Само слово «спорт» (англ. sport - сокращение от первоначального ст.-фр. desport) изначально переводилось как «игра», «развлечение». Современный спорт - это мощная индустрия зрелищ, бизнес, который создает и формирует свою систему ценностей, имеет миллионы участников, функционеров. В отличие от труда спорт никаких ценностей не создает. Спорт - это образ и уклад жизни, где человек, как солдат на военной службе, подчиняется воле своих спортивных наставников и целью его спортивной деятельности является достижение наивысшего результата любыми путями.
В настоящее время шахматы как вид спорта благодаря наличию соответствующих компьютерных программ представляют собой очень изученную модель игры. Подсчитано, например, что продолжительность среднестатистической партии составляет порядка сорока ходов. Известно, что партия состоит из трех этапов: дебют (начало партии), миттельшпиль (середина игры) и энд­шпиль (конец игры). Дебюты изучены примерно до 20‑25 ходов. Миттельшпиль менее изучен и потому представляет собой в какой-то степени творческий процесс. Что же касается эндшпиля, то эта часть шахматной партии изучена более чем подробно. Более того, в Интернете имеется специальная база окончаний шахматных партий под названием «Таблица Налимова», к которой можно обратиться безвозмездно и получить решение практически любого эндшпиля с некоторыми ограничениями в количестве фигур на доске.
С XV века и до 90‑х годов ХХ века шахматные партии анализировались участниками турниров и их помощниками-тренерами. Зачастую исход игры зависел только от человеческого фактора. Как первооткрыватели географических объектов, великие шахматисты открывали новые нюансы игры, оставляя о себе память в виде вариантов и этюдов. В кабинетной тишине исследовались различные варианты начала партии. Так появились «Русская партия», «Английское начало», испанская и итальянская партии, вариант Ботвинника, защита Алехина и многое другое.
Задачи, этюды, которые шахматисты творили и предлагали для решения, отличались своей красотой и восхищали любителей шахмат. Однако в современных реалиях многое изменилось. Компьютер просчитывает все варианты настолько глубоко, что человеческий мозг на это просто не способен. Во многих окончаниях, которые изначально считались ничейными (теоретически), в результате компьютерной обработки были найдены варианты с победой одной из сторон.
Компьютерные шахматные программы на сегодня целиком изменили шахматное мышление. Доступность шахматной электронной базы дала возможность анализа, изучения и оценки множества самых разных позиций. Можно ли это назвать наукой? Скорее всего, нет. Кризис в современных классических шахматах налицо, и это подтверждают сильнейшие шахматисты ХХ века.
Но есть у этой проблемы сторона, о которой обычно предпочитают не вспоминать…
Знакомясь с биографиями известнейших шахматистов, можно заметить негативную тенденцию и личную трагедию в судьбах этих людей: некоторые были признаны душевно больными, другие умерли в нищете. Приведем несколько примеров.
Вильгельм Штайниц (Стейниц) (1836‑1900) в 1897 году после матча-реванша с Эмануилом Ласкером в Москве лечился в клинике для душевнобольных. В 1900 году был помещен в Нью-Йоркскую психиатрическую больницу, в которой уже дважды до этого лечился. Умер в Нью-Йорке в глубокой нищете. Он похоронен на средства немецкого Союза журналистов.
Карл Шлехтер (1874‑1918), оставшись без средств к существованию (а шахматы были для него единственным источником доходов), полностью истощенный от постоянных лишений и недоедания, умер в нищете. Врачи констатировали застарелый туберкулез, обострившийся из-за плохого питания. Гениальному шахматисту не было и 45 лет.
Акиба Рубинштейн (1880‑1961) в 1933 году тяжело заболел и был помещен в больницу для душевнобольных. Из-за нервного заболевания выдающийся шахматист прекратил активные выступления на турнирах, хотя продолжал интересоваться шахматной жизнью. После войны у Рубинштейна с новой силой вспыхнул интерес к шахматам, но, несмотря на это, его жизнь закончилась в нищете в доме для престарелых.
Эмануил Ласкер (1868‑1941), будучи профессором математики, целиком посвятил свою жизнь шахматам и в поисках лучшей доли всю жизнь скитался по планете и до последнего дня зарабатывал на хлеб шахматами.
Хосе Рауль Капабланка (1888‑1942). Еще в конце 1930‑х годов начала давать знать о себе предрасположенность к сосудистым заболеваниям. Здоровье экс-чемпиона пошатнулось, ему все труднее было выдерживать многочасовое напряжение. В 1942 году, когда Капабланка наблюдал за игрой в Манхэттенском шахматном клубе, ему внезапно стало плохо и он потерял сознание. Умер на следующий день в больнице.
Арон Нимцович (1886‑1935) умер в одиночестве и депрессии в 49 лет, так и не получив возможность сыграть матч на первенство мира, так как не смог собрать призовой фонд в десять тысяч долларов.
Чемпион мира Александр Алехин (1892‑1946) умер в третьеразрядной гостинице без средств к существованию в маленьком португальском городе Эшторил, прожив остаток жизни в пьянстве, карточной игре, зарабатывая на жизнь сеансами одновременной игры.
Этот список можно продолжать и продолжать, хотя специальной статистики никто не вел. Среди профессиональных шахматистов последнего времени можно вспомнить случаи самоубийства: международный мастер Алвис Витолиньш бросился с моста, международный гроссмейстер Лембит Олль выпрыгнул из окна, международный мастер Феликс Припис кинулся под поезд, покончил с собой и чемпион Московской области Владимир Утемов.
От душевных болезней страдали многие шахматисты - Лабурдоне, Морфи, Стейниц, Пильсбери, Роберт Фишер. Трудно назвать вполне нормальным человеком Гарри Каспарова.
При этом в судьбах известных шахматистов очень много общего.
    Как правило, все шахматисты играют в карты или другие азартные игры: от Стейница до Карпова (Анатолий Евгеньевич, надо отметить, играет во все настольные игры, и играет хорошо). Как исключение в этом списке можно назвать только Макса Эйве и Михаила Ботвинника.
    Спортивный режим шахматистов не сильно отличается от среднестатистического обывателя. Примерно две трети шахматистов курят и употребляют спиртные напитки, некоторые даже на соревнованиях. Поэтому в настоящее время стоит вопрос о допинг-контроле при проведении шахматных соревнований. В связи с этим хочется отметить, что в период соревнований - стрессовых ситуаций, особого и длительного напряжения курят в два-три раза больше, кофе, коньяк и другие стимуляторы умственной деятельности также имеют место быть.
    Ни в одной опубликованной биографии 100 известных шахматистов нет и намека на веру в Бога. Единственное исключение - набожный Василий Смыслов.
    Личная жизнь большинства известных шахматистов, которая зависела только от соревнований, проходивших в разных городах и на разных континентах, также складывалась по-разному, но тяжело.
    Немногие шахматисты реализовали себя в других областях жизни, хотя при этом имели большие разносторонние данные (Алехин, Капабланка, Яновский и другие). Можно отметить Михаила Ботвинника - доктора технических наук, Макса Эйве - профессора математики, Эмануила Ласкера - философа и мыслителя, математика.
Все это истории людей, которые формировали и формируют шахматное мировоззрение как на шахматной доске, так и в жизни. Куда ведут эти дороги? Кто несет ответственность за это, казалось бы, мирное мировоззрение?
Во все времена жить посредством шахмат можно было только узкому кругу шахматистов, которые участвовали в розыгрыше чемпионатов мира (их очень немного). Поэтому каждый чемпион всегда выставлял жесткие финансовые и иные условия, связанные с длительным отбором, с матчами-реваншами, и все чемпионы до последнего почему-то настаивали, что ничейный результат трактуется в пользу действующего чемпиона (позднее Карпов, когда сыграл матч вничью, предложил новое звание в случае ничейного результата - сочемпион, что, безусловно, более справедливо).
Обратная сторона чемпионатов мира всегда одинакова. Годами, изматывая соперника психологически до игры отборочными соревнованиями, финансовыми условиями, изменениями сроков проведения матчей, чемпион и претендент пребывали в состоянии ненависти друг к другу. Зачастую они даже не разговаривали и не приветствовали друг друга, пока и это не оговорили в правилах специальным пунктом.
Шахматы - игра, опасная для психики. Если не имеешь внутренних сил к сопротивлению, то дело может кончиться больницей. Шахматы - это ловушка. Они сильнее человека, их тайну все равно не разгадать. А если человек не может поверить в это, он не может согласиться с поражением, поэтому нередко готов положить на плаху и талант, и здоровье, а некоторые и жизнь.
Многие родители интуитивно чувствуют, когда шахматы развивают ребенка, дополняя школьное образование и помогая ребенку учиться принимать правильные решения, а когда превращаются в болезненную и всепоглощающую страсть. Но ведь то же самое и с физическим развитием, занятиями физкультурой и спортом. Где-то до первого-второго разряда наблюдается стремительный взлет независимо от того, гимнастика это, лыжи, гири или шахматы, но потом наступает та черта, где нужно родителям и детям остановиться и принять взвешенное решение о том, стоит ли дальше двигаться в том же направлении. А по сути, принять решение о смысле вашей жизни и вашем предназначении.

​Виталий ПОЛОУДИН, руководитель Научно-методического центра шахматного образования при Фонде развития шахматной культуры имени гроссмейстера В.А.Алаторцева, кандидат педагогических наук