В битве за Москву в общей сложности участвовали свыше 7 млн человек. Это больше, чем в Берлинской операции, включенной в Книгу Гиннесса как крупнейшее сражение Второй мировой, и больше, чем силы противников на западном участке фронта после высадки в Нормандии.
Битва за Москву прошла в два этапа: оборонительный (30 сентября - 4 декабря 1941 г.) и наступательный, который состоял из контрнаступления (5 декабря 1941 г. - 7 января 1942 г.) и общего наступления советских войск (7 января - 20 апреля 1942 г.).
На Москву немец бросил больше танковых и моторизованных дивизий, чем применил в мае 1940 года против Франции, Бельгии и Нидерландов, вместе взятых. От общего количества военной силы, сосредоточенной на советско-германском фронте, на Москву нацеливалось 75 процентов танков (1700 машин), 33 процента орудий и минометов (свыше 14 тысяч единиц), около 50 процентов самолетов (1390) и 42 процента личного состава (1,8 млн человек).
В результате контрнаступления под Москвой и общего наступления немецкие части были отброшены на 100-250 км. Полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей.
Битва за Москву стала переломным сражением в плане психологии - немцы узнали «русского Ивана», который не шел в плен и отстреливался даже из горящего танка. Немецкий рядовой А.Фольтгеймер писал жене в декабре 1941 года: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Умоляю тебя, перестань мне писать о шелке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую».
В битве за Москву массово использовались аэростаты. Сотни аэростатов висели в небе Москвы, затрудняя немцам прицельное бомбометание. 7 декабря на одном из постов аэрозаграждения оборвался трос аэростата. Командир поста сержант Дмитрий Велигура ухватился за него и уже через несколько минут оказался на высоте 1500 метров. Несмотря на холод и ветер, сержант смог добраться до оболочки аэростата и стравить газ через специальный клапан. Аэростат с сержантом приземлился в 110 километрах от поста аэрозаграждения. За мужество, проявленное при спасении дорогостоящего аппарата, сержант был награжден орденом Красного Знамени.
11 декабря 1941 года конюх села Лишняги Иван Петрович Иванов повторил подвиг Ивана Сусанина, заведя в глубокий овраг Белгородские Сосны немецкую автоколонну из 40 машин. Выбраться из оврага немецкие машины, груженные оружием и провизией, так и не смогли. С Иваном Ивановым немцы расправились жестоко. Герой был посмертно награжден орденом Отечественной войны.
Внесла свой вклад в победу над врагом и простая учительница из Красной Поляны Елена Горохова, которая сообщила командованию Красной армии о передислокации немецких частей с дальнобойными артиллерийскими батареями.
В ходе битвы за Москву гитлеровские военные трибуналы осудили 62 тыс. немецких солдат и офицеров за дезертирство, самовольный отход, неповиновение. Тогда же с занимаемых постов были сняты 35 высших чинов.
Во время битвы за Москву метрополитен выполнял не только функцию бомбоубежища. На станции «Курская» располагалась библиотека, в метро также работали магазины, парикмахерские. За годы войны в «подземке» родились 217 детей.
Чтобы сбить немецкую авиацию с толку, во время битвы за Москву в столице действовал указ о затемнении. При угрозе авианалета запрещалось включать свет в квартирах. Запрет был настолько жестким, что по стеклам забывчивых граждан могли стрелять патрули, чтобы напомнить. Темнота была такая, что люди даже сталкивались на улицах. В конце ноября 1941 года в продаже появились светившиеся в темноте карточки, которые можно было прикрепить к одежде. Стоили они 1 рубль 60 копеек.
7 ноября 1941 года, в самый разгар битвы за Москву, на Красной площади прошел парад в честь 24-й годовщины Октябрьской революции. Прямо с парада солдаты отправлялись на фронт.
Перед битвой за Москву в городе были проведены работы по маскировке особо важных зданий. Чтобы дезориентировать противника, выстраивались даже ложные городские кварталы с комбинацией различных макетов по типу городских зданий. На Красной площади были выстроены искусственные улицы, на кремлевских стенах были нарисованы стены домов и черные «дыры окон». Мавзолей же превратился в натуральный дом с двускатной крышей.
Об этом сегодня говорят мало, но поздней осенью 1941 года из Москвы начался настоящий исход жителей. Москва опустела, имели место стихийные акции мародерства. Сталин даже распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты Москвы. Только приказ о том, чтобы к паникерам, мародерам и беглецам применялись самые решительные меры, вплоть до расстрела, смог остановить панику и массовый отток из Москвы.
Одной из причин поражения немцев зимой 1941 года многие историки считают мороз. Однако температура в декабре 1941 года не превышала минус 20 °С (в отличие от аномально холодного 1940 года - в январе температура достигала отметки в минус 42,1 °С).
Полки 78-й дивизии, которыми командовал полковник Афанасий Белобородов, стояли на рубеже 3-4 километров от города Истра, прикрывая отход 16-й армии. Когда немцы начали форсировать Истринское водохранилище прямо по льду, командование армии распорядилось открыть плотины водохранилища. Уровень воды в водохранилище резко упал, лед просел, и немцы были вынуждены остановиться на несколько суток.
17 ноября 1941 года советским командованием был издан приказ, в котором предписывалось «лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом». Во исполнение этого приказа 18 ноября (по другой информации - 20 ноября) командиры диверсионных групп получили задание сжечь 10 занятых немцами деревень. На все отводилось от пяти до семи дней. В один из отрядов входила Зоя Космодемьянская, подвиг которой навсегда остался в истории.
«Дедушка спецназа» Илья Старинов вспоминал, что Иосиф Сталин потребовал, чтобы Подмосковье превратили в снежную пустыню. Враг должен был натыкаться только на пепелища и околевать от стужи. Текст приказа разбрасывался в миллионах экземпляров на партизанские районы. В частности, там звучал призыв: «Гони немца на мороз!»
В самые трудные дни, когда немцы находились на ближайших подступах к Москве, более 100 тысяч человек записались в дивизии народного ополчения, а 250 тысяч москвичей, в основном женщины и подростки, копали противотанковые рвы.
Источник: myhistory.ru