Сегодня региональный рынок труда - проблема из проблем. И ее решением занимаются несколько ведущих структур, в первую очередь Главное управление труда и социального развития, а также Департамент службы занятости. Ими составляются прогнозы развития областного рынка труда, а как итог - управление образования уже три года подряд получает большой сводный прогноз потребностей различных отраслей экономики в кадрах и рабочей силе. Последний такой документ рассчитан на несколько лет с 2004 по 2008 год. В нем все расписано: прогнозируемое количество работников отдельно по каждой отрасли, по уровням образования, с заявками предприятий на целевую подготовку и так далее. Например, на 2004 год дополнительная потребность в кадрах в материальном производстве составит 18100 человек, а в непроизводственной сфере - 7213 человек. Прогноз дополнительной потребности в работниках с начальным профессиональным образованием в промышленности - 13042 человека, а конкретно, например, на 2004 год - 3862 человека и так далее.

Мы знакомим с этим прогнозом вузы, учреждения среднего и начального профобразования, а они соответственно строят свою дальнейшую работу, планируют открытие новых специальностей и даже факультетов. Воронежский государственный архитектурно-строительный университет в прошлом году открыл 10 новых специальностей, опираясь на этот прогноз. И пусть для начала набрали не очень много студентов (есть группы человек по 12), но этого пока достаточно, а развитие продолжится. В этом году архитектурно-строительный университет открывает шесть новых специальностей. Похожая картина и в других наших ведущих вузах. В итоге, если в 1995 году все вузы области готовили студентов по 180 специальностям, то в нынешнем году их уже 216. Практически нет проблем по трудоустройству ребят, закончивших профессиональные училища. Строители, токари, сварщики, слесари - спрос на них большой, особенно на токарей. В училище № 3 первый раз за последние пять лет набрали группу токарей. Первый раз! Ими уже бросили заниматься, решили, что лучше повара подготовить. Хотя это училище было базовым для авиационного завода. Но чтобы сохранить педколлектив и само образовательное учреждение, пришлось ребят учить на поваров. Теперь наконец возвращаются к своим главным специальностям.

- Аанатолий Михайлович, если говорить о социальном партнерстве, какая-то работа в этом направлении ведется?

- Раньше мы это понимали как шефство предприятий над учреждениями образования. Директор завода отдал училищу станок с ЧПУ, а училище обучает для завода рабочих. Но сегодня так с директорами не повзаимодействуешь, они на это не идут. Что делать? Для начала составить совместные учебные планы и программы при участии производственников. Например, когда стали говорить о том, что профессиональные училища отдают на областной бюджет, мы обратились к руководителям предприятий. Хотите рабочих? Платите за подготовку: от 11 до 17 тысяч рублей - стоимость года обучения одного ребенка. Директора спрашивают, а сколько длится обучение? Отвечаем: три года. Как они возмутились: да чему можно учить каменщика три года?! Но мы-то ведь еще и среднее образование ему даем.

В итоге, по словам Анатолия Михайловича, проблем оказалось несколько. Первая - очень долгий, по мнению производственников, процесс обучения. Максимум - полгода, это подойдет. Второе - почему предприятие должно платить за общеобразовательную часть? Третье - все учебные планы рассчитаны на два-три года обучения, но никак не на шесть месяцев. Значит, надо создавать новые планы и программы. Еще проблема - оборудование и производственная практика. Сельхозников готовят на комбайнах, которые уже давно не используются. А новый ни одно училище не купит - очень дорого. То же самое и с современной сантехникой, и с новыми облицовочными материалами. Откуда молодому «пэтэушнику» знать, как со всем этим работать, если он ничего этого в глаза не видел?

Выход решили искать на производстве и снова обратились за помощью к директорам предприятий.

- Попросили их вместе с нами сесть и хорошенько подумать, какого работника нам надо подготовить, - продолжает Анатолий Михайлович. - Начинаем от плана и учебной программы. А дальше - практика. Двухмесячная, по некоторым специальностям до трех месяцев. Предприятия могут предоставить рабочие места, желательно оплачиваемые. До сих пор они говорили нам: приходите, но заплатите нам за эту практику! А сейчас мы добились того, что во время практик предоставляется уже 48 процентов платных мест. То есть дети получают деньги, зарплату. И постепенно, день за днем, подросток привыкает к своему рабочему месту, к коллективу, и многие ребята потом возвращаются на этот же завод работать. Вот вам и трудоустройство.

Есть и несколько мер, с помощью которых область решает проблему занятости молодых специалистов - вчерашних выпускников вузов. Первое - целевой набор, в среднем он составляет 30 процентов от общего количества бесплатных мест, а в некоторых вузах, например, в педагогическом университете - почти половину. Большая часть целевиков, до 80 процентов, после окончания учебы возвращается к себе в райцентры и села, где их уже ждут рабочие места.

Кроме этого, есть дополнительный заказ на подготовку специалистов. Называется он областным, существует уже третий год и финансируется из областного бюджета. Каждый год в несколько вузов области, в том числе в медицинскую академию и в аграрный университет, принимают до 140 первокурсников. Их обучение обходится области в 2,5 миллиона рублей в год. Понятно, что выпускники, подготовленные по областному заказу, востребованы на рынке труда. Он еще учится, а рабочее место его уже ждет.

Воронежская область

Андрей ВАЩЕНКО, ректор Волгоградского института бизнеса, кандидат экономических наук:

- Что нужно реформировать в профессиональном образовании? Главное, за образовательную услугу должен платить ее заказчик. Если государству нужен специалист, за него должно платить государство. Если предприятию, то платить должно предприятие. Молодой человек не хочет по окончании вуза быть никому обязанным? Дайте ему возможность оплатить свое обучение. Общество созрело до понимания того, что не бывает бесплатного образования. Каждый студент обходится бюджету минимум в 200 тысяч рублей. А сколько выпускников потом не работают по специальности? Давайте и об этом вспомним! Государство и мы, граждане, несем колоссальные потери в виде высоких налогов, низких пенсий, ничтожных детских пособий. Потому что фактически мы сами оплачиваем «бесплатное» обучение. Пока халява будет продолжаться, коммерческие структуры, получающие сегодня абсолютно бесплатно выпускников, не будут инвестировать образование и не будут заинтересованы в приеме молодых специалистов. Перекосы в финансировании образования наносят ущерб не только высшей школе, но и национальной безопасности страны.