«Развалился СССР, пришел капитализм, а с ним частная собственность, школы перешли на разные системы обучения, разные программы, почти все изменилось, - рассказывает начальник Тверского СВУ генерал-майор Юрий Федоров, а суворовские училища как были, так и остались в той же системе, в том же штате, с тем же спросом, с теми же задачами и программами».

...7 часов утра. Первый курс Тверского СВУ. Подъем в первой роте. Строем на улицу. Как в армии, без скидок на юный возраст, летом и зимой, в любую погоду - зарядка и 3-километровый кросс.

«Они 24 часа у нас, - продолжает рассказ начальник Тверского СВУ генерал-майор Юрий ФЕДОРОВ. - Через месяц они полностью «обращаются в нашу веру» и все, что мы говорим, делают от «а» до «я». И так 24 часа в день и 324 дня в году. Это там, на «гражданке», Марья Ивановна урок провела, а через час Вовочка ушел домой и неизвестно, где он болтается остальное время. А здесь он круглосуточно под нашим вниманием».

...Весь день ребят с алыми погонами на плечах от подъема до отбоя расписан по минутам. И главное в этом расписании - учеба. На каждом уроке (по 5-6 в день) каждый суворовец обязан получить оценку. На самостоятельное приготовление домашних заданий - 3 часа, но их не хватает. А получить двойку нельзя. Ритм жизни здесь таков, что времени на ее исправление просто нет. Учеба накатывает снежным комом, и глядишь, к концу месяца может встать вопрос об отчислении. К слову, по уровню знаний даже тройка, выставленная кадету преподавателем, порой тянет повыше, чем пятерка в обычной школе. Видимо, из-за такого жесткого режима мальчишки-первокурсники проходят настоящую ломку былых «штатских» привычек домашней жизни. По существу еще дети вдруг оказались в совершенно другом мире.

«Вчера я беседовал с одним из взводов, в котором собраны ребята из 12 областей. С разной подготовкой, с разным воспитанием, с разным мировоззрением, - делится своими наблюдениями генерал Федоров. - Здесь им притереться, стать единым коллективом - это привычка на всю жизнь. В 17 лет они уже способны жить в коллективе, работать, управлять, подчиняться. А гражданские ребята только лет в 20-25 после вуза начинают этому обучаться. Правда, в связи с трудностями у нас 20% отчислений. Многие ребята просто не в состоянии жить в такой армейской семье».

Почему не выдерживают? Прежде всего дисциплина. Здесь она - железная. Одно нарушение - предупреждение, второе - отчисление из училища. И никакие высокопоставленные родственники не помогут, ведь речь идет о сохранении истинно суворовского духа училища. Отступления от правил, если хотите, кодекса суворовца, могут подорвать устоявшиеся традиции. Командиры-воспитатели всячески стараются поддерживать этот дух. Мальчишки знают, что в нем нет никакой несправедливости и неправды. И личный пример старших действует безотказно.

«Командир роты у нас - добрый, можно подойти, попросить, он никогда не откажет, - говорит воспитанник 3-й роты Тверского СВУ Сергей Власенко. - Есть и строгие, и помягче. Но все офицеры у нас хорошие».

Большинство выпускников училища, естественно, связывают свою судьбу с армией. А если и нет, то знания, а самое главное умение жить в коллективе, полученные в училище, станут определяющими в их дальнейшей жизни. Кстати, семь бывших воспитанников Тверского суворовского училища удостоены звания Героя Советского Союза и России. Один из них - Владимир Недобежкин, совершивший подвиг на чеченской земле. Сегодня в «кадетке» учится его сын.

«Наши войска взяли в кольцо бандитов. Один участок занимал мой отец со своим небольшим по силам подразделением, - рассказывает воспитанник 4-й роты Тверского СВУ Илья Недобежкин. - Информация об этом попала к террористам, и они решили прорываться именно этим путем. Их было порядка 200. А с папой было человек 40. И они героически сражались».

Илья рассказывает о подвиге своего отца в бою за чеченское село Первомайское. Гордость и радость, что отец остался жив, светятся в его глазах.

А вот другая судьба. Сережа Власенко рос в семье пограничников. Мама и отец служили в комендатуре дагестанского города Каспийск. Безмятежная мальчишеская жизнь Сергея обрушилась вместе с половиной их пятиэтажки. Той половиной, где была родительская спальня...

«Мы проснулись. Вышли в коридор, смотрим - внизу ничего нет, - вспоминает воспитанник

3-й роты Тверского СВУ Сергей Власенко. - А мы на четвертом этаже жили. Внизу все кричат, развалины, кровь... Друзья наших родителей в соседней комнате ночевали. Нас и их через час с помощью пожарной машины спасли. А потом я к бабушке поехал».

Теперь суворовское училище, воспитатели и друзья по взводу стали для Сергея семьей. Сюда он попал вне конкурса, как сирота. Подавляющему же большинству воспитанников, чтобы поступить училище, пришлось выдержать нешуточный конкурс, гораздо серьезнее, чем в некоторых вузах. Однако и сложность поступления, и трудности учебы, и оторванность от дома - все это уйдет в прошлое. И навсегда останется, где бы ни работали, ни служили выпускники, память о суворовском братстве, святые понятия долга и чести.

«Признаюсь, у меня под кителем и сейчас суворовский погон, - говорит командир 4-й роты Тверского СВУ майор Юрий Придачин. - Считаю, это важно. На протяжении многих лет, невзирая на звания и должности, люди носят на груди алую частичку своей суворовской юности».