Поэтому больше плюсов, чем минусов я вижу в отмене отсрочки от армии. По крайней мере, юноши не будут идти в вузы, только чтобы не служить. Сегодня жизнь другая, и школьникам нужно объяснять, что работа - это не только деньги. Вот молодые немцы заканчивают гимназию в 18-19 лет. И подавляющее большинство из них идет получать профессиональное образование без отрыва от работы, а по окончании они получают сертификат. Это внутрифирменное, модульное обучение: учат и теорию, и практику. Потом из этих учеников около 15 процентов идут в университет. У нас же идеология такова: после школы только в вуз.

Вот и получается, что школа и вуз работают на себя, а не на общество. Системы профобразования фактически нет, техникумы и ПТУ скатились на подготовку бухгалтеров, юристов и секретарей. А авиации нужны квалифицированные специалисты. Однако все кадровые ресурсы текут в нефтяную отрасль.

Наше ОКБ разрабатывает и военные, и гражданские самолеты. Военная техника всегда хорошо продавалась за рубеж, да и финансирование армии сейчас восстанавливается. Мы много лет «кормили другие страны своим оружием», но это в прошлом, сегодня, в основном, Китай и Индия покупают нашу военную технику. Получается, что мы вооружаем армии других стран, обучаем их кадры. А потом они сами начнут выпускать военную технику или перекупят наших специалистов.

Недавно принято решение создать единую авиационную корпорацию. Если государство будет уделять внимание нашей отрасли не увеличением пошлин на иностранную технику, а прямыми инвестициями и поддержкой производителей, то тогда мы выживем. Ведь производить самолеты выгодно большими партиями. И эта работа практически всегда - результат кооперации.

У ОКБ есть перспективы развития. И нам нужны лучшие инженерные и рабочие кадры. Причем мы - опытно-конструкторское предприятие. Только рабочих нам требуется несколько сотен, но на заводах, с которыми мы объединены в холдинг, остро стоит проблема их подготовки. Поэтому на вопрос о том, какие нужны специалисты, один из ответов - энтузиасты, как инженеры, так и рабочие. Потому что здесь зарплата не на первом месте - это не очень выгодный бизнес.

Кстати, недавно приезжали к нам двое специалистов из корпорации «Боинг». И мы их спросили: как, идут к вам люди работать? Оказывается, и у них с этим не так просто, как кажется. Работники корпорации регулярно ходят по школам и рассказывают ребятам о том, что такое авиация.

В ОКБ мы делаем опытные образцы самолетов. Их мало, но это сложное машиностроение. Так что романтика-то имеется, а работа в железками молодых отпугивает. В нашем профильном институте МАИ конкурс низкий. Более того, сегодня треть поступивших в вуз, не защищают диплом - велик отсев в процессе обучения. Еще 10 лет назад такого не было. Все потому, что выпускники, освоив, к примеру, основы конструирования, находят себе другое применение. Например, занимаются изготовлением мебели. Это оказывается более простым и легким.

Чтобы иметь нужных инженеров, нам необходимо кооперироваться с несколькими вузами. Мы с 4-го курса МАИ берем студентов на практику. Если начальники отделов готовы их принять, то оформляем на полставки. Но, конечно, это не москвичи, по большей части это неизбалованная молодежь из Подмосковья или других городов. Кстати, руководители нашего ОКБ оканчивали в свое время вузы Харькова, Саратова, Омска.

Раньше руководящие кадры выращивал комсомол и в школе, и в техникуме, были еще и стройотряды в институте. Теперь мы озабочены тем, кто придет на смену нынешним руководителям производства и ОКБ. Поэтому у нас предусмотрен карьерный рост. 30-летний начальник отдела и выше - не диковинка. Молодежи у нас около 18%, в основном это инженеры. Причем еще несколько лет назад на предприятии, как и во всей стране, было крайне мало работников среднего возраста. Теперь мы выращиваем из зеленой молодежи свой «средний класс».

Сергей РЯКОВСКИЙ, заместитель генерального директора по кадровой политике ОАО «ОКБ Сухого»