно призывали решить его мирным путем и даже предлагали свои методы, в частности, выходили на общее собрание коллектива, индивидуально беседовали с участниками конфликта, присылали в школу №6 опытного психолога, создавали согласительные комиссии, куда включали независимых экспертов, давали развернутые ответы на каждую жалобу. Но никакие меры не помогли. Зинаида Михайловна не пошла ни на какие уступки. Даже не захотела сменить коллектив, хотя в своем давно уже не находила ни поддержки, ни понимания. А ей предлагали место в другой школе, данный факт подтвердили представители администрации.
Почему учитель столь непреклонен? Я не берусь ответить на этот вопрос. Даже ради собственного спокойствия можно было бы изменить тактику, хотя бы внешне проявлять лояльность к руководству, прислушаться к коллективу. Но нет. Отношения с коллегами со временем лишь обострялись, в последние месяцы они просто зашли в тупик. Коллектив тоже повел себя в этой истории нелучшим образом. Он дружно сплотился... против одного человека, своей коллеги. Педагоги не только не скрывали, но всячески демонстрировали свое негативное отношение к ней. Не только шепотом, но и вслух называли Зинаиду Михайловну неадекватной. Даже в местной газете состоялся публичный обмен обвинительными письмами. Газета, конечно, опубликовала все без купюр и умолчаний - история затяжного конфликта с поименным списком участников поднимала читательский рейтинг. Еще одним позором для школы стало письмо педагогов директору с просьбой оградить их внеклассные мероприятия от посещения Зинаиды Михайловны. Конечно, письмо оскорбило ее до глубины души. Она добилась приема министра образования Кировской области (он как раз проводил выездной прием граждан в Омутнинской администрации) и получила письменный ответ о неправомерности подобных требований.
Я не знаю, на что надеялся коллектив, раскачивая этот маховик. Явно не на то, что человек одумается и исправится, бойкот еще никогда никого не делал добрее и лояльнее. Нет, тут скорее расчет делался на то, что человек не выдержит травли и, доведенный до крайней степени эмоционального истощения, уйдет сам. Для этого использовались и запрещенные методы. Зинаиде Михайловне пришлось даже в милицию обратиться для защиты чести и достоинства. Однажды ей в пальто, висевшее в учительской, кто-то подложил записку оскорбительного содержания (я ее видела, текст приводить не буду, поверьте на слово). Милиционеры пришли в школу, акт составили, но отпечатков пальцев снимать не стали, просто спросили, кого пострадавшая подозревает. Тот, на кого пало подозрение, оправдался с легкостью: «Это она сама себе подложила, чтобы иметь повод для очередной жалобы». Не знаю, насколько убедительным показался сей довод работникам правоохранительных органов, но следствие было прекращено. Полагаю, что шепотом могли быть сказаны еще какие-то фразы... Об их содержании легко догадаться.
Все описанные события происходили осенью. А уже к 6 декабря администрация накопила достаточно, с ее точки зрения, оснований для увольнения неугодного педагога. Приказ был зачитан в конце рабочего дня в присутствии свидетелей и прозвучал для Зинаиды Михайловны как гром среди ясного неба. Она никак этого не ожидала, признается сегодня. Как часто делается в подобных случаях, Зинаида Михайловна в тот же день обратилась в поликлинику, где ей на законных основаниях дали больничный (российский учитель в предпенсионном возрасте с легкостью получит больничный в любой день - симптомы неврологических отклонений будут налицо). В течение двух недель опальной учительнице никто не звонил, никто не интересовался ее здоровьем и самочувствием. У нее даже затеплилась надежда, что увольнения не будет, что все рассосется само. Закрыв больничный, Зинаида Михайловна пришла в школу, чтобы вести уроки, там ее встретили ученики, обрадовавшиеся ее приходу, но администрация вновь пришла с приказом, и уроки в тот памятный Зинаиде Михайловне день вели другие учителя. Ведут их и до сих пор. Часы Туктаревой поделили коллеги. Директор призналась, что до решения суда, который должен подтвердить или отменить увольнение, школа вакансию не открывает.
Решения суда ждет не только руководство школы №6, на него возлагают надежды все, кто так или иначе связан с этой некрасивой историей, в том числе и администрация Омутнинского района. Надеется ли на победу в суде сама Зинаида Михайловна? Да, но не исключает, что суд может признать увольнение законным. Но и в этом случае она не собирается складывать оружие. Учительница готова бороться до конца, дойти до Верховного суда.
Защищает ли профсоюз Зинаиду Михайловну? Наверное, у многих этот вопрос сам собой возник в процессе чтения. Нет, не защищает, хотя Туктарева много лет возглавляла первичную организацию школы. Когда для увольнения потребовалось представление профсоюзной организации, оно было написано не в защиту, а наоборот. Позиция нынешнего лидера первички состоит в том, чтобы защитить от Туктаревой коллектив.
...Я уезжала из Омутнинска вечером следующего дня. За сутки я поговорила с большим количеством людей, с самыми разными педагогами, причем в основном опытными, имеющими большой стаж. Но вопросов появилось у меня еще больше. Ясности поездка не прибавила. Понятно стало только одно: большинство педагогов омутнинской школы №6 забыли о своем предназначении и заигрались в опасную игру, не имеющую ничего общего с образованием и воспитанием подрастающего поколения. Найдется ли человек, который вернет их к реальности?

Вакансии в школах появляются редко - в связи с уходом коллег на пенсию или в декретный отпуск. Шансов найти работу по специальности уволенному по статье педагогу в таком городке практически нет.

Как учитель может испортить жизнь начальству и сослуживцам? Вскрывая недочеты в работе администрации и докладывая о них вышестоящим организациям.

Надеется ли на победу в суде сама Зинаида Михайловна? Да, но не исключает, что суд может признать увольнение законным. Но и в этом случае она не собирается складывать оружие. Учительница готова бороться до конца, дойти до Верховного суда.


Кировская область