Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ, член Центрального штаба ОНФ:
- Тот факт, что вопрос о разделении Минобрнауки на два отдельных ведомства поднимался неоднократно, говорит о том, что это волнует педагогическое сообщество, ученых и органы власти. Но прежде чем принимать решение о создании нового административного управления, необходимо тщательно взвесить все «за» и «против», обсудить, каким образом правильно произвести это разделение, сохранив жизнеспособность и открыв новые возможности для развития обеих сфер.
В настоящее время Министерство образования и науки отвечает за очень широкий спектр вопросов, каждый из которых является стратегическим для нашего государства. С одной стороны, это система дошкольного, общего и дополнительного образования, которая закладывает основу кругозора ребенка, формирует способности и профессиональный выбор и которая в настоящее время переживает целый ряд системных изменений. С другой стороны, это все вопросы фундаментальной и практико-ориентированной науки, увеличение ее доли в ВВП страны, повышение значимости российской науки в мировом сообществе. И главное - разработки нашей науки должны становиться основой для создания новых производств или модернизации существующих предприятий. Чтобы это реализовать, нужны принципиально другие меры и решительные шаги.
При этом «слитная» система управления образованием и наукой в настоящее время понятна педагогам высшей школы. Для них важно понимать, поменяются ли с разделением на ведомства оценка их деятельности, оценка включенности в научные разработки, требования к публикационной активности. Этот вопрос затронет и школу. До сих пор остро стоит вопрос обновления содержания общего образования с учетом последних достижений науки и технологий. Поэтому очевидно, что даже при разделении Минобрнауки на два ведомства им придется находить новые пути решения стоящих на сегодня комплексных задач.

Игорь РЕМОРЕНКО, ректор Московского городского педагогического университета:
- В этом уравнении слишком много неизвестных, поэтому очень трудно говорить, к чему может привести подобная реформа. Например, непонятно, кто будет возглавлять новые министерства, а ведь именно от руководителя зависит, как будет развиваться само ведомство. В свое время я сам работал в Минобрнауки, возглавлял сначала Департамент государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования, затем Департамент стратегического развития. И если бы подобное разделение одного ведомства на два отдельных - образования и науки - произошло тогда, лично я бы воспринял это исключительно положительно. По себе могу сказать: для комфорта чиновника чем уже круг задач, которые перед ним поставлены, тем лучше. По крайней мере, так было у меня, потому что передо мною всегда ставились очень конкретные задачи. Впрочем, допускаю, что кому-то, наоборот, удобнее максимально расширить «сектор обстрела», чтобы заниматься сразу всем.

Игорь СМИРНОВ, доктор философских наук, член-корреспондент РАО:
- По понятным причинам сегодня предвыборные дискуссии от угадывания имени нового Президента России переместились в русло гаданий и слухов о грядущем реформировании федеральных органов управления. Сомнений в том, что первым будет реформировано Минобрнауки РФ, нет даже у самых наивных. За 200‑летнюю историю его реформировали более 50 раз. Оно было и комиссариатом, и госкомитетом, и министерством. Помимо «чистого» образования ведомству вверяли «дела духовные», науку, технологии, инновации. Увеличивали и сокращали штаты.
В центре дискуссий снова вопрос о размежевании науки и образования. И хотя перманентные реформы нашего министерства тревожат, надо признать, такой раздел не только назрел, но и, по сути, свершился. С переходом научных институтов Российской академии наук в ведение ФАНО в стране по факту появилось некое подобие Министерства науки, которое теперь делит деньги на научные исследования. Но делить деньги и управлять развитием науки - это совершенно разные вещи. Поэтому четвертый год идет перетягивание полномочий по управлению от ФАНО к РАН, а реформа науки зашла в тупик. Это хорошо видно и по Российской академии образования, которая безропотно, без попытки публичной дискуссии «сдала» свои научные институты министерству. Все это означает, что наука обрела новый статус - подведомственный. Академической науки в России теперь не существует. Как можно выйти из сложившейся ситуации - вопрос, требующий широкой публичной дискуссии. Но сегодня ясно одно: Минобрнауки не справилось с научной реформой. Осуществленная при его безмолвном согласии «национализация» науки стратегически бесперспективна, ее ведомственной модели нет места в будущем. Как нет места и устаревшему бренду «Минобрнауки».

Руслан ХУЗИН, учитель физики и информатики Криулинской средней общеобразовательной школы, Свердловская область:
- Сложный вопрос, но думаю, что разделение пошло бы на пользу, хотя многое будет зависеть от политики ведомства. Школы, особенно сельские, испытывают не лучшие времена, а разделение может сконцентрировать внимание на проблемах этих школ, детских садов.

Александр Кривоноженко, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН:
- На мой взгляд, целесообразнее было бы разделить Минобрнауки России на два профильных министерства. Одно из них должно заниматься дошкольным, школьным и средним профессиональным образованием, а другое - курировать высшие учебные заведения и постдипломное образование. Опыт подобной организации управления системой образования страны очень большой. В СССР управление высшей школой было выделено в особую правительственную структуру, которая занималась и средним специальным образованием. Необходимость разделения Минобрнауки России связана с тем, что сейчас эта организация занимается и детскими садами, и проблемами докторантуры. Конечно, в структуре министерства есть профильные департаменты, но в конечном счете все замыкается на одном министре и финансируется из общего бюджета министерства. В то же время сферы образования, курируемые министерством, абсолютно разные. К управлению ими необходим разный подход. Министерство высшей школы могло бы точечно сосредоточиться на традиционных и текущих проблемах вузов. А их, как известно, сейчас очень много. Однако есть в этой идее и минусы, связанные, в частности, с возможным раздуванием бюрократического аппарата.

Евгений ДРЕВАЛЬ, учитель русского языка и немецкого языка школы №75, Воронеж:
- На мой взгляд, разделение современного Министерства образования и науки на два - Министерство общего образования и Министерство науки и высшей школы - было бы целесообразно. Сейчас получается, что в ведении одного ведомства находятся три больших направления - общее образование, высшее и научная деятельность. Возможно, в таком формате министерству трудно сосредоточиться детально на проблемах среднего общего образования, и есть опасение, что школьные проблемы могут решаться по остаточному принципу. Понимаю, что есть в сегодняшнем Минобрнауки соответствующие отделы и кураторы, но если бы было министерство, занимающееся только средней школой, возможно, это было бы более эффективно.

Наталья ИВАНЧЕНКО, учитель математики, Новгородская область:
- Уверена, что разделение министерства повлечет за собой только увеличение числа ненужных чиновников и дополнительные расходы. Если создавать Министерство науки и высшего образования на уровне Федерации, то по логике нужно реорганизовывать и региональные министерства. Сейчас у нас, например, одно Министерство образования Новгородской области. Оно исполняет государственные полномочия в сфере образования, науки, организации отдыха и оздоровления детей, опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан. Как видите, спектр задач широк, но региональное министерство вполне с ними справляется. Думаю, секрет успеха не в дроблении структуры, а в управленческом таланте руководителей.

Алла Т., учитель физики, Нижний Новгород:
- Считаю, что разделять министерство глупо. Так можно только умножить армию чиновников. Науке это не поможет, а финансово ослабит страну еще больше. Наукой должны заниматься не чиновники, а ученые. Роль министерства и до революции, и какое-то время после выполняла Академия наук, совершенно независимая от вмешательства чиновников и идеологов, самоорганизующаяся структура. Нужно к этому вернуться. Ученым не нужно мешать, их не стоит ничем ограничивать. И тогда науки в нашей стране будут процветать.