Чтобы попасть на ближайшую остановку общественного транспорта, карбышевцам надо прошагать три с половиной километра. Водители маршруток раньше подвозили за дополнительные деньги тех, кому дойти тяжело, теперь отказываются категорически. Дорога, которая ведет в дачный поселок Аэрофлот и на станцию Карбышево, разбита так, что по ней идти трудно, не то что ехать. Даже таксисты от денег отказываются - машина дороже.
- Мне-то хорошо, здесь работаю, в магазине, - рассказывает 30‑летняя Алла Юшкова, - а ребятишкам моим в школу надо: Олеся - в первом, Влад - в третьем. Автобус школьный ходит, но не каждый день. Весной-осенью грязно, развозит, ему не проехать. Зимой, если мороз и снегом заносит, он не рискует соваться. У нас тут как-то несколько лет назад погиб водитель ночью, застрял в сугробах, вытащить некому было. Днем, конечно, полегче, но кому охота в снегу торчать?
Как сообщили в Департаменте образования Омска, за два последних учебных года подвоз детей в среднюю школу №50, за которой закреплены карбышевцы, не осуществлялся всего десять дней - то из-за поломки автобуса, то из-за морозов. Родители утверждают, что дети сидят дома неделями. Но дело не только в этом. Автобус редко заезжает в поселок - ему нужно охватить два пункта. В полукилометре от Карбышево-2 находится дачный поселок Аэрофлот, который давно не дачный, здесь живут переселенцы из районов Омской области и соседнего Казахстана. Утепляют домишки, расстраиваются, получают городскую пропис­ку. Рядом с Аэрофлотом автобус обычно и тормозит, чтобы лишние полкилометра не биться. Дети стоят посреди поля, обдуваемые всеми ветрами, обливаемые всеми дождями: ни остановочного пункта, ни навеса какого-нибудь.
- У моего сына астма, я не могу над ним так издеваться, - вздыхает Юлия П. - Пропускаем часто. Тяжело. Он в начальной школе, занятия в 11 заканчиваются, а школьный автобус домой только в три часа идет. Вот и мается там, ждет, пока все соберутся. Какие-то кружки есть, то порисует, то полепит. А он о роботах мечтает. Во Дворец творчества бы его отдать, а как добираться будет? Сама еле хожу, устала, работаю на сырорезке в сетевом магазине, график два через два. Утром в шесть выскакиваю, до автобусной остановки бегом по ночи, вечером только к десяти-одиннадцати домой добираюсь. Это семь километров в день, ну ладно, для здоровья полезно, если не сыро и не слишком холодно. Но если мне еще ребенка туда-сюда водить, я ж кони двину. Вот и получается: хочет ребенок одного, а вынужден делать другое. Мы с ним вдвоем, а получается, он сам по себе растет, бабушек-дедушек, чтоб занимались с ним, нет.
- С учетом выделяемых средств делать более одного рейса в день не представляется возможным, - ответила мне Екатерина Спехова, директор Департамента образования Омска. - Так как занятия у младших заканчиваются раньше, они могут посещать кружки и секции, которые проводят в школе №50 ежедневно. Законные представители несовершеннолетних детей вправе оформить ребенка в любую другую школу при наличии свободных мест.
Дети, которых родители оформили в другие школы, в Карбышево и Аэрофлоте тоже есть. Их доставлять родители должны сами. Диспетчер Татьяна Трушкова специально купила недорогую машину, чтобы дочь с зятем возили внуков. Впрочем, может, она и недорогая, но Татьяне пришлось несладко:
- Зарплата-то у меня 20 тысяч, но, хорошо, продавец машины растянул мне выплаты на год. За 80 купила. Экономила на всем, разумеется, ради детей. Ну немолодая, конечно, машинка, ломается все время по нашей-то дороге! Но как-то же ребятишкам образование получать надо. Мне дочь с зятем иной раз говорят: «Давай, мама, тебя отвезем, когда в город надо». Ну уж нет, бензин дорогой нынче, в школе-то нашим детям, выходит, учиться недешево, а еще и на меня тратить. Сама дойду. Хоть бы начальную школу тут сделали, детей-то много, и все больше, ведь Аэрофлот-то расстраивается.
Прописаны в Аэрофлоте сейчас более сотни семей, но поселок растет и ширится, как рассказывает Лариса Бадура, глава садоводческого товарищества:
- Все время приезжают новые люди. В районах работы нет, в Казахстане тоже, видать, не сахар. Разные семьи - у кого один ребеночек, а у кого и семеро. Ради них и едут, образование дать. Ну и то верно, вон Светлана из Называевского района, старшие выросли, поступать надо в колледжи, а общежитие не дают. Вот и поехали все вместе. Ну старшие ничего, а Зарина у нее в шестом классе, талантище. В школе в секцию танцев ходит, а на концерте пела, где ее заметили, пригласили в училище заниматься музыкой. А какая ей музыка, мать-то не лошадь туда-сюда километраж наматывать. Плачет. Вот тебе и доступное образование. Бывает часто, что, пока домик-то ремонтируют, уже и следующего ребеночка заведут, чтобы материнский капитал был. И не осудишь ведь людей, иначе им жилье не купить. А тут продали домишко да капитал добавили - уже в городе на развалюшку хватает. Тоже, конечно, ее всю жизнь ремонтировать. Но малыша отсюда до садика не натаскаешься. Хотя многие умудряются - или до остановки три километра, или прямиком до города, через пустырь, все пять. На саночки зимой посадят и волокут детишек, мороз не мороз, а работать надо. Машины не у многих, тяжело люди живут. Вечером и одному возвращаться по пустырю страшно, а с ребенком тем более. Мы, конечно, к городу относимся, но сами видите - степь голая кругом. Бродячих собак не устаем отлавливать, все время бригаду вызываю. И «скорую» не дождешься. Она ведь даже если захочет, проехать не может по нашей дороге. Но не отказывается, нет. Только за околицей останавливается, там же, где и школьный автобус, а до нее кому половину, а кому и километр по Аэрофлоту пилить. Участковых врачей, педиатра или терапевта, у нас тут никогда не было. Даже к грудничкам никто не приезжает. Как так? Зачем людей прописывают, если наплевать на них? Только пожарка одна и ездит - горят дачи. Замыкания частые. Электричество воруют все кому не лень, закидушки ставят. Так ведь кто успел до зимы утеплить домик, кто не успел, ставят обогреватели, а накручивает на счетчике столько, что голодным останешься. Жалко людей. Детей особенно. Что они у нас тут видят? Дети должны к красоте приучаться, а у нас грязь да нищета...
Я попыталась узнать, почему к малышам не приезжает врач - медицинское наблюдение детей до года находится под особым контролем, как не устают повторять руководители омского здравоохранения. Тем более что сейчас, когда Владимир Путин пообещал для поддержки рождаемости серьезную ежемесячную денежную выплату, младенцев прибавится и в Аэрофлоте, и в Карбышево. Ольга Богданова, начальник управления организации оказания медицинской помощи женщинам и детям Министерства здравоохранения Омской области, услышав мой вопрос, отвечать на него не захотела. Сообщила, что очень занята.
Зато ответил Андрей Горбачев, глава Кировского административного округа, к которому относятся и Карбышево-2, и Аэрофлот. «По вопросу отсутствия медпункта и врача необходимо обращаться в Министерство здравоохранения Омской области... По вопросу образования необходимо обращаться в Департамент образования Омска... По вопросу ремонта проезжей части необходимо обращаться в Департамент городского хозяйства... По вопросу организации маршрутов и остановочного пункта необходимо обращаться в Департамент транспорта...» - написал он в ответ на мой запрос.
Во все эти органы местные жители обращались уже не раз. Собственно, просят они немногое: сделать бы дорогу, чтобы мог ходить общественный транспорт, ведь от цивилизации они отрезаны, хоть и считаются горожанами. Сначала письма во всевозможные инстанции писал Николай Соловьев, почетный ветеран Западно-Сибирской железной дороги из Карбышево-2, теперь его дело продолжает военный пенсионер Павел Кравченко, как сам шутит, самый богатый житель Аэрофлота. Два года через суд добивался, чтобы городские власти взяли трассу на баланс, и наконец Центральный районный суд обязал администрацию Омска отремонтировать дорогу до 1 января 2017 года. Мэрия попросила отсрочки до 2020‑го, суд дал до 31 октября 2017‑го. Но ничего не случилось... Павел Кравченко даже на пикет выходил, чтобы потребовать всего лишь исполнения закона.
- Летом разберемся, что требуется - капремонт или строительство, - вздохнул Михаил Горчаков, начальник отдела дорожно-массового хозяйства мэрии. - Ремонт, может быть, сами сделаем, а строить только с помощью федерального бюджета можем, надо в программу попасть. У нас таких дорог полторы тысячи, а финансируются они на 20 процентов от необходимого. Так что раньше 2019 года не получится.
А елку на Новый год в Аэрофлоте поставили для ребятишек сами. И пригласили карбышевцев: два района города сплотила одна беда - отсутствие цивилизации...

Омск