​Продолжение. Начало в №36-39, 41-46

«В согласии с совестью и душой». «Главное - оставаться умной и человечной». «Жить, чтобы не краснеть от сделанного». «Жизнь нужно прожить по-хорошему». «Нужно прожить жизнь с достоинством». «Всегда везде нужно оставаться человеком». «Найти хорошую работу, вый­ти замуж за любимого человека, воспитать умных и добрых детей. И оставаться до конца достойным человеком».
«Для того чтобы жить счастливо, нужно не только брать, но и отдавать». «Брать от жизни все и отдавать по максимуму». «Жить так, чтобы на мою могилу поставили хоть одну свечку в память обо мне и чтобы было кому поставить». «Остаться крупицей в песочных часах памяти человека».
«Дело, которое вызывает только положительные эмоции». «Профессия должна приносить ощущение востребованности, ощущение того, что занимаешь свое место». «Ужасно ходить на работу и ненавидеть ее всем сердцем». «Страшно делать не то, для чего родился».
Семь девочек и два мальчика, отвечая на вопрос «и прожить ее надо так…», в этом «так» видят прежде всего любовь.
«Я пишу о том, что заставляет жить даже в самые темные времена, что дает нам силы. Ведь это так прекрасно, не так ли, когда можно идти, не оглядываясь, ибо чья-то крепкая фигура прикрывает тебя». «Прожить жизнь нужно так, чтобы помнить каждый взгляд, каждую улыбку той, которую любишь. Жить так, чтобы каждая секунда рядом с ней длилась годами. Запечатлеть каждую мелочь, связанную с ней. Помнить ее нежную улыбку, едва мелькнувшую на губах при виде маленького ребенка. Жить надо так, чтобы не понимать, что для тебя дороже: она или весь мир».
Про разное другое:
«В XXI веке не обсуждают, отдал ли ты свои силы борьбе за освобождение человечества или не отдал. В XXI веке говорят о том, думает ли Вася Пупкин о ком-то, кроме себя. Если да, то это уже немало».
«Я на своей шкуре почувствовала, какова ценность жизни: я потеряла самого дорогого и близкого - свою маму. И эта потеря мне показала, что человек может покинуть этот мир в любой момент».
«Я думаю, что жизнь надо прожить так, чтобы после тебя что-нибудь осталось. Совсем не обязательно строить социализм, как Корчагин. Это идеал. В наше время ценности и смысл жизни могут быть совершенно другими. Мне кажется, что любой нормальный человек, особенно мужчина, хочет создать семью, иметь детей, иметь крышу над головой и определенный капитал. Причем важен не только размер капитала, но и его правильное использование. Человек может иметь миллионы и спускать деньги в казино или на дорогие машины. А можно быть представителем среднего класса, но вкладывать деньги в строительство жилья, в образование детей и их счастливое детство. И такой человек оставит после себя очень и очень многое. Конечно, его не будут знать все, но он внесет огромный вклад в будущее своих детей и внуков. Да если собрать всех таких людей вместе, то их вклад в развитие страны будет очень велик».
«Бывают и такие моменты жизни, когда вопрос «Почему меня мама родила?» всплывает из глубины со всем своим негативом, который накопился у меня на душе. От него частенько страдает моя мама. Мы ссоримся. А ведь я - это ее смысл жизни. Может, я ее и не понимаю, но этот вопрос еще будет всплывать, пока я не найду свой смысл жизни».
И трижды появится на страницах сочинения Павел Корчагин, воспринятый как идеал. В двух работах как недостижимый сегодня, в одном - как пример для «юноши, обдумывающего житье» и сегодня.
«Но не стоит забывать и таких людей, как Павел. Они все еще есть и стараются изменить весь мир к лучшему. Вот только в современной жизни у них почти нет шансов. В наше время очень многое зависит от денег и связей: и просто человек не может ничего изменить в глобальных масштабах. Так что нам остается смирить свои амбиции и стараться во благо более узкого круга людей, а точнее - своей семьи».
«Я думаю, что если бы существовала сейчас некая всепоглощающая вера, я могла бы увлечься ею, юные сердца легко зажечь. Но такой идеи нет. Да и трудно теперь нашему народу снова во что-то поверить. Годы фальшивой веры, события девяностых сделали свое дело. Во мне живет и понятная склонность романтизировать все, в том числе и идеи, подвиги и т. д., но и доля скепсиса. Просто потому, что я вижу то, что происходит вокруг. И потому, наверное, что я родилась и выросла во время крушения идеалов и идей».
«Наша цель может и должна быть только одной: не сломаться под этим гнетом, не дать поработить себя. Вокруг коррупция, продажность. В борьбе со всем этим злом - цель моей жизни. Жить нужно так, чтобы бороться и сопротивляться. Все силы отдать борьбе! Никогда не надо опускать руки. Потому я полностью согласен с тем смыслом жизни, который был у Павла Корчагина. Будущее за нами! Ради того, чтобы оно было светлым, стоит бороться».
За сумятицей этих выписок из сочинений - сумятица самой той жизни. К тому же не стоит забывать и о том, что так точно было отмечено Блоком и о чем мы уже говорили: «порывам юных лет» свойственна «крайность мнений». Юношеский максимализм - нормальная и естественная для юности форма постижения мира. Ошибки, крайности, заблуждения - все это необходимые издержки умственного производства. Отсюда необходимость дискуссий, споров, участия и учителя в этих исканиях и спорах. И вместе с тем само это многоголосие и разномыслие отрадны. Есть время вопросов, и есть время ответов. Тогда было время вопросов. Сегодня экзамен утверждает единые для всех ответы. Они привязаны в конце пособий по подготовке к ЕГЭ по всем предметам. А между тем жизнь ставит все новые и новые вопросы.
В девяностые годы, когда о роман Николая Островского вытирали ноги и презрительно отбрасывали его как «совковую» литературу, я вел уроки по роману в школе, потом напечатал в журнале «Литература в школе» две статьи о романе и включил в изданную в девяностых книгу «Время понимать» главу о «Как закалялась сталь». Жалею, что последние пятнадцать лет к роману на уроках не обращался.
Но ведь вся суть в том, чтобы ясно понимать, во имя чего сегодня мы читаем роман «Как закалялась сталь».
Вот читаю в «Литературной газете» (2004, №45) статью Анатолия Выборного: «В этом году мы отмечаем 110‑летие со дня рождения Николая Островского… После некоторого забвения, связанного скорее с изменением политической конъюнктуры, нежели литературных вкусов, интерес к роману возрождается. Это означает, что обществу вновь нужны настоящие герои, являющие собой пример мужества, чести и бескорыстия. Роман о Павле Корчагине потому не теряет своей актуальности, что его подлинная суть не в пропаганде революционного пафоса и самопожертвования во имя коммунистических идеалов. Это книга - гимн человеку, силе его духа, несгибаемой воле, позволяющей пройти через любые испытания, остаться самим собой и приносить пользу людям, преодолевая обстоятельства».
Я убежден, что хирургическая операция по отделению мужества и бескорыстия Павла Корчагина от его революционного пафоса и коммунистических идеалов для него смертельна. Ибо его нет без этого пафоса и без этих идеалов.
В 2014 году вышла монография Т.И.Андроновой «Слишком мало осталось жить…» Николай Островский. Биография». Эта книга раскрывает нам Николая Островского таким, каким мы его никогда не знали. Мы ведь выросли в убеждении, что Павел Корчагин - это автобиография Николая Островского. На самом деле это не так. Поразительно интересная книга.
Но одним из эпиграфов к ней поставлены слова «Самое дорогое у человека - это жизнь. И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Здесь поставлена точка. Но ведь это купированная цитата. Под приведенными как эпиграф словами могли бы подписаться и грибоедовский Молчалин, и гоголевский Чичиков, и бунинский Господин из Сан-Франциско. Да и вообще кто не согласится с такой формулой?
У меня есть единственное издание романа «Как закалялась сталь», в котором к известному всем тексту приложены большие куски, вырезанные в подготовке первого издания романа к печати (кстати, номер журнала «Молодая гвардия» с первой публикацией романа у меня тоже есть). Там большая глава, в которой Корчагин выступает против НЭПа, и за это он был исключен из партии, в которой будет потом восстановлен. Возвращения буржуев он перенести не может, потому что Корчагин до кончиков ногтей антибуржуазен. Вспомните хотя бы, с какой ненавистью он относится к мешочникам. И увидеть его героем нашей рыночной жизни я лично не могу.
Лучшая книга о романе Николая Островского «Как закалялась сталь» для меня книга Льва Аннинского. Автор хотел ее назвать «Обрученный с идеей». Это очень точно. Нет Павла Корчагина и Николая Островского без их идей и идеалов. И трагедия этого поколения в судьбе этих идей и идеалов. Еще раз повторю слова Твардовского: «Тут ни убавить ни прибавить. Так это было на земле».

Продолжение следует