Выпускница Курского педагогического института прибыла в Сибирь с крошечным чемоданчиком. Любимые книжки, юбка, перелицованная из бабушкиной, штапельное платьице, вышитое своими руками, - вот и все имущество. В туфельках горожанка бегала до самого снега, пока в колхозе не догадались скатать для нее валенки. Тоненькое пальтишко перетягивала шаленкой - квартирная хозяйка пожалела девушку. Только в каникулы Нине удалось съездить в Новосибирск, купить коричневую китайскую шубу не бог весть какой красоты, зато теплую.
- Так ведь не было ничего. Сами живы, и то слава Богу… - вздыхает Нина Григорьевна.
В первые же дни войны родительский дом во Льгове Курской области накрыло бомбой. Отец к тому времени уже был на фронте - попал на крейсер, обеспечивавший ленинградскую Дорогу жизни. Нина с мамой гостили у бабушки под Белгородом, в Прохоровке. Так там и остались вместе с другими родными, тоже потерявшими кров и дом. Зимой четверо ребятишек все больше сидели на печке: не в чем выйти, да и незачем, надо силы экономить.
- Бабушка нас спасла, - вспоминает Нина Григорьевна. - У нее сарай был двухслойный, она между досками зерно засыпала, спрятала от всех. Освободили Прохоровку в начале июля 1943‑го, после самого грандиозного танкового сражения за всю историю Великой Отечественной войны. Неделю не утихал гул снарядов, светло было и днем, и ночью - «хоть иголки рассыпай». А через год Нина с другими ребятишками уже села за парту. Учиться очень хотелось, соскучились по нормальной жизни. Через выбитые взрывной волной окна гуляли сквозняки, но школа означала мир.
И в Сибирь ехали весело - покорители! Дюжину вагонов с молодыми специалистами на Казанском вокзале провожали цветами и духовым оркестром. Родные переживали: «Там же ссыльные да медведи». А Нина ехала строить новую жизнь.
По судьбам учеников Нины Григорьевны можно изучать историю трудных лет России. С уроков никогда ребят не отдавала. У нас ведь любят - то парты таскать, то флажками махать. Всегда в ответ на просьбу спрашивала: «А новую тему вы им объясните между делом?»
Школы, где работала Нина Григорьевна, без всяких объявлений стали считаться «уклоняющимися» в точные науки - к ней специально приводили ребят, желающих поступить в технический, медицинский, педагогический…
- Юра - один из моих учеников - главный конструктор завода! А ведь черчение не любил. Я его все убеждала: «Ты ж мужчина, Юра, надо будет тебе замок вставить, а ты в схеме разобраться не сможешь». Теперь говорит, что сыновей так же убеждает, - Нина Григорьевна гордится успехами своих мальчиков и девочек, давно уже ставших папами и мамами, дедушками и бабушками.